Пандемониум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пандемониум » Улицы Лондона » Улицы Лондона


Улицы Лондона

Сообщений 151 страница 163 из 163

151

>>> Улицы гетто.

На улицах Лондона туман был еще плотнее, чем в гетто. С минуту Грегор размышлял над этой странностью природы, но потом махнул рукой. Будем считать это подарком. Туман, сколько маг себя помнил, всегда приносил ему удачу. Даже в Сант-Джонс, хотя куда уж дальше... Грегор медленно шел по улице, вдыхая влажный, пахнущий дымом воздух. Истраченной за последние три четверти часа энергии ему могло бы хватить на неделю или больше, расходуй он ее чуть-чуть разумнее. Но что сделано, то сделано. Обостренное чутье хрономага подсказывало ему, что эта ночь будет для него удачной. Движимый скорее инстинктом, чем логикой, Грегор свернул в подворотню, срезая путь к площади.
Было темно и слишком, слишком тихо. Настолько, что эхо шагов хрономага далеко разносилось в холодном влажном воздухе. Когда перед лицом сверкнуло лезвие опасной бритвы, Грегор даже не удивился. Он ждал этой встречи. Именно сейчас и именно так все и должно было произойти. Плавным, почти неразличимым глазу движением, он вырвал бритву из руки субтильного молодого человека в надвинутой на глаза кепке. Хрустнув в стальных пальцах, бритва упала на мостовую двумя половинками, а ладонь мага стиснула лицо парнишки. Совсем еще молодой — отстранено отметил Грегор. Тем лучше. Склонившись над юнцом, хрономаг притянул его лицо к своему, наблюдая, как расширяются зрачки незадачливого грабителя. В этих расширенных зрачках отражалось лицо благообразного седого джентльмена, на глазах превращающегося в юношу. Вот потемнела и втянулась под кожу щетина, вот разгладились морщины, а глаза зажглись молодым блеском... Будь поблизости зеркало, юноша, теперь уже бывший, мог бы увидеть, как его собственное лицо столь же стремительно старится, превращаясь в подобие печеного яблока в перепутанных прядях седых волос. Но он этого не видел. От ужаса он даже не ощутил, как стало труднее дышать, а суставы потеряли гибкость. За миг до того, как изношенное сердце жертвы перестало биться, хрономаг оттолкнул от себя дряхлого старика — у мертвых нельзя занять ни мгновения времени.
Выпрямившись, Грегор повел плечами, словно сбрасывая с них груз прожитых лет. В какой-то мере так оно и было — прожитые годы теперь придется нести тому, кто астматически дышал у ног хрономага. Впрочем, дышать ему оставалось считанные мгновения. Как и его друзьям, застывшим в ступоре в нескольких ярдах: маг не отказался бы от пары лишних глотков чужого времени. Кажется, Договором это не запрещалось...

+1

152

Безмолвие... Густое, тягучее, оно укрывало хрономага с головой. Не было не только звуков, сама мысль о том, что здесь что-то может звучать, казалось абсурдной. Не было даже тишины — только мерное, один удар в столетие, тиканье  вселенских часов. Впрочем, это могли быть и звуки соударения песчинок в циклопических чашах. Или звук падающих капель, каждая размером с Мироздание. Медленный пульс Вечности. Биение сердца самого хрономага. Это — было. Достаточно было принять это как данность, не доискиваясь до причин.
Грегор парил в абсолютном безвременьи, ощущая всем существом могучие потоки вероятности, струящиеся вокруг. Они несли с собой невероятную силу, но чтобы взять хоть частичку их силы, требовалось быть безумцем. Каждый поток был словно лента, сплетенная из тончайших нитей, где каждая нить была возможностью. Возможностью события. Некоторые из них были уже воплощены, другие только могли воплотиться, а были и такие, воплотиться которым было не суждено. Стоило коснуться одной из нитей, и могучий поток вероятностей грозил увлечь вдаль, к точке воплощения. Сейчас Грегор словно бы никогда не существовал, но мог стать чем угодно. Любой, самой безумной возможностью.  Воплощением несуществующего и неспособного существовать. Все было просто: откажись от себя — и стань чем угодно. Сбрось прежнюю жизнь как змея — кожу, шершнем прорви тесный кокон. Позволь потоку силы унести себя за пределы возможного...

Несколько мгновений Грегор колебался. Эта борьба давно уже стала для него привычной — каждый визит сюда оставлял свои следы. Соблазн был огромен и противиться ему с каждым разом становилось все труднее. Если бы не память о боли, что вела его сквозь ночной город, на сей раз хрономаг не устоял бы перед властным зовом Безвременья. Но была боль. И была цель. Выбрав нужную нить, Грегор бросился в поток вероятностей. Вечность головокружительного полета, затем еще одна вечность — и вот впереди замерцал свет. Туманная поначалу, картина обрела резкость, налилась красками, а в следующий миг, прорвав токую пленку реальности, маг выпал в нормальное время.
Он стоял у сложенной из тесанного камня стены, окружавшей фамильный особняк Пьюруотеров.

0

153

Начало игры.

Морис проснулся под надоедливый шум дождя. Рядом, свернувшись клубком и уткнувшись носом в собственный косматый хвост, спал Шегги. Услышав сквозь сон, что маленький хозяин зашевелился, пес поднял голову, широко зевнул и застучал хвостом по полу.
Морис нахмурился. Он не любил дождь. В такую погоду люди, как правило, предпочитают сидеь дома и выходят на улицу только по необходимости. А значит, работать сегодня будет труднее...
- Ладно, Шегги, пора вставать. А то мы так и останемся сегодня голодными.
В животе и вправду уже бурчало. Вчерашний день, несмотря на ясную погоду, не задался, так что на ужин Морису пришлось разделить на двоих последнююю горбушку. Мальчик покосился на шумно сопевшего пса. Шегги приходилось легче, чем его хозяину, собака всегда могла отыскать себе лишний кусок на свалке...
Морис поднялся и надел куртку, служившую ему единственным ночным покровом. Пора было выбираться со склада, пока сюда не пришел сторож... Вряд ли он стантет слушать оправдания уличного мальчишки, всего лишь желавшего переночевать в относительном тепле. А попадать опять в каталажку в планы мальчика не входило.
Тряхнув головой, Морис негромко присвистнул собаке и незамеченным выскользнул на улицу.

Отредактировано Морис О'Брайан (2010-09-23 06:45:49)

0

154

Это было как минимум странно. Особняк был последним местом, куда отправился бы хрономаг, руководствуйся он здравым смыслом. Лайк не жила здесь с юности, предпочитая апартаменты в разных частях Лондона. Их было, кажется, шесть. Или восемь... Она не любила подолгу задерживаться на одном месте...
Тряхнув головой, хрономаг вернулся к проблемам более насущным. Например, как форсировать стену высотой в двенадцать футов, не имея ни лестницы, ни веревки. Безотказная память подсказала решение: у северной стены рос могучий дуб, ветви которого нависали над стеной на добрый ярд. То, что его до сих пор не срубили, объяснялось просто нижние два ярда ствола были лишены ветвей и сучьев — только шершавая кора, иссеченная шрамами долгих лет. Оглядевшись, Грегор обнаружил дуб всего в трех футах от себя: Безвременье выбросило его с удивительной точностью. И явно не случайно. Растопырив пальцы рук, Грегор  заставил боевые рукавицы широко раскрыться. В центре каждой ладони с негромким щелчком выскочили четыре коротких загнутых шипа. Этому трюку его научили на Восточном Ямато, лет сорок назад. Местные называли это «сюко». При помощи бронзовых, а позже и стальных «когтей» кланы наемников-убийц забирались на самые непреодолимые стены. Что уж говорить о каком-то дереве?
Разбежавшись, маг подпрыгнул и вонзил загнутые «когти» рукавиц в податливую кору дуба. Минут через десять он уже спрыгивал со стены.

0

155

На улице было сыро и мерзко. Как он и ожидал.  Мальчик покосился на серое унылое небо и выругался сквозь зубы. Да, в такую сырость надеяться на хорошую добычу не приходилось... Остается только рынок, работающий в любую погоду. Может, удастся раздобыть хотя бы еду...
Плотнее закутавшись в куртку, Морис решительно зашагал по холодным лужам. Шегги следовал за ним, то забегая вперед, то слегка отставая.
Рынок был полупустым. Морис, не привлекая к себе внимания и не спеша прошел по пустующим рядам и остановился неподалеку от прилавка, за которым толстая старуха продавала серый хлеб, пироги с требухой и черствые пряники. В данный момент старуха отчаянно торговалась с молодой грязно одетой девушкой из-за пары лишних монет.
Присмотревшись, Морис незаметно подался в сторону и оказался почти за спиной старухи. Шегги внимательно следил за маленьким хозяином, ожидая команды.
Выждав еще минуту, Морис кинул взгляд на собаку.
- Шегги, пошел, - едва слышным шепотом велел мальчик.
Пес с оглушительным лаем сорвался с места и налетел на девушку, опрокинув ее на землю. Товар с прилавка полетел в грязь, вскрик девушки смешался с руганью старухи и лаем собаки. Морис под шумок подхватил с земли пару булок хлеба и три пирога и бросился прочь, не дожидаясь Шегги. Он знал, что пес быстро догонит его.

0

156

Земля мягко спружинила под ногами. Грегор стоял на самом краю огромного парка, окружавшего особняк. Это был «дикий» сектор парка, и садовники тщательно поддерживали иллюзию запущенности: ноги по щиколотку утопали в густой траве, живая изгородь почти перегораживала узкие тропинки, розарии почти скрывались под тяжестью огромных бутонов. Это был особый, очень редкий сорт роз, разведение которых стоило целое состояние. Достаточно упомянуть, что ухаживали за ними трое садовников, выписанных из-за границы и получавших жалование, позволяющего содержать собственного повара. Отсюда, прикинул Грего, до особняка было ярдов четыреста по прямой. Если же петлять в лабиринте парковых дорожек, путь удваивался. О том, чтобы снова пройти через безвременье, не стоило даже думать — вокруг были жизни, сильные, яркие. Человеческие жизни. Любая из них могла прервать полет и тогда... Хрономагу не хотелось об этом думать. Оставалось идти пешком.
Для начала следовало бы посетить комнату самой Лайк. Вещи долго хранят память о своих владельцах. Просматривая память предмета, можно узнать очень много о его владельце, его мыслях, чувствах... Грегор был уверен, что сумеет найти что-нибудь, что прольет свет на то, что произошло. Ускорившись, хрономаг размашистой рысью направился в сторону особняка.

0

157

- Держи вора!
Значит, его все-таки кто-то заметил... Мысленно чертыхнувшись, Морис прибавил ходу. Самое трудное в его ремесле - оторваться от погони в первые минуты.
Мальчик свернул за угол и, пробежав несколько ярдов, нырнул в первую попавшуюся подворотню. Прижался к стене, стараясь дышать как можно тише. По улице, мимо его убежища, пробежали несколько человек.
- Где он?!
- Ищите его, он не мог убежать далеко!
Морис неслышной тенью скользнул в грязный двор. Приостановившись, он рассовал добычу по карманам куртки, пересек двор наискосок, слыша за спиной затихающие голоса, и вышел на другую улицу. Отсюда было не так далеко до одного из бесчисленных убежищ, где  он порой прятался.
Сзади послышалось частое дыхание, в ладонь ткнулся мокрый холодный нос.
- Ты молодец, Шег, - Морис ласково потрепал собаку по холке. - Пойдем, пора отдохнуть и позавтракать.

0

158

Грегор посмотрел на часы. С того момента, как он покинул свою мастерскую, прошло немногим больше часа с четвертью. Реального времени, конечно. Сколько его утекло для самого хрономага, он, пожалуй, не взялся бы сказать наверняка. Да и что значило время для такого как он? Условность, не больше. Притом весьма зыбкая условность.
Ярд за ярдом покрывая расстояние, отделяющее его от стен особняка, Грегор наконец остановился у парадного входа. Кажется, ключ от этой двери у него был, но он остался в мастерской. Да и потом, входить в дом через парадный вход означало быть замеченным. А это, в свою очередь, привело бы к ненужным расспросам, на которые не было времени. Черный ход, насколько он помнил, на ночь тоже закрывался. Оставались окна. Благо северная стена обильно поросла плющом, достаточно прочным для того, чтобы ловкий человек мог забраться по нему на балкон второго этажа. Щелчком освободив когти на ладонях, Грегор прикинул примерный маршрут подъема и начал карабкаться по стене. Пару раз он едва не сорвался, запутавшись в длинных полах пальто. Пришлось даже замедлить время вокруг, чтобы иметь возможность ухватиться получше за рвущиеся под руками побеги плюща. Однако он все же добрался: стальная перчатка скрежетнула по камню балкона, когти нашли выступ, и вот уже маг перебросил тело через невысокий парапет.
Дверь в галерею была не заперта: у родителей Лайк была привычка выходит по ночам на один из балконов, полюбоваться луной. Сейчас это было весьма кстати. Осторожно приоткрыв дверь, Грегор скользнул в галерею. Расположение комнат он помнил прекрасно, еще с тех пор, как являлся в особняк через парадный вход. Комната Лайк находилась этажом выше. Бесшумно двигаясь, маг прошел к лестнице и поднялся на третий этаж. Теперь оставалось только пройти по коридору и миновать малый зал...

0

159

Миновав коридор, Грегор толкнул дверь малого зала. Малым зал только назывался — он занимал примерно половину этажа и был достаточной площади, чтобы вместить полсотни человек, не считая оркестра и прислуги. Здесь проводились приемы для узкого круга хороших знакомых, этакие камерные балы. Грегор в свое время успел изучить здесь каждый дюйм. Благо память хрономага позволяла запоминать события с абсолютно точностью. К примеру, он помнил, где именно в зале расставлены канделябры. Зацепить такой в темноте было бы досадно. Да и пол зала, покрытый до блеск отполированным паркетом, мало подходил для бесшумного передвижения. К счастью, по периметру были положены ковры — для прислуги. По ним Грегор и решил двигаться. Сейчас не было необходимости сохранять ускорение, поэтому маг вернулся к нормальному течению времени. В зале было довольно тепло и он расстегнул пальто и воротник рубашки. Приблизившись к двери, ведущей в комнату Лайк, маг глубоко вдохнул и задержал дыхание, словно пловец перед броском в воду. Металлические пальцы, слабо звякнув, опустились на дверную ручку.

0

160

Пройдя до конца улицы, Морис свернул в длинный переулок, ведущий вниз, к Темзе. Там, у старого причала, стоял заброшенный лодочный сарай. Место не самое уютное, но здесь можно было переждать, пока незадачливые преследователи не поймут, что их жертва ускользнула.
Присев на перевернутую дырявую лодку, Морис достал из кармана куртки два пирога, бросил один собаке.
- Ешь, малыш, ты честно заработал свой завтрак.
Пес, радостно виляя хвостом, поймал пирог на лету и в полминуты его умял. Потом, умильно облизываясь, посмотрел на мальчика.
- Нет, Шегги, остальное на потом, - ответил Морис, дожевывая свою долю.
Закончив с едой, мальчик поднялся и подошел почти к самой кромке воды. Некоторое время он стоял, задумчиво глядя на мутную широкую реку, лениво текушую в сторону моря. Затем обернулся к собаке.
- Ну что, Шