Пандемониум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пандемониум » Улицы Лондона » Улицы Лондона


Улицы Лондона

Сообщений 91 страница 120 из 163

91

О, это было восхитительно - наблюдать, как Мина без особых на то усилий ( по крайней мере, так казалось со стороны) управляет некогда гонористым и непомерно дерзким человеческим существом - одним из тех, кто счел нас, вампиров, достаточно слабыми и негодными, чтобы упечь в гетто. Я наблюдал, как Мина делает это, практически шутя, забавляясь - не унизительно ли, маленькая с*чка? Ты идешь безвольной куклой, марионеткой, и вся твоя воля и сознание в рабстве, в подчинении. Что ты имеешь мне сказать сейчас? Ты все еще против угостить меня своей кровью? Ах да, прости, я забыл, ты даже ответить без позволения Госпожи не в силах.
К черту гребаный пацифизм - он никому не нужен. Овцы понимают только язык насилия, ибо сами говорят исключительно на нём. Как бы я ни старался относиться сносно к вам, низжим существам, не проявлять лишнюю жестокость там, где без этого можно обойтись - вы все равно рано или поздно окрестите меня кровожадной тварью. Что ж, пожалуй, я таки оправдаю это звание, терять-то все равно нечего.
- Шикарррно, - ничуть не скрывая своего восхищения сим процессом, шепнул я Мине. - Это выглядит еще более привлекательно, чем я мог даже себе представить.
Тем временем, я уже достал из сапога идеально заточенный нож, сосуд вместимстью в пинту и взял руку нашей жертвы в свою.
- Ах как жаль, что она ничего не вспомнит... мне бы хотелось, чтобы она до конца дней своих зарубила себе на носу, кто в доме хозяин, - я не имел ввиду себя, разумеется, ибо власть моя над этой девчонкой была в руках Мины - и не более того. К сожалению, я мог лишь завладеть её телом, сознание же её никогда мне не покорилось бы. Впрочем, глупости. Эти слабые существа, люди, за свою тленную шкурку они мать родную продадут!
Я сделал аккуратный надрез на запястьи - с руки сливать кровь было не пример удобнее, чем с той же шеи. Несколько минут кровь тонкой струйкой наполняла мою колбу - благо перед охотой я насытился достаточно для того, чтобы сейчас не быть овладеваемым жаждой при виде крови.
  А пока руки мои были заняты делом, я продолжал говорить с Миной:
- Для любого нормального вампира, да и не только - скажем в общем, - нелюдя, только такое будущее должно быть приемлемо. Это - цель моей жизни, - авторитетно поведал я, говоря с полной серьезностью, словно открывал какую-то очень важную тайну. - Сделать все, что в моих силах для того, чтобы это будущее настало, - добавил я. Впрочем, мне не стоило и сомневаться, когда я задавал свой вопрос, что Мина ответит на него как-то иначе.  Ну не может могущественное бессмертное существо мириться с таким положением вещей, это сдается мне противоестественным!

+3

92

Мое маленькое представление несомненно удалось! Думаю, оно было достойно оваций, однако я давала его далеко не на сцене, а потому мне было приятно услышать и просто слова Хоакина. О, да он был просто в восхищении! Что ж, когда-то и я наблюдала за действиями Ричмонда, как завороженная - ведь тогда у меня не было этой волшебной способности. Точнее сказать, была, но ведь скрытой, и открылась мне совершенно случайно. Быть может, в стрессовой ситуации она проявится и у этого вампира - кто знает? Надеюсь, он не потеряет голову от радости. Хотя уж лучше от нее, нежели от любимой дочери доктора Гийотэна. А ведь, кстати говоря, ведь нашему славному лидеру чуть было не выпала честь с ней познакомиться!
- То, что вам довелось видеть в начале, было именно Зовом, теперь же перед вами Гипноз. Да, в обоих случаях я контролирую сознание жертвы, но во втором случае мне необходимо находится от нее в непосредственной близости. Зато так я могу внушить ей все, что пожелаю! И если вы хотите оставить для нее какое-либо воспоминание заместо прикосновения вашего ножа... - на секунду я засмотрелась на тоненькую струйку крови - алой, горячей, такой манящей... но я была сыта, а потому я просто наслаждалась исключительно приятным зрелищем и продолжила негромко говорить. - То я могу это устроить. Например, вселить в нее непоколебимую веру в наше превосходство, и тогда, поверьте, не своему аморфному божку она станет молиться перед сном! - я зло улыбнулась, но, опомнившись, глубоко вздохнула и вновь заговорила. - Да, пожалуй, я хочу именно этого - чтобы низшие наконец преклонились перед существами более сильными - мне кажется, это более чем справедливо. Но знаете? Ваши речи кажутся мне знакомыми - определенно, именно такого единомышленника мне довелось встретить недавно. И что-то подсказывает мне, что вам он тоже знаком, - и я кивнула на лежащую у крыльца дома нетронутую утреннюю газету. Не важно, в прошлом ли выпуске на главной странице пестрело хитрое лицо Маклина или в этом, наверняка собеседник догадается, о чем речь. - Я права?

+3

93

Под слова Мины я закончил свою работу, методично перемотал бинтом запястье Дочери-Какого-То-Очень-Важного-Дяденьки - ведь мне не нужно было, чтобы она продолжала истекать кровью, о, это было бы настоящим расточительством!
Я на минуту задумался - может быть, и правда, позабавиться на славу и попросить Мину внушить дерзкой девчонке в голову какое-нибудь презабавнейшее воспоминание? Однако на ум отчего-то приходили сплошные извращения - да, унизительные, несомненно, относительно нашей жертвы, однако о таком бы я уж точно просить не стал. Может быть, и стал бы - если бы на месте Мины был некто подобный Йену - способный оценить грязный черный юмор.
- О, я не настолько тщеславен, чтобы хотеть поклонения, - признался я и принялся размышлять вслух. - Если вдолбить в ее белокурую голову какой-нибудь явный бред, то боюсь, малышку отправят в психиатрическую лечебницу... Так что пусть все будет просто и банально - пусть верит в то, что это её святой долг - ежемесячно отливать мне своей крови. Ну а насчет превосходства... Да, можно и так - как приятное дополнение,- мы уже беседовали между собою, совершенно не обращая внимания на нашу игрушку.
Когда Мина указала взглядом на портрет Йена, я невольно усмехнулся - со стороны это наверняка смотрелось несколько многозначительно, а потому я поспешил уточнить смысл своей усмешки:
- Несомненно, мне он знаком, - хотя мы с Йеном и не держали наше родство в секрете, все же и афишировать это не спешили. Кто знает, как могут события повернуться? К тому же, какое это имело значение? - Все мы ходим под его началом...
Я  вспомнил, как Йен радостно поведал мне, что заручился поддержкой старшей - и сомнений здесь не оставалось, ввиду он имел именно Мину. Я на секунду представил себе, как, должно быть, пришлось сдержживать себя Йену, чтобы вести себя не как обычно - да, у него была харизма и его уважали таким, какой он есть, но для начала, чтобы контакт наладился, порой приходилось ему побыть немного другим - исключительно вежливым, культурным. Я едва сдержался, чтобы не засмеяться.
-Рад, что мы с вами по одну сторону баррикад, Мина, - я побультыхал кровью в колбе, с интересом наблюдая, как лениво она плещется в ёмкости, оставляя после себя на ее прозрачных стенках красные разводы. - За это мы тоже обязательно выпьем, когда вы зайдете на огонек, правда ведь?

+3

94

Да нет, дело не только в тщеславии. Дело в том, что без слепого поклонения людей пред нами среди них обязательно найдется тот, кто попытается вновь все повернуть вверх дном. А с ним - вспоминая опыт тех же ацтеков - будут даже находиться желающие принести себя в жертву новым "богам". Не это ли мечта вампира?
- Отчего же нет, обязательно заскочу как-нибудь в ваш бар. - дружелюбно улыбнулась я и шутливо добавила, - За причитающейся мне бутылочкой коктейля.
Хм, может, мне стоит через него сообщить Йену о пополнении в партии? Что-то подсказывает мне, что эти двое не просто знакомы, а вполне-таки ладят друг с другом. Но - это не мое дело, я лишь хотела доложить об успешно проведенной агитации.
- И, да, можете передать своему знакомому, что под его началом уже стало больше на одного некроманта, а в ближайшем будущем - прибавится еще четверо закаленных в боях вампиров. - я заулыбалась, представив, сколько крови они, должно быть, пролили, раз Мастер так хорошо о них отзывался. Про самого же Ксавьера я упоминать не хотела - пусть старый друг побудет в тени, не привлекая лишнего внимания к своей персоне.
- А теперь пришла пора немного развлечься! - наверное, мой голос звучал несколько зловеще, но черт с ним - я была вся в предвкушении предстоящего. Я тишайше прошептала кое-что на ухо жертве, и отошла немного от скамейки. Девушка послушно поднялась и, подняв руки вверх, изогнула их, словно балерина, и медленно начала кружить по саду под музыку ночи. Может, это выглядело не так забавно, как пляска беззубого лорда, однако лично мне это доставляло немало удовольствия - что говорить, приятно осознавать свою силу.
- Открою вам небольшой секрет, Хоакин. Эта способность не сразу была открыта мне, я обнаружила ее спустя почти век. А потому - не отчаивайтесь, ведь - кто знает? чем еще одарит вас жизнь помимо очарования и бессмертия!
А девушка все кружила в потоке лунного света, окутывающего ее хрупкую фигурку. Точно, как игрушка в музыкальной шкатулке! Жаль, сейчас для нее не играл никто, кроме ночных насекомых. Я остановила сонную девушку и чуть приподняла ее головку, заглянув в глаза и начав шептать. - Послушай, человеческое дитя. Ты не будешь помнить ничего из того, что произошло сегодня вечером, но отныне - навеки! - ты будешь испытывать благоговение перед существами тьмы. И кроме того - будь так добра, позволь моему милому другу наведываться к тебя, когда он пожелает! - я слегка повернула ее голову, так, чтобы девушка еще раз взглянула на Хоакина, хорошенько запомнив своего в будущем частого гостя, а затем - отпустила, приказав идти домой.

+3

95

Не зря мне с самого начала Мина показалась достойным потенциальным реформатором,ведь война - это не бесконечное кровпролитие и махание шашкой, в котором женщинам не место. Та война, которую затевали мы - в ней был ценен любой желающий быть на нашей стороне.
- В сумме пятеро? - я довольно улыбнулся. - Недурно, Мина, Йен будет признателен вам за такое содействие. И, конечно же, рад. Для нас каждый новый член партии - на вес золота, ведь к нам примкнуло не так много вампиров, как мы изначально на это расчитывали. И это...мерзко. Мерзко, что многие не хотят шевелиться. Такое ощущение, что за века существования им совершенно надоела жизнь и они обленились.
Мне отчего-то подумалось, что Мина могла бы быть ему надежной подругой, так сказать, его женщиной, с которой он смотрелся бы довольно гармонично, не смотря даже на то, что у них было совершенно разное происхождение, социальный статус и манеры. Это не казалось на самом деле важным - их общая цель свила бы из них прочный союз. Но нет, теперь Йен бы точно не пошёл бы на какие бы то ни было отношения. Тали, разумеется, не в счёт.
  Мина приказала нашей жертве, о которой я, кстати говоря,уже практически забыл, начать танцевать и я оценил эту милую невинную шутку. Я не большой поклонник такого вида искусства, но сейчас мог бы и попаясничать, зааплодировав.
Открытый Миной секрет, заставил меня посмотреть на неё еще более внимательно, пристально, заинтересованно. Наверняка у меня до этого на лице была написана легкая зависть в отношении её способностей, потому она и решила таким образом меня обнадёжить. Не знаю, стоило ли мне воспринимать её слова всерьез и широко раскатывать губу, но я это сделал.
- Я бы очень этого хотел, - честно признался я. ДА ,а еще хотел бы уметь телепортироваться, обладать телепатией, телекинезом и пирокинезом. НУ и губу закатывать, разумеется, что куда более ценно в сложившихся обстоятельствах.
  Мина сделала то, о чем я просил - теперь ,когда мне снова понадобиться кровь этого сучёныша в юбке, мне не составит труда её добыть, что не могло не радовать. Потому как просить Мину каждый раз сходить со мной на такое мелкое дело - было бы в высшей степени наглостью - даже я на такое не пошел бы.
Мы уже собирались покидать место нашей охоты, когда  я понял, что и мы сами, а точнее, я сам стал жертвой. Прискорбно было это осознавать, и болььше того - унизительно... Я почувствовал себя полнейшим идиотом, когда ощутил, что в мою левую ягодицу практически бесшумно вонзилась стрела - какая изощренная месть... Я едва сдержал себя ,чтобы не ойкнуть во весь голос - таки приятного в этом было мало. Я с огромным трудом сдержался и, резко схватив Мину за руку, быстро шепнул ей:
- Нам в спину стреляли.
Это означало в равной степени как сигнал быть осторожной и готовой ко всему, так и сигнал к тому, чтобы взять оружие и ответить обидчикам.
Я с неимоверными усилиями проигнорировал торчащую в моём заду стрелу и ловко достал револьвер - возможно, над нами банально решили подшутить, но, черт возьми, херовые у них шутки, и в данном случае моё чувство юмора обиженно фыркнуло и свалило восвояси.

+3

96

Сколько себя помню, я всегда ненавидела лесть, но зато искренне радовалась заслуженным похвалам. Вот и сейчас, скорее всего, расплылась в улыбке, сама того не заметив. Все же какая удача, что Хоакин оказался "своим" - ведь с таким же успехом он мог оказаться и противником, и тогда бы я выставила себя полнейшей идиоткой. Хотелось бы мне избежать этого в будущем, надо бы и о прочих сторонниках разузнать, что ли...
- Вы правы, быть таким равнодушным к собственной судьбе - это просто жалко! - я вспомнила, как вальяжно лежал на диване Дэмиан, нисколько не заботясь о происходящем вокруг. Тьфу! Если бы я не знала его так долго, то, увидев в тот день, ни за что бы не подумала, что передо мною - некогда храбрый воин. А ведь и обращению с оружием научил меня именно он! Нет, я определенно не хотела верить в такие перемены. Уж лучше мне погибнуть в войне за правое дело, чем превратиться в безвольную тряпку под грязными ногами людей. Черт, должно быть, в этот момент на моем лице явно читалось презрение.
А Хоакин был хорошим зрителем, или, по крайней мере, хорошо притворялся. Интересно, если бы Талиция застала то представление со старикашкой, какова была бы ее реакция? Я откровенно засмеялась, представив, как бы мы водили вокруг этой лысой елки хоровод. Однако мне тут же пришлось замолчать - на нас напали! Les idiots malheureux*. И раз услышать мы ничего не успели, то, видимо, Хоакин что-то почувствовал на собственной шкуре - к великому моему сожалению! - и тут же отдернул меня чуть в сторону. Я видела, как ловко он достает револьвер - черт, я же со своим пока не настолько хорошо управлялась, а потому выхватила из голенищ сапог пару любимых метательных ножей, и стала осматриваться. Покрытая мраком улица казалась пустой, однако недалеко - причем откуда-то сверху - послышался шум, и я резко обернулась. Ха, они были на дереве метрах в четырех от нас! Видимо, один из них заметил движение моего белоснежного лица и от испуга свалился с ветки, да еще прихватив в полет арбалет - вот уж действительно кретин! Как только он поднял на меня голову, я без промедления метнула в нее один из ножей. Меткости в этом деле мне было не занимать, а потому этого бестолкового мальчишку, возомнившего из себя невесть что, больше не угодит в теплые объятия родителей. Разве что, если те уже ждут его на небесах, или где еще.
На дереве оставался еще один умник, но мой нож мог остаться в ветках, а потому я доверила его Хоакину, а сама - стала прислушиваться - мне могло показаться, но в кустах словно был кто-то еще...

*Несчастные идиоты!

+2

97

Мина отрегировала довольно быстро - как и пристало реагировать вампиру. Без лишних вопросов - что? Где? - она метнула нож в одного из дерзнувших на нас напасть. Как я и предположил - никакой особо серьезной угрозы не было, - молодняк, возомнивший себя охотниками за нечистью. Глупый молодняк. Неопытный. Криворукий - а иначе попали бы они мне как минимум в спину (разве что, юнцы не были в курсе, что анатомия человека и вампира очень схожа и что у вторых в ягодицах не содержится жизненно важных элементов)
Нет уж, жалеть их я не собирался, хотя мог бы - в конце концов, для наших жизней серьезной угрозы не было...Но их поведение- оно ведь ясно показало  однозначную позицию относительно нелюдей. А значит, из этих юнцов в будущем воспитают тех, кто будет яро выступать против нас, кто будет в рядах сжигающих деревни вампиров, в рядах тех, кто напал на венских братьев. Эта мысль добавила мне твердости и рука моя не дрогнула, когда я нажал на курок. Увы, ребята, стреляю я лучше ,чем вы, хотя тоже далеко не профессионал, каким давно пора стать. Еще выстрел. И еще парочка. Для уверенности.
Все равно все шишки летят на нелюдей - на нас списывают слишком много дерьма, чтобы бояться сейчас запачкать свою и без того некристальную репутацию.
Закончив дело с обидчиками (пусть ущерба причинили они и немного, но таки торчащая из зада стрела вызывала далеко не позитивные эмоции), я, стараясь никоим образом не выдавать этих действий, постарался вытащить из себя стрелу самостоятельно. Я был близок к успеху, но наконечник таки остался. Черт с ним, до дома догребу, а там разберусь. Ранение было явно не из ряда смертельных, а потому было стыдно даже заикаться о нём вслух. Представьте себе, обиженно так заявить женщине - "Помогите мне, прекрасная Мина. У меня в заднице стрела". Унизительно. ЧТо ж, овцы изрядно изгадили мне настроение и за это поплатились.Правда, слишком просто, но желания церемониться с ними сейчас я в себе не заметил.
- Рад был познакомиться, Мина, - я изобразил вежливую улыбку, стараясь ,чтобы её не покорёжило от покалывания и жжения в месте ранения. - Спасибо за занятный вечерок, вы встретились мне как нельзя кстати! - ах да, черт, кажется, мне полагается поцеловать руку? Простите, второй раз я эту церемониальность точно не вынесу, поэтому позвольте просто еще раз вежливо улыбнуться. - Я прогуляюсь пешком. Вдруг еще есть желающие поохотиться, - чертов наконечник в ягодице - не лучший фактор для трансформации и полёта - вот, что я имел ввиду...
=========>Бар "Кровавая Мери" =======>Старый дом на окраине гетто

+2

98

Дом у ивовой рощий =======> Старый дом на окраине гетто =====>

Кажется, у овец мания какая-то - создавать что-то огромное и монументальное. Наверное, это своеобразная компенсация собственной ничтожности и незначительности. Примерно об этом думал Йен, мрачно рассматривая высокую башню монастыря, выстроенную из крепкого камня. Монастырь наверняка носил имя какой-то очередной святой овцы, но Маклин верил только в одного святого - Святого ссука Джозефа, который прикрыл его задницу в тот момент, когда он уже готовился попрощаться со своей головой. В монастыре наверняка  полно овец, и даже если среди них нет тех, кто способен оказать реальное сопротивление, зачем пробираться через их толпища, если можно просто трансформироваться и взлететь? Поэтому в этом деле и нужны были только вампиры. Вот почему именно Хоки, и почему только двое - это уже совсем другой вопрос. Хоакин - потому что малыша действительно надо было втягивать в общее дело, а это казалось Йену достаточно безопасным (ну да, он все еще трясся над братом и вряд ли взял бы его с собой на операцию вроде ловли Инквизиторов на живца). Только двое.. да  потому что сколько же надо, чтобы "по душам" поговорить с одним слегка свихнувшимся китайцем? Лишь бы это действительно было "слегка", и он смог четко отвечать на вопросы.. А вопросов у вампиров был целый ворох - только уши успевай подставлять. Открытым оставался вопрос, как уносить овцу, если толку от него прямо на месте будет мало, но это было тем, о чем следует думать, когда оно настанет. Пока задача выглядела донельзя простой - взлететь и попасть в келью.
- Постараемся не шуметь. - Докурив последнюю сигарету, произнес Йен, кидая взгляд на Хоакина и внимательно к нему присматриваясь - никакого мандража видно не было. Да и правда, о чем он - по сравнению со встречей венских братьев, эта операция выглядела невинным пикником в парке. - После тебя, малыш. - Подмигнул Маклин брату, аккуратно поправляя каждый нож в подкладке пальто, чтобы ничего не потерялось при трансформации.

+2

99

========>Старый дом на окраине Гетто
Когда я стоял рядом с Йеном и с интересом взирал на башню, дело казалось пустяковым. Да и ничто не должно было в принципе нам помешать - кроме каких-нибудь овец-охранников, если таковые там имеются и если их вобще можно с полной серьезностью назвать настоящей помехой. Чувствовал я себя преотлично - рана от стрелы затянулась полностью, словно её там и не было. Кстати, о птичках. От наконечника я избавился в тот же вечер - мне помог лекарь на подпитии, которого я встретил в баре. "Операция" по извлечению сдавалась мне легкой и не требующей особых усилий и внимания, как например, операция на сердце и т.д., поэтому я со спокойной душой доверил свою филейную часть поддатому эвкулапу, и не пожалел. Работал он не вполне аккуратно, но зато действенно - домой я вернулся без всякой серебрянной херни в булках.
Йен смотрел на башню несколько брезгливо - он часто так смотрит на дело рук овечьих, и курил.
Да, дело было действительно ерундовым. Раз уж братец даже выпустил меня, так сказать, "на передовую", предоставив мне возможность первому попасть в нужное место, значит, угроза практически сведена к нулю.
Я демонстративно размял руки, повёл плечами, разминая спину и трансформировался. Затем я, не дожидаясь ответных действий от Йена, взмыл вверх, к нужному окошку. Очень скоро я мягко приземлился, влетев в оконный проем и замер.Дерьмо наши дела,брат...

+2

100

Практически то, о чем Хоакин только подумал, Йен тут же произнес вслух, едва приземлился на подоконник окна нужной кельи и трансформировался обратно в обычное состояние.
- Е* твою мать.. - Тихо, но с чувством произнес вампир, спрыгивая с подоконника и подходя ближе к столу, над которым виднелись ноги. Именно так - над столом. Потому что над этим столом висел в петле китаец - наверняка тот самый китаец, который им был нужен. - Видимо, совсем спятил, не вынес суетной жизни, бля*ь.. - Все так же мрачно резюмировал Маклин и быстро осмотрелся - в келье было полно книжных шкафов, стол был завален бумагами, какие-то фолианты валялись даже прямо на полу. Похоже, отшельник и правда трудился день и ночь, записывая все свои многочисленные познания о нелюдях во благо всего человечества. Вот только знал он, видимо, слишком много, и этот массив информации здорово давил ему на черепушку изнутри. В такие минуты и хочется от нее (черепушки) избавится - Маклин хорошо знал это по себе. Вот только ему хватало воли на то, чтобы просто напиться и поговорить со своим отражением, овца же избрала более легкий путь - отправилась на свои овечьи небеса. Или во что там верят китайцы? Ну да, перерождение.. - Бля*ь. - Еще раз тихо выругался Йен и поморщился. - Он висит тут уже дня три, не меньше, неужели никто не хватился? Ладно, давай лучше осмотримся - кто знает, что этот урод успел записать перед тем, как смастерить себе пеньковый галстук..
Обыск не был сильной стороной Йена. Для этого нужна какая-то определенная система, а еще неограниченный запас времени и терпения. Ни одного, ни второго, ни третьего у Маклина не было, а потому его копание в бумажках, от которого он только больше злился и яростно сопел, выглядело именно тем, чем и было - бесполезной тратой времени. Может, его брату повезет больше..

+2

101

Таки я не мог не согласиться с Йеном. Все именно так - *б его мать.
Хотя у меня была еще версия помимо суицида - мало ли, кому еще мог перебежать, словно черная кошка, дорогу больно много знающий китаец. Хотя  у обеих версий была масса слабых сторон. Но сейчас мы были здесь точно не для того, чтобы выяснять причины, по которым нужный нам человек оказался в непригодном состоянии.
Предолжение Йена было вполне закономерным - что еще оставалось делать в кельи мертвого китайца? Был бы с нами мощный некромант...Ах да, кстати, о некромантах!
- Йен, - почти себе под нос пробормотал я, уткнувшись в толстый фолиант, страницы которого живописно свидетельствовали о том ,что им часто пользовались по назначению - они были изрядно засалены и потрёпаны. - Мина просила передать, что к нам с её подачи хотят примкнуть пятеро, в числе которых один ну ооочень опытный некромант, - я со злостью впихнул книгу наместо и достал другую. - Ах черт, лучше б этот некромант был здесь. Тогда бы нам не пришлось впустую... - я попытался одним словом охрактеризовать наше бесплодное занятие, - искать неведомо что.
Одна записаная книга за другой, один том за другим... Я даже не вполне уверен ,что до моего мозга доходил смысл, что я там видел - я лишь безмозгло пробегался глазами, словно ища какого-то красочного сигнала  - "ВОТ ТУТ ЧТО-ТО ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ!"
Бесполезно. Разумеется бесполезно. Либо всю особенно ценную информацию до нас уже отсюда вынесли, либо её тут отродясь не было, либо... да мало ли может быть таких либо? Вплоть до того ,что ополоумевший китаец сожрал записи с важными открытиями.
- Что у тебя? - осведомился я, заглядывая через плечо Йена и отбрасывая в сторону очередной испещрённый записями альбом.

+2

102

Нет, возможно, в другое время, в свободное время, которого у лидера партии и без того было не так уж много, это чтиво было бы даже занимательным - он с удовольствием бы запасся бутылочкой скотча, пачкой сигарет и почерпнул бы из записей полусумашедшего дохлого китайца много новой информации о нелюдях, которой не знал даже он сам.
- Ты знал, что у женщин эльфийской расы от природы отсутствует девственная  плева? - Задумчиво пробормотал в ответ на вопрос брата Маклин и длинно выругался. - Пи*дец, какая ценная информация!
Не то, что часы - тут понадобились бы дни и недели, чтобы разобрать все эти завалы и найти среди них нечто действительно ценное. Ведь не могло такого быть, чтобы эта овца, которая принимала участие в разработке траханой сыворотки, ничего не написала об этом в своих бумажках, не упомянула хотя бы невзначай формулу.. Плевать, что он сдох - можно будет найти другого алхимика, пусть думает. На то у них и мозги, чтобы думать, разве нет?
- Мина? Некромант? Я загляну к ней на.. - Йен хотел закончить фразу, но умолк и предостерегающе поднял руку. Ровно за секунду до того, как тело окутало знакомое ощущение слабости - да, ты все еще способен шевелить руками и ногами, но ты и вполовину не так силен и быстр, как был до этого. А еще - ты нихрена неспособен трансформироваться. Вряд ли имело смысл сообщать об этом малышу - он все это чувствовал сейчас на своей шкуре, и так же, как и Йен, понимал, что это означает - Инквизиторы. - Это засада, малыш. Нас поимели. - Криво улыбнулся вампир, зажимая левой рукой один из ножей, а  правой разматывая кнут. - Гнида Томас, успел таки слить им..
Договорить Йен не успел - дверь распахнулась, и на пороге появились три фигуры в черных балахонах. Два острых предмета полетели одновременно, но в разных направлениях - арбалетный болт, направленный в Йена, и метательный нож, направленный в первого из Инквизиторов. Оба предмета своей цели не достигли - вампир просто бросился на пол, сделал кувырок и, оказавшись на четвереньках, снова метнул нож, Инквизитор же просто увернулся. Еще бы - Йен был сейчас ничем не быстрее и не сильнее обычного человека..

+2

103

На слова Йена о физиологических особенностях эльфиек я только хмыкнул - я бы предпочел, чтобы такое  свойство имели девушки-маги... Кстати говоря, книги содержали много информации подобного рода - я даже нашел среднюю длину полового органа кентавра (кто измерял-то?), мне даже стало интересно, как ЭТО могло помочь безумному алхимику в сотворении его чудо-сыворотки.
Я уже был готов вкратце поведать о своей встрече с Миной, как Йен сделал предостерегающий жест. Впрочем, еще секунда - и мне не нужно было никаких объяснений. Это чертово ощущение, которое никогда и ни при каких обстоятельствах ничего хорошего не сулит. Это ощущение бывает, как правило, перед тем, как наступает полная ж*па. В последствии возможно садистское членовредительство, глупые вопросы и много-много неприятностей. Инквизиторы. Именно их появление знаменуется этой слабостью в теле (и как люди умудряются всю жизнь проживать вот  в таком состоянии? вероятно, не зная ничего лучшего, они считают это вполне нормальным)
Я не успел даже в трех словах (разумеется, нецензурных и трехэтажных) высказать свое мнение - появились три фигуры в балахонах. Что ж, дела наши херовы, но не настолько херовы, как если бы их оказалось, скажем, шестеро. В конце концов, помимо сверхчеловеческой силы и ловкости у нас есть нажитые долгими годами умения и опыт (пф, о каком я опыте говорю в отношении себя? Он сводился к уличным дракам и лишь к нескольким серьезным операциям...)
Йен, как и подобает более опытному и сообразительному старшему брату, отреагировал незамедительно, и я последовал его примеру - одной рукой выхватил метательный нож, второй достал револьвер. Попытавшись погнаться за двумя зайцами, а именно - в одну сс*ку попасть ножом (ну хотя бы самую малость - в жалкое плечо, чтобы лишь на время слегонца обезвредить), в другую пустить револьверову пулю.  Как водится в таких случаях, ни один заяц не пострадал, а посему последовал второй и третий выстрелы - ну должен же я хоть разок попасть, расстояние совсем детское! В идеале я мог бы вообще безоговорочно выстрелить в сердце и обезвредить хотя бы одного окончательно - но мое внимание  рассеивалось, поскольку мне совершенно не улыбалось самому схлопотать свинца, который бы наряду с отсутствием силы окончательно вывел бы меня из равновесия.
К счастью, я заметил, что одна пуля таки достигла цели - я прострелил одному ключицу, за чем тут же последовал выстрел из арбалета в мою сторону - уфф, даже не знаю, как при отсутствии привычной ловкости стрела не встряла мне в лоб, а лишь задела край уха, просвистев мимо...
Не дожидаясь, пока Инквизитор повторит попытку, я с силой толкнул его ногой в сторону (благо, руки его были заняты арбалетом и шанса схватить мою ногу и повалить этим меня на пол у него не было), там, как я полагал, Йен с ним разберется. МНе же еще предстояло добить третьего - с простреленной ключицей. Гад был чрезвычайно ловок и второй мой нож также пролетел вхолостую, однако пуля сделала своё дело (таки есть от овец определенная польза, кроме того, что мы ими кормимся - огнестрельное оружие было поистине великим изобретением). Инквизитор по иннерции сделал несколько шагов и даже пытался выстрелить в меня - но нет, в следующую секунду он рухнул на пол.

+2

104

Когда пытаешься скрыться от арбалетных болтов, кувыркаешься по полу и норовишь хоть как-то прицелиться, чтобы метнуть очередной (предпоследний!) нож наконец не мимо, а в цель, самое время поразмышлять. Например, о том, почему Инквизиторы прячут свои лица под этими трахаными капюшонами - может, потому что их лица слишком известны? Или о том, что недооценивать противника нельзя - даже овцы умеют неплохо управляться с оружием. В этом Маклин имел возможность убедиться на собственной шкуре, когда очередной болт просвистел прямо над головой, разбивая в щепки столешницу, за которой вампир устроил себе временное убежище. Или о том, почему они вооружены именно арбалетами, а не более современным оружием, вроде револьверов..
Хоакин - молодец, не растерялся, хоть и успел схлопотать болтом по уху, одного все-таки уложил. Второй, от удара ноги малыша, полетел в сторону Йена, и тот с сожалением потратил свой последний нож на то, чтобы всадить его в глотку Инквизитора. Дерьмо заключалось в том, что нож засел в кости, и сейчас Маклин был слишком слаб, чтобы вытащить его. А последний из тройки тем временем стоял у двери и подымал арбалет, целясь  прямо в голову Йена..
Плевать на потерю скорости и силы. Плевать на то, что они подавляют все способности нелюдей, пока нелюди помнят о том, что стоят выше овец, они будут оставаться выше. В конце концов, сколько лет за плечами этого ублюдка, который сейчас намеревается превратить голову старшего Маклина в мессиво из костей и мозга? Тридцать? Сорок? А у Йена больше века. Так кто же, черт возьми, сильнее?! Наверное, только эти мысли и ярость на подставу заставила вампира среагировать так быстро - кнут так по-родному свистнул в воздухе, вырывая оружие из рук палача. В несколько прыжков Йен оказался рядом с ним, сетуя про себя на собственную беспечность -  почему, ну почему он взял только шесть ножей?! Теперь все, что оставалось - это собственные руки. Слабые по меркам вампира, но достаточно сильные, как для человека. Как для того человека, который теперь сипит и хрипит, пока руки Йена сдавливают его горло. Если бы не действие сыворотки, все бы обошлось коротким небрежным движением и свернутой шеей, так же вампир чувствовал, как жилы вздуваются у него на лбу и на руках от натуги, пока он душит последнюю тварь. Наконец раздался такой долгожданный хруст, и последний Инквизитор затих.
Все трое были мертвы, но Йен тяжело дышал, и чувствовал себя все таким же слабым и выжатым после этой борьбы. Быстро кинувшись к двери и выглянув за нее, вампир убедился в своих худших подозрениях.
- Еще семеро. - Все еще пытаясь отдышаться, невесело сообщил брату Йен. Несколько секунд на принятие решения - остаться и попытаться бороться или.. или что? Его ножи надо собирать по всей келье, у малыша осталось патрона два, пожалуй -кажется, он стрелял четыре раза. Дальше что? - Слушай, радиус действия сыворотки - десять метров, высота этой башни - никак не меньше двадцати. - Йен говорил торопливо - шаги на лестнице приближались. - Прыгаем и, как только возвращается сила, трансформируемся и сваливаем отсюда ко всем чертям. Одно НО, - уточнил вампир перед тем, как подтолкнуть брата ближе к подоконнику - так, чтобы он оказался за его спиной, если все же Инквизиторы успеют ворваться в келью раньше, чем братья-суицидники прыгнут, - если внизу тоже есть Инквизиторы, нам пи*дец.

+2

105

То, что с этими тремя мы таки разобрались  (Йен - ай да молодец, даже без сверх-силы способен на куда большее, чем эти жалкие мнительные овцы), оптимизм все равно как-то не вселяло. В первую очередь потому, что засада - она на то и засада, чтобы быть внезапной и неожиданной, а значит, где-то нас с братом ждёт очередной сюрприз. Когда Йен выглянул за дверь, я даже ничуть не удивилася - вот и сюрприз подоспел. Впрочем, какой это, к чертям собачьим, уже сюрприз, если даже я о нем догадался?
К гипотетическому п*здецу я тоже был практически готов с того самого момента, как нарисовались эти трое, посему эта новость меня нисколько не тронула. Что ж ,помирать, так с музыкой. По крайней мере, если уж тяпнемся насмерть, то не доставим этим мудилам в балахонах удовольствия поиздеваться над нами.
Кстати говоря, хотя и полным балбесом я себя не считаю, но чего кривить душой - без Йена мне бы эта идея в голову не пришла. Не знаю, в скольких п*здорезках нужно побывать, чтобы обзавестись такой соображалкой, и вообще, является ли сие качество наживным?
Мне не очень хотелось верить в односторонний исход - в то, что я могу прыгнуть, а Йен - банально не успеть. Но спорить сейчас о том , кто должен прыгнуть первым было во-первых, бессмысленно (Йен скорее бы собственноручно вышвырнул бы меня за окно, нежели позволил бы себе быть первым), во-вторых, непозволительно ввиду отсутствия времени на эти споры, и в-третьих, просто в высшей степени дебилизмом. Посему я просто молча взобрался на подоконник и прыгнул.
В такие моменты время имеет свойство замедлять свой ход - почти как в волнующие моменты близости... И земля приближается подозрительно медленно, и времени поразмыслить о жизни оказывается вполне достаточно.
Я уже успел смириться с тем, что меня будут соскабливать с земли, когда вдруг ощутил такое родное и знакомое сжимание тела, словно листа бумаги. Какое счастье ,что я насобачился трансформироваться в максимально сжатые сроки.Мне и секунды не требовалось на то, чтобы сменить человеческий облик на животный. О, я никогда не был так счастлив расправить крылья и взмыть в воздухе, как сейчас! Я не был так счастлив даже тогда, когда впервые смог взлететь благодаря Тиу! Малышка, ты даже не подозреваешь, что спасла мне жизнь!

+2

106

Вообще-то идея была полным бредом - потому что шансов на то, что на нижних этажах башни еще есть Инквизиторы, было просто дохрена, но других у Йена не было. Оставаться и сражаться как минимум с семерыми - это означало вообще ноль шансов на то, чтобы выжить, а так.. ну и правда, хоть живыми в руки не попадутся.
Хотя такая смерть не вызывала у Маклина никакой симпатии. Превратиться в размазанное по булыжникам нечто, что уже не подлежит восстановлению даже с помощью лучших Целителей - перспектива так себе, согласитесь. Но еще меньше хотелось обратно в подвалы Инквизиторов, а потому как только Хоакин выпрыгнул, Йен вознамерился  последовать за ним. Именно так - вознамерился, потому что его несколько подзадержали. Один из палачей успел все-таки ворваться в келью и действовал ну просто сверхбыстро и сообразительно, как для овцы - тут же вскинул револьвер (ну вот, не все предпочитают древности..) и левое плечо обожгло огнем, срывая с губ Маклина злое рычание. Что было еще хуже - в таком слабом состоянии ударной силы всего лишь пули хватило для того, чтобы Йен, в отличие от брата, не прыгнул, а вывалился в проем окна, нелепо переворачиваясь в воздухе и судорожно размышляя, позволит ли это ранение трансформироваться..
Булыжники стремительно приближались, вампир успел краем сознания охватить два явления - способность трансформироваться таки вернулась, а Хоки успешно взлетел, а вот он...
А вот хрен вам! Уже через секунды вслед за первой мышью взлетела вторая - летела она правда так вкривь и вкось, что удивительно, как ее хватило до ближайшей же крыши. Там Йен поспешил трансформироваться обратно, скинул пальто и покосился на брата, успешно приземлившегося рядом:
- Малыш, у тебя остался хоть один нож?

+2

107

Нет, я, конечно же, был очень "за", что все так благополучно обернулось, но было даже как-то скучно и обидно - слишком просто ,чтоли. Задница-искатель приключений разочарованно поскуливала. Обошлось даже без членовредительства. Ухо - и то на месте. Видимо, мало я получал на орехи, если все еще в какой-то мере относился к происходящему, как к игре. Впрочем, вспомнив подвал Инквизиции ,я решил ,что эта игра куда лучше той.
Йен, приземлившийся рядом и тутже осведомившийся о наличии ножа,заставил меня начать опасливо оглядываться по сторонам - неужели нас преследуют? Но нет, все было тихо, как у негра в ж*пе, а потому я поспешил удовлетворить свое любопытство:
-  Зачем тебе нож? Я все два оставил там, - авторитетно поведал я, словно метательных орудий была как минимум дюжина.
Но, о черт, как я сразу не заметил, не учуял запах крови - Йен был ранен, а значит, ответа мне больше не требовалось:
- Твою мать... - глухо выругался я, представляя, чего стоило Йену трансформироваться и долететь сюда. - Ты хочешь...прямо здесь?  - я, мать твою, Йен, не врач, и нервишки у меня не такие железные, как у тебя - нет, в обморок при виде таракана я не падаю и на стул  с ногами, завидев крысу, не запрыгиваю...Но колупаться ножом в тебе? Можно я с*ебусь в ужасе?
Я слегка попятился назад:
- У меня нет ножа, - снова заверил его я. Я понимал, что с раной что-то нужно делать, но я бы скорее согласился притащить сюда Тиу каким-нибудь немыслимым способом, нежели делать всё самому. - Ты совсем не можешь больше лететь? - я нахмурился, предполагая, что все мои действия и вопросы бессмысленны - ответы были очевидны. Да, мне таки прийдется с этим что-то делать. И если нет ножа, то - о ужас - мне прийдется копошиться в ране ногтями?!

+2

108

Сказочные долбое*ы - вот они кто. Расчитывали, что дело выеденного яйца не стоит, сунулись вдвоем с минимумом оружия, и получили по полной.. Хотя - чего уж там, живы, почти целы, и то хорошо.
- Мать у нас одна на двоих, если ты забыл. - Флегматично заметил Йен, раскуривая сигарету и ощупывая плечо, пытаясь определить насколько глубоко ушла пуля. - Был бы у меня нож, я бы справился сам, и - да, малыш, прямо здесь. Кто бы мне еще сказал, почему я, cretino, не сел на землю, а полетел на крышу?! Пошел бы сейчас пешочком, и никаких проблем.. - Далее последовал еще длинный монолог о собственных умственных способностях, процент нематерных слов в котором составлял от силы десяток. - А ты не видел, как я летел? О, ты много потерял - право же, если Инквизиторы наблюдали за нами из окошка и жалостливо махали платочками, обоссали себе все ноги. Вообще не понимаю, как у меня трансформироваться получилось - на одном тупом упрямстве, наверное..
Хоакин так попятился назад, как будто старший брат просил его о такой ереси, как откопать тело их матушки и поиметь его в особо извращенной форме. Вот и еще одна наглядная демонстрация того, почему Йен никак не желал выпускать малыша из-под своего крыла. Для самого старшего Маклина это было самой обыденной процедурой, и ножа и бутылки скотча (или другого алкогольного напитка) по его авторитетному мнению для этого было вполне достаточно. Не тот это повод, чтобы обращаться к врачевателям, и вообще - кому же еще доверить выковыривание пуль из своей бесценной шкуры, как ни родному брату?
- Малыш, если ты не хочешь наблюдать совершенно ублюдочное и неэстетичное зрелище, как я выгрызаю пулю из своего плеча, то это таки придется сделать тебе - руками. Я бы сделал сам, но для этого их нужно две. - Маклин правой рукой натянул кожу вокруг ранения, наглядно показывая, почему руки должно быть две. - Гордым орлом я после этого, конечно, не воспарю, но на то, чтобы как-то спуститься вниз меня, по крайней мере, хватит. Но лететь с пулей в крыле - это полный пи*дец, скажу я тебе.

+2

109

Тонкий у тебя, твою мать, юмор, Йен. Мне как-то совершенно сейчас не думается о недержании у Инквизиторов, когда мне предстоит такое. Конечно, я понимаю, ты такой весь из себя помороженный до опи*динения, можешь бычки об себя тушить, пули выковыривать сподручными средствами, или выгрызать - охотно верю, что ты на это способен...
Мне пришлось закивать в ответ, как болванчик - что ж я, барышня кисейная, чтоб нос от подобного ворочать, или мудак последний, чтобы не помочь брату единокровному?
Я неуверенно подошел поближе и заглянул в место, которое продемонстрировал мне Йен. Ладно, предположим, я поковыряюсь там руками. Но, драконьи яйца, хрен его знает, где мои руки до этого побывали? Я не хочу сказать, что до этого копошился в инквизиторском помёте или еще какими мерзостями развлекался, однако же до стерильности рукам моим  было далеко:
- У меня руки, - я повернул их ладонями к Йену, демонстрируя коричневые разводы. - Так себе чистые... Но тебе насрать на это, да? - я догадливый порою.
Я глубоко вдохнул и выпустил когти, словно кошка от нежности. Хотелось повести себя, как баба - зажмурить глаза и начать размахивать когтями налево и направо - авось попаду куда надо. Но мне вовремя стало стыдно и стрёмно от таких мыслей, посему я опасливо подошёл к Йену и сцепив зубы запустил два ногтя в рану.
Аховый из меня садист вышел бы - даже сложно описать,на что были похожи ощущения, но явно не на то, как будто встремляешь нож в податливое сливочное масло... Моя фантазия услужливо добавила к сему процессу мерзкое чвирканье.
Казалось, что процесс практически подошел к концу, я уже подхватил пулю кончиками ногтей и сжал её с силой, так, чтобы не вздумала остаться на месте. И, видимо, с силой таки прогадал. Ногти соскльзнули с неё и по иннерции впились в мышцы Йена.
  Я слегка скривился, готовый к тому, что импульсивный братец  может сказать "спасибо" мне в челюсть, в глаз или нос, а пальцами между тем продолжал шурудить.
Несколько минут осторожных движений - и слава яйцам, мерзкая вражеская пуля красовалась в моей руке!

+2

110

Малыш подошел к ответственному заданию серьезно и основательно - даже руки продемонстрировал, на мотив стерильности, очевидно.
- Ничего, дома уже продезинфицирую. - Хмыкнул в ответ Йен, зажимая в зубах сигарету и внимательно наблюдая за тем, как Хоки будет выковыривать из него кусочек свинца. Вампир действительно уже давно научился совршенно отмороженно и отрешенно относиться к таким мелким неприятностям, которые не могли причинить ему серьезного вреда. Поэтому на то, как удлиняются ногти брата и погружаются в небольшое, изрядно испачканное кровью, отверстие в его плече, взирал даже с любопытством - будто был на увлекательной показательной демонстрации кустарных методов лечения (то есть самых правильных!), а не был, собственно, жертвой этих методов. Правда, когда ногти Хоки вместо пули со всей дури ухватились за покореженные мышцы, пришлось сжать зубы и заговорить - просто потому, что если бы не заговорил, то заорал бы - громко, мать его, от души.. - Все-таки это сука Томас. О том, что мы туда вообще направимся, никто кроме него не знал, а когда - не знал вообще никто, а значит.. ТВОЮ МАТЬ! - Это бурное восклицание вырвалось из уст старшего Маклина, когда Хоки все-таки подцепил пулю еще раз и потащил ее так радостно, будто конфетку на ярмарке выиграл. - .. а значит, бедные господа Инквизиторы ждут нас там уже хрен знает сколько дней. От скуки, видимо, даже бедного китайца повесили. - Как ни в чем не бывало закончил Йен, повел плечом и поморщился - ерунда, заживет за пару дней.
Вся процедура заняла промежуток времени, равный одной сигарете, и когда вампир подносил руку ко рту для последней затяжки, он заметил, как что-то блеснуло на его пальце.
- И как это я про тебя забыл?.. - Рассеянно пробормотал Йен, рассматривая "коготь" так, словно впервые увидел. Действительно, за то время, что побрякушка была у Тали, вампир успел от нее отвыкнуть, даже в драке против Инквизиторов не использовал. Определенно - сегодня какой-то не самый лучший день для его мыслительных процессов. - Мог бы и сам справиться. - На этих словах Йен хитро покосился на брата, представляя, как "обрадует" это малыша, и поспешил одобрительно похлопать его по плечу. - Зато ты  приобрел бесценный опыт, Хоки.. И по сравнению с Тали, ты делаешь это нежно, как застенчивая девственница.. - После последних слов Йен уже не выдержал и громко заржал - нет, все-таки удачно унести ноги из такой передряги - это дорогого стоит..

+2

111

Конечно, забыл он...Хотелось хорошенько пнуть Йена  ногой, чтобы кубырем с крыши полетел - может, так память заодно подлечится? Но я лишь фыркнул и покачал головой:
- Досадная случайность,  не более того, да? - я прищурился и ухмыльнулся: - Бесценный, да уж... - если бы у меня начали сейчас труситься руки - это было бы еще более стыдно, чем... чем то, что произошло дальше. И хорошо, что я успел подскачить к краю крыши - все, чем я плотно отобедал, то есть, кровь, конечно же ,покинуло мой желудок. Зрелище так себе, наверное. Но после ковыряния в ране Йена это было таки сущей мелочью. - Нах*й такой опыт, надеюсь, мне все же не прийдется заниматься этим так уж часто.
О том, что мне прийдется ковыряться в самом себе речи вообще не шло. Глядя на то, как беспристрастно на все реагировал Йен, каким ледяным тоном говорил какую-то х*ету, пока я его лечил, это всё заставляло меня чувствовать себя нюней и слабаком. Поэтому я твердо решил - пора подвязывать со своей чувствительностью. В самом деле, херовый из меня реформатор - дури много, а выдежка на нуле.
Слова о застенчивой девственнице вернули меня на землю, я совершенно некстати вспомнил об одной носительнице этого титула, а заодно и о своем почти позорном бегстве...
  Казалось, будто этой всей засады и не было вовсе, так - сходили на обыденную охоту, ничего больше. Словно и не было никакой очерденой п*здорезки, траханного разочарования по поводу отсутствия у китайца нужной информации, рискованого трюка с прыжком с двадцатиметровой высоты... Не было мерзкой пули в плече Йена и неумелого моего врачевательства.
Казалось. Но  это было и нервишки потрепало недурственно, и чтобы не выдавать своих впечатлений, оставалось только брякнуть что-нибудь отстраненное:
- Кстати, о птичках...Только обещай ржать не так громко, как только что, -заговорщическим полушопотом начал я, но решил, что подобным откровениям место точно не здесь. - А впрочем, к черту, полетели домой, там расскажу.
========>Старый дом на окраине гетто

+2

112

Нет, здесь не было более маленьких глупцов с арбалетами, а уже увиденная нами пара приматов была успешно обезврежена благодаря лезвию моего ножа и пулям Хоакина. Я подошла к еще истекающему кровью мальчишке - совсем юному, а уже одержимрму идеей уничтожения всех отличных от себя особей. Когда я извлекла клинок из раны и вытерла его об одежду мальчишки, его тело еще сводили время от времени предсмертные судороги. До чего же глубока порою человеческая глупость... Неужели они никогда не поймут, что время их превосходства безвозвратно потеряно? Я залюбовалась танцем лунного света на гранях своей опасной игрушки. Un jour nous irons tous dans les bras de la mort. Je tiens à les voir comme chill comme une touche d'acier, si chère à mon coeur...*
Вернув ножи в голенище сапога, я, вздохнув, хотела повернуться к Хоакину, дабы попрощаться, но повременила, ибо услышала с его стороны какую-то возню. Ха, не иначе, как ранение от меня пытается скрыть - бесполезная затея, мы ведь прекрасно чувствуем запах крови. Что ж, даром исцеления я все равно не обладаю, так не к чему зря смущать нового знакомого вниманием к его слабости. Я подошла к нему лишь тогда, когда вновь зазвучал его голос, определенно немного потерявший приятность ввиду ситуации. Да, жаль, что я не могу помочь.
- Взаимно, Хоакин, я рада встрече с вами, - я улыбнулась ему в ответ и, не удержавшись, иронично добавила, - И надеюсь, это была последняя стрела на сегодня. Вампир удалился весьма странной походкой - я не смогла отказать себе в удовольствии посмотреть ему вслед. Знаю, это не очень-то красиво - ведь стрелой могли поразить меня, и тогда бы мне было не до смеху. Но что случилось - то случилось, мне спокойнее проживать века без лишних сожалений, просто живя настоящим.
Наверное, мне следовало трансформироваться и держать путь домой, но мне захотелось прогуляться по вечерним улочкам, а затем - и зайти в какой-то относительно пристойный бар, что наполнял улицу звонким шумом и мягким светом. Я села за столик в углу, откуда я могла спокойно рассматривать разношерстную публику и мирно потягивать абсент. Ко мне попытался подсесть какой-то парнишка - вполне миловидный, надо сказать, но такой же жалкий, как и все люди, а мой ответ на его двусмысленную улыбку был весьма однозначным и заставил незадачливого кавалера ретироваться. Когда я закончила третий бокал, в моем рассудке начали вырисовываться зеленые видения, сквозь туман которых мне становилось все труднее замечать подробности вокруг происходящего. А, между тем, намечалось кое-что интересное - тот самый парнишка оказался юрким вором и попытался стащить кошелек у здорово набравшегося крепкого мужика, да вот беда - был замечен. В этот момент алкоголь окончательно ударил мне в голову и - вот же проклятье! - черт дернул меня заступиться за этого хлипкого юнца! Il n'y avait pas assez d'une autre aventure stupide aujourd'hui!** Конечно, мне это ничем не грозило - спустя каких-то две минуты мои руки уже стискивали заплывшую жиром шею, заставляя незадачливого пьяницу забавно подергивать висящими в воздухе ногами. Я немного увлеклась разглядыванием его багровеющего лица и глаз, грозивших начать вываливаться из орбит, но, опомнившись, вовремя отпустила. Я не показывала клыков, но, должно быть, моя улыбка и без них в этот момент выглядела дьявольски, потому что, когда я обернулась к толпе, все выглядели не на шутку испуганными, и лишь гадкий вор, к которому я наконец почувствовала то же презрение, не скрывал своей радости. Однако я стерла с его лица самодовольную ухмылку, заставив вернуть кошелек владельцу. Отлично посидела в уголке, ничего не скажешь. Осмотрев напоследок бар, где стало даже слишком тихо, я поспешила уйти. Не стоило заходить сюда, и тем более - пить абсент, единственный действительно опьяняющий напиток - после хорошей крови, конечно.
Неспешно шагая по улице и удивляясь, что абсент повлиял только лишь на сознание, но никак не на владение телом в общем, я решила в этот раз все же трансформироваться, как только прохладный ночной воздух вернет мне остатки здравого смысла. Однако тот не спешил мне на помощь, а вскоре я услышала доносящиеся сзади шаги и учащающееся биение трех сердец. Я не чувствовала ни посторонней силы, ни потери своей, а значит - они не были ни инквизиторами, ни сородичами. Очередные недоумки на мою голову. Впрочем, знаю, я сама виновата. Они все еще были далеко - видимо, ждали подходящего момента для нападения, и как только я вышла на скудно освещенную пустынную улицу - начали стремительно приближаться. В другой раз я бы непременно развернулась и здорово позабавилась бы над ублюдками, но сейчас я решила просто улететь. В мгновение трансформировавшись, я не удержалась и посмотрела на троицу. Вот маленькая тварь! Их повел за мною тот самый вор! Неужели он подумал, что я растратила все свои силы на того толстяка в баре? Bâtard ingrat, outre un idiot!*** Не знаю, что было их целью - простая нажива или желание поразвлечься - мне совершенно не хотелось это выяснять, жертву они выбрали явно не подходящую, и поплатятся за это сполна. Не прошло и двух секунд, как я оказалась за их спинами и метнула ножи в безмозглые головы двух бандитов, а затем принялась за стоящего посередине сопливого юнца. Возможно, он успел осознать произошедшее, возможно - даже понял всю глубину совершенной ошибки, но вот развернуться он не успел, и я, обняв его сзади мертвой хваткой, приставила к его горлу нож и спросила.
- И на что же ты надеялся?! - вопрос был риторическим, а потому мне хватило невразумительного хрипа в качестве ответа. Я демонстративно фыркнула и, сделав на шее лишь поверхностный надрез, повернула вора к себе лицом, схватив его руки. - Малышам вроде тебя давно пора спать! - сказала я наигранно мило, и, закрыв ему глаза его же ладонями, надавила изо всех сил. Думаю, жители окрестных домов еще долго будут просыпаться по ночам в холодном поту, вспоминая этот раздирающий их души крик мальчишки. Меня же он разве что раздражал, и то, не более, чем писк насекомого. Когда вновь воцарилась тишина, а тело повисло в моих руках, я с отвращением отбросила его и, вновь приведя в порядок ножи, наконец, полетела домой.

=====> Особняк на окраине

*Когда-нибудь мы все попадем в объятья смерти. Надеюсь, мне они покажутся столь же хладными, как прикосновение этой стали, столь милой моему сердцу...
**Не хватало еще одного дурацкого приключения на сегодня!
***Неблагодарная сволочь, и, к тому же, идиот!

+3

113

Старый дом на окраине гетто ========>

Будь его воля - он бы здесь не появлялся. Злость на нахальную остроухую все еще нет-нет, да вспыхивала в голове Йена, а как можно нормально работать с напарником, которого хочется разорвать на куски? Будь его воля - он бы переиграл все, сменил планы, да, наверное, просто заслал бы сюда пару десятков бойцов, которые тупо сидели бы в засаде, пока Очень Важная Овца не соизволит выйти, тем самым убрав необходимость в маге. И хотя "над ним" не было никого, переиграть Маклин уже не мог - договоренность, пусть и устная, пусть и в такой, кхм, неформальной обстановке, заключена, план составлен, и ему нужен, Дьявол побери, маг! Так что приходилось засовывать свои чувства и эмоции поглубже и подальше, и работать. И Фрэнк, и Йохан рвались заменить его, но Йен был непрошибаем в своем принципе "хочешь сделать что-то хорошо -  сделай это сам". Вот и расхлебывай теперь..
Светская власть Лондона (да по сути, всей Великобритании) была обезглавлена. После смерти премьер-министра в парламенте начались баталии не на жизнь, а на смерть, назначение нового министра все оттягивалось, и все это ничуть не усиляло позиции людей. Ну неужели кто-то всерьез воспринимает эту старую куклу на троне, как монарха? Теперь стоило приняться за власть духовную, хотя тут и было все сложнее. Тупые овцы даже сами не могли разобраться, в какого Бога они верят! Йен слабо представлял себе разницу между протестантизмом и католицизмом, но в последние годы именно католики все громче диктовали свою волю и имели наибольшее влияние на светскую власть. Длинные руки Ватикана вновь прибрали к рукам строптивую Англию, и вот уже вновь восстанавливается иерархия католической церкви в Великобритании. Йен едва голову себе не сломал, пытаясь разобраться в ее сложной конструкции, но наконец выяснил то, что ему нужно было. Конечно, до кардинала им было не добраться - это было такой же неосуществимой задачей, как добраться до Ее Дряхлейшего Величества, но следующим по важности шел - какое приятное совпадение! - архиепископ Кентерберийский. К этому господину у Маклина были и некоторые личные счеты, а потому идея убрать именно это звено духовенства, и посмотреть, рухнет ли от этого его карточный домик, пришлась вампиру по душе. Оставалась ерунда - воплотить план в жизнь.
- Ты все помнишь? - Бесцветным голосом осведомился Йен у Тали, которая спешивалась рядом с ним.
Они оставляли лошадей в укромной роще неподалеку - благо, епископ ничуть не пытался скромничать перед паствой и жил в богатом доме на самой окраине Лондона - там и воздух почище, и природа получше.. Заметить их отсюда охрана не должна была, да и она вся была сосредоточена внутри дома, а не снаружи. Ну конечно, зачем же она снаружи, если там такой страшный, непреодолимый забор.. Курам на смех.
Вообще вряд ли был смысл задавать этот вопрос - наемница не жаловалась на память обычно, и свою работу выполняла хорошо и четко, но.. как же не напомнить ей ненавязчиво, что сейчас она снова работает на него? Или, как сама она любила выражаться - под ним. Diavola!

+2

114

Старый дом на окраине гетто ====> Дом у ивовой рощи ====>

Вообще-то, Тали точно так же не особо хотелось видеть вампира, но договоренность есть договоренность. Эльфийка по дороге сюда казнила себя за то, как легко и в какой обстановке соглашалась на это дело. Как же это на нее не похоже, демон подери! И ведь она даже не пила - а вела себя, словно пьяная. Завязывать со всем этим было пора, вот что. Она уже дала себе зарок, что на следующее дело, предложенное им, не согласится, не пойдет - а он пусть понимает, как хочет. Быть может, подождет ее, а, может, найдет нового мага? Тогда ей больше не придется врать ему в лицо, изворачиваться, вести себя, словно дрянь двуличная...
- К сожалению, да, - она поморщилась, бросив на него недовольный взгляд и потрепав свою кобылку по шее - нервничает моя соловая. Интересно, отчего...
Маклин раздражал ее. Не то чтобы Тали была прям такой уж нервозной, просто после всего, что между ними было, ей действительно тяжело было быть строго профессиональной. Ей постоянно казалось, что он хочет ее унизить - а допускать этого она не хотела. Потом вдруг вспоминала, что лучший способ не дать себя унизить - все издевки и насмешки игнорировать. Пусть считает, что они проходят мимо, и он старается зря! Потом, поймав на себе косой взгляд(или в очередной раз страдая от паранойи), Тали снова злилась, потом снова себя успокаивала, и так - без конца... Возможно, не веди она двойную игру, все было бы проще, но сложилось так, как сложилось. Теперь остроухая даже почти всерьез задумывалась над тем, чтоб сходить к Тиу и убить таки некоторые особо яркие воспоминания из недалекого прошлого. И она обязательно сходит... Вскоре, несомненно.
- Спрашиваешь-то почему? Если сам забыл чего, напомнить могу - я в тот вечер не пила, - вот никогда, никогда она не научится. Ведь что может еще этот бесцветный, металлический голос значить, если не то, что он снова в крайне дурном расположении духа? Но, как видно, ничего не изменилось, и подобное настроение Маклина всегда было эдаким катализатором для въедливых острот листоухой идиотки. А как ее иначе назвать можно, если сейчас она с наглой улыбочкой опять намеренно его злила? Ах ну да, она же оправдывает себя тем, что, раз они на деле, он не посмеет на ней сорваться.
Мысленно напевая незатейливую мелодию и кивая головой в такт ее мотивам, Тали направилась к забору - vampiro и в процессе постебать можно.

+2

115

А чего он, собственно, еще ожидал? Что она, так же как и он, сумеет взять себя в руки и вести себя так, как полагается вести себя профессиональному наемнику на работе? Очень смешно. Эта наглая девчонка беззастенчиво уселась на его шею и, кажется, пора было этот балласт сбрасывать. И сбросил бы, но где, ГДЕ, Дьявол ее раздери, ему взять другого мага, если все они при виде его гадливо поджимают губы и заявляют, что не желают иметь ничего общего с Реформаторами? Этим и ценна была Тали - своим отсутствием глупых принципов человеколюбия. Тем, что руки не боялась замарать и лезла в самые опасные авантюры, не трясясь за свою задницу, как это свойственно магам. Дьявол, кого бы обвинить в том, что все так усложнилось? Пожалуй, все же ее - он ведь старался, правда старался, что "это больше никогда не повторилось".. Да ну ее к Дьяволу, ему больше подумать не о чем?!
На въедливые комментарии остроухой Йен даже отвечать не стал - скрипнул тихо зубами и тоже направился к забору. Ввязываться с ней сейчас в обмен "любезностями" означало бы затеять длительную и совершенно бесссмысленную дискуссию, а им нужно вести себя тихо. Е*нуть ее головой об каменный забор, как того очень хотелось - тоже не выход. Приходилось молчать и утешать себя таким бессовестным самообманом, как "все само как-нибудь рассосется". Это было совсем не в духе Маклина, но представить себе более реальное решение этого конфликта он не мог. И обойтись без нее не мог. Вот такой вот дерьмовый пат..
Нет, а овцы всерьез думали, что трехметровый каменный забор сможет остановить кого-то, кому очень надо проникнуть на территорию особняка? Кого-то, кто может ловко вскарабкаться на этот забор, хватаясь за выступы камней и  ставя на них ноги в удобных ботинках. Йену даже в голову не пришла мысль просто трансформироваться и преодолеть эту преграду - хрен там, пусть наглая девчонка видит, что для него это так же несложно, как и для нее. А для нее ведь и правда, что по деревьям лазить, что по заборам.. Да ну ее к Дьяволу, еще раз!
До дома удалось добраться тоже без приключений - по ночному времени в небольшом саду перед особняком не горело ни одного фонаря, а тот, что висел на крыльце, Йен потушил, едва приблизился к нему. Ох, как же он мог забыть - Тали не так хорошо видит в темноте, как он, какая досада.. Можно только надеяться, что она не впишется в какой-нибудь фонтан по дороге. Или все же надеяться на обратное?
Пробираться через дверь - далеко не лучшая идея, и Маклин направился к окну. Несмотря на теплую ночь, последнее было заперто, но чего стоит сейчас вспомнить свою бурную юность, когда еще совсем молодой вампир нередко промышлял грабежом? Лезвие баронга легко подцепило защелкнутые ставни, Йен распахнул окно и бесшумно забрался на подоконник, оглядываясь - не заблудилась ли в темноте остроухая?

+2

116

Вампир оправдал ее ожидания - никак не ответил на ее колкости, хоть задницей остроухая чувствовала, что он злится. "Перезлится", - мысленно хмыкнула она, растягивая губы в улыбке еще шире. Когда дело будет сделано, и она в очередной раз не оплошает - она уж постарается! - злиться на нее он просто не сможет... А пока - почему бы не оторваться?
Как же любила она охоту. Сейчас за спиной ужасно не хватало лука. Ночь была тихой, спокойной, безветренной, как отрадно такой ночью слышать щелчок тетивы, свист стрелы, летящей в цель, и крик - пронзительный, животный, свидетельствующий о том, что цель достигнута... Но бросим охоту, они не затем здесь оказались. Маклин взбирался по забору так же ловко, как и она - а ведь она ничуть в нем не сомневалась, да. Боец из него великолепный, и работать с ним в паре - одно удовольствие. С профессиональной точки зрения, конечно. Ничто не мешало эльфийке украдкой им любоваться - до чего же быстр и силен!
Едва единственный фонарь был потушен, он и вовсе превратился в тень - Тали без труда различала его очертания впереди себя, но dh'oine наверняка в такой темноте лишь черноту бы заметил.
А вот и окно, через которое убийцы проберутся в дверь. Вампир открыл его ножом и проскользнул внутрь, эльфийка так же тихо последовала за ним.
- La calma prima della tempesta, - прошептала она довольно, оказавшись рядом с Маклином. Ее снова охватил тот самый странный азарт. Азарт охотника - и хищника. Остроухой было уже не до игр - ведь через какое-то время будет еще одна бойня, а, значит, она опять была собранной, внимательной, чуткой. Холодной - вряд ли, глаза у нее снова блестели, словно у кошки. - Versare il sangue, - улыбка уже ничуть не выглядит насмешливой - Тали теперь предвкушала, и шепталась даже скорей сама с собой, а не с Маклином. - Un sacco di sangue. D'hoine, - она скривилась, погладив почти нежно ножны с кинжалом - ведь очень скоро он ей пригодится, и она надеется, что вампир не будет слишком жадным. Охота без убийства - не охота вовсе...

___
la calma prima della tempesta - затишье перед бурей
versare il sangue - прольется кровь
un sacco di sangue - много крови

+2

117

Этот шепот за спиной - он был лишним. Даже если Тали обращалась не к нему, а скорее общалась сама с собой или со своим оружием - черт ее знает - все равно лишним. Да, овцы тупы и слабы, но нельзя быть настолько беспечной и самонадеянной! О том, что сам он был точно таким же, Маклин не вспоминал - когда он злился на эльфийку, логика пассовала перед этой разрушительной силой. С трудом подавив в себе желание заорать, Йен только едва слышно буркнул "заткнись", зажав остроухой рот ладонью - с нее ведь станется, подымет сейчас гвалт на весь дом..
Первый этаж особняка вмещал в себя комнаты для прислуги (которой, по достоверным сведениям, у его святейшества было не менее восьми человек, включая двух детей, которые жили здесь же, с родителями), холл, в котором, собственно, и собралось большинство охранников, столовую, которая в такое время, разумеется, пустовала и кухонные помещения, которые вообще никого не интересовали. Маклин жестами указал остроухой на комнаты прислуги, а сам направился к холлу. В том, что Тали без разницы, кого резать - мужчин, женщин, детей, вооруженных или безоружных, он уже имел возможность убедиться, а потому без зазрений совести свалил это на нее. Справится раньше - вернется и поможет ему с охраной, а пока он и один может этим заняться..
Шесть охранников в холле, двое на лестничном проеме на второй этаж. Этих надо было снять раньше всего, чтобы они не наделали шума и не разбудили его святейшество, который праведным сном почивал в своих апартаментах. Даже любопытно стало - действительно ли праведным, и не найдут ли они сейчас в его постели пару отборных шлюх? Или и того лучше - пару мальчиков посмазливее из церковного хора..
Йен презрительно сплюнул и вытащил два метательных ножа из отделений в подкладке пальто. Можно было бы метнуть сразу оба, но был шанс промахнуться - все же левой рукой он владел немного хуже, чем правой. Поэтому два тихих свиста раздались практически один за одним - для человеческого уха и вовсе, пожалуй, сливаясь в один звук, а два охранника опали на пол, так и не успев заметить свою смерть - один с ножом в горле, второй - в переносице.
Вампир снова сжал в правой руке баронг и неслышно ступил вперед - охрана внизу наверняка услышала какой-то шум  сверху, нельзя было позволить им подняться наверх.. Ближайший к нему охранник тоже не успел ничего подумать, когда лезвие широкого ножа вспороло ему горло, а Йен аккуратно опустил его на пол. Так же неслышно он погасил последнюю свечу,  и на этом можно было считать, что овцы обречены..

+2

118

Тали было плевать на то, что он грубо сказал ей "заткнись", закрыв рот рукой. Собственно, остроухая была уж слишком увлечена своей "охотой", чтоб расстраиваться по таким мелочам, а к тому, как именно Маклин может быть не в духе, она привыкла...
Она помнила, что целью набега было вырезать всех. Именно так; когда завтра сюда придет смена охраны, садовник и молочник - обнаружат здесь лишь уснувшие навеки тела. Он решил расправиться с охраной самостоятельно, тогда как ей осталась прислуга - неспортивно, конечно, но плевать! Работа есть работа. Хоть гораздо приятней убивать каких-никаких, но бойцов, а не подростков да женщин, которые совершенно никак постоять за себя не могут...
Впрочем, платят ей не за усилия, к тому же сделать все нужно очень тихо, потому Тали принялась за дело. Везде было темно - в такое время прислуга уже спала(или собиралась отойти ко сну). Сколько же их здесь было? Три небольших комнаты, да вместительного вида "казарма" - прямоугольное помещение с кучей кроватей, в каждой из которых кто-то спал. Десять с одной стороны - и десять с другой, Тали пришлось потрудиться, чтоб никто не проснулся. Эльфийка магией сплела вокруг себя зону "сна" - если к ней на пару метров приблизится кошка, то уснет на месте. Но кошки вокруг нее не ходили - эти животные гораздо умней людей, они чувствовать умеют. А вот dh'oine просто почувствует себя обессиленным, вялым, и жутко захочет спать. Это должно обезопасить ее работу.
Действовала остроухая оперативно - "вырезание улыбок" мало того что крайне эффективным было, так еще и не давало им закричать. Так, забулькать слегка, похрипеть. Если б у нее было время, она бы непременно задержалась, чтоб полюбоваться, как дыхание жертв стихает, а кровяные пузыри на губах становятся все меньше, а потом и вовсе лопаются-рассасываются...
Нет, убивать прислугу было определенно неспортивно и даже гадко. В одной из укромных комнаток эльфийка нашла спаривающихся dh'oine - они были так увлечены процессом, что заклинание ее на них подействовало очень слабо - пришлось действовать быстро! Кольца кастета приятно холодили пальцы; один быстрый, точный удар в темечко - и незадачливый любовник валится на свою бабенку, которой, впрочем, тоже недолго жить осталось. Она едва успела открыть рот, как парой дюймов ниже в ее шею вонзилось лезвие - и как ей, позвольте, теперь орать с кинжалом в горле? Тали поморщилась, выдернула из жертвы кинжал, вытерла ее о разгоряченное любовными утехами тело мужчины, и двинулась дальше.
А дальше все тоже прошло гладко, ведь остроухая в бою была хороша, а все это действо больше напоминало резанье овец, беззащитных и спящих к тому же. Вот в холле, где Маклин работает, должно быть поинтересней - она бросилась туда все той же тихой и бесшумной тенью. Помочь ему? Возможно; однако гораздо больше Тали хотелось лишь продолжить охоту - и усложнить ее.
В холле было темно. Эльфийка без света обходилась далеко не так хорошо, как вампир, однако ей хватало. К сожалению, ей не осталось никого - по дороге к Маклину она с восхищением наблюдала, как расправляется он с оставшейся стражей - ну до чего же хорош! Ей даже захотелось разделить с ним ночную охоту - интересно, как отреагирует он на такое предложение? А ведь он не видел, как она стреляет из лука, значит, ей будет чем похвастать перед ним! Ему понравится - она точно знает! Пока же остроухая, не сдерживая страшной улыбки и совершенно не пряча возбужденные, блестящие от азарта глаза, приблизилась к нему - ей просто так хотелось: сейчас она протягивает к нему руку - осторожно, словно в пасть к крокодилу ее сует - он опасен! - и по щеке гладит, а после - поцелует, пылко и жарко, ведь кто придумал, что только вампирам голову кружит запах крови?

+2

119

По сути, убивать прислугу было совершенно необязательным - угрозы они не представляли никакой, и в такое время должны были уже спокойно спать, не мешая убийцам делать свое не совсем чистое дело. Но Маклин сказал убить ВСЕХ, потому что, в отличии от охраны и прислуги, которая должна умереть тихо, его святейшество будет умирать долго и очень громко. Это тоже было необязательным, но может он, в конце концов, потешить свою черную душу? Слишком хорошо Йен помнил, как стоял на коленях перед плахой, помнил, с каким удовольствием зачитывал архиепископ приговор, как тыкал ему в лицо распятие, предлагая очиститься напоследок от скверны.. Грязная вошь! Пусть только Тали снимет эту траханую магическую защиту, перекрывающую доступ ко второму этаж, а там уж он сочтется с его святейшеством за свои унижения, сполна..
Кто додумался дать этим овцам в руки оружие и назвать их охраной? Стоило только исчезнуть последнему источнику света, как охранники превратились в растерянных и туго соображающих мух, какими те бывают в начале весны. Слишком тупы, слишком медлительны, слишком молоды для того, чтобы успеть хотя бы увидеть, как рядом возникает черная тень и одним движением широкого клинка или просто рук обрывает их бренное существование.. Видимо, всерьез архиепископ рассчитывал только на магический щит, охрана же была так - скорее от людей, чем от настоящих врагов. А сейчас в холле его святейшества, криво ухмыляясь и вытирая лезвие баронга о собственное пальто, стоял несомненно враг..
Тали появилась как раз вовремя - Йен уже собирался указать ей на лестницу, где ее и ждала основная ее работа, но.. но это же остроухая. Абсолютно лишенное логики и здравого смысла существо, которое сейчас едва не тряслось от возбуждения - детка, да ты больна, ты знаешь это? Наверное, в другое время и в другом настроении Маклину понравилось бы это ее состояние, наверное, он и сам разделил бы его с ней, потому что, как ни крути, сила - есть власть, и она опьяняет, и не перестает опьянять даже тогда, когда становится привычной и обыденной.. Но не сейчас. Не сейчас, когда вампир являл собой гремучую смесь злости и раздражения, готовую взорваться даже без бикфордова шнура, когда это ее движение было совершенно лишним..
Тали даже не успела дотронуться до его щеки - с абсолютно каменным выражением лица, на котором горели алые от ярости глаза, Йен перехватил ее руку, не задумываясь о том, что причиняет ей боль. Или просто хотел причинить ей боль? Иначе зачем сейчас, глядя ей в глаза и даже не пытаясь скрыть желваки, заходившие под скулами, он сжимает ее руку еще сильнее и один за одним, наслаждаясь хрустом, который производили эльфийские косточки, ломает ей пальцы? И незачем произносить хоть слово, издавать хоть звук, нарушая это приятное похрустывание.. Когда последний палец был сломан, Маклин брезгливо, словно гадюку, отшвырнул от себя руку Тали и растянул губы в мерзкой ухмылке. Она хочет что-то еще добавить?

+2

120

Это было неожиданно... и больно. Едва ли остроухая могла ожидать такой реакции в такой момент, но потом, когда она будет вспоминать это, она будет гордиться тем, что не завыла от боли. В конце-то концов, она отлично знала, что Маклин - тварь. Кровожадная и жестокая, порой лишенная здравого смысла.
Так вот, это было больно - чувствовать, как руку перехватывают эти стальные тиски, от чего УЖЕ больно, а после - поражаться, как громко хрустят ее собственные кости. Раз - и будто мощным электрическим разрядом ее прошибло от кончика пальца до лопатки, два - и ощущения усилились, глаза непроизвольно и, несомненно, очень некрасиво выпучились, а губы успели сжаться в тонкую линию, едва ли не ниточку; три - ей очень хочется завизжать, она ведь наконец поняла сквозь боль, что происходит - он глядит ей в глаза и один за одним ломает пальцы, ПАЛЬЦЫ, ДЕМОН! Это же ее профессия, магия ее, как же она колдовать-то будет!.. Хочется сказать ему, чтоб остановился - еще есть безымянный и мизинец, еще есть шанс, что у нее все получится... Но стоит ей открыть рот, а и оттуда вырвется вопль, а она не будет кричать, нет, он не услышит ее крика. Тупое упрямство, не так ли? Помимо боли остроухая чувствовала еще и злость - как на него, за то, что он такой ублюдок, так и на себя - за то, что спуталась с ним.
...четыре - сейчас захрустят собственные зубы, а в мозгу что грозит тоже щелкнуть, ведь терпеть все это - и правда очень тяжело. И, наконец-то - пять - из глаз брызнули слезы, и кто придумал эту ересь, что у старшей расы слезных желез нет вовсе? Не взвыть от боли, когда он отшвырнул ее, словно раздавленную вошь, прижать обвисшую плетью руку к груди, вспоминая, что был еще один хруст, где-то между вторым и третьим, но она внимания на него не обратила - ах да, это же сломанное предплечье!
Ублюдок! Как ей сейчас хотелось его убить - а она лишь стояла, тяжело дыша, придерживая отвратительно обвисшую искалеченную руку, и шалыми глазами смотрела на него - он улыбался! Stronzo! Неужели он считает, что это правда весело? Сломать ей на задании правую руку? Демон, как же права она была, когда решила больше не идти с ним на дело - остается лишь надеяться, что после такого он и сам ее не захочет видеть...
- Зря ты это, - произнесла она тихо, улыбаясь кривовато и отворачиваясь - где там та лестница? Где наша не пропадала - попытается она сделать все, как надо, а не получится - так срать ей теперь на это. - Правая рука - мой инструмент, - даже говорить адекватно было тяжело. На то, чтоб исцелиться или обезболить в таких условиях, нужно две руки, или хотя бы одна, но правая.
А вот и барьер. Эльфийка присела у него на коленки, вытянула вперед обе руки - правая ладонь висла, словно тряпка какая, попытка пошевелить ею доставляла весьма неприятные ощущения. А работать надо было. Нащупав плетение барьера, остроухая потянулась за Силой, согнула руки в локтях, пытаясь сплести заклинание, которое ловушку распустит, стала тихо вербальную формулу бормотать - были бы руки, она и без нее справилась бы, а так... У нее пока что получалось - она почти рычала, сцепив зубы, и пытаясь двигать переломанными пальцами, не обращала внимание на то, что пальцы двигаются вовсе не так, как надо, а из глаз продолжают слезы литься - такая простая реакция организма на боль, правда?..
А все же, зря она взялась за это теперь - нужно было сразу ему сказать, что ничего не выйдет. Потому что разве можно колдовать пальцами, если они на месиво похожи и еле двигаются? Верно - можно, но получится совсем не то, что нужно. Например - вот эта неприятная вспышка, и шум, отчего же так много шума, будто кто-то паркет выламывает и все окна бьет? И почему, собственно, все это происходит в действительности? Обычный, типичный случай - так часто происходит с новичками, у которых недостаточно мастерства, чтоб Силу контролировать. А еще у них потом носом кровь идет - хорошо так, крепко, ручьем - так же, как у Тали.

+2


Вы здесь » Пандемониум » Улицы Лондона » Улицы Лондона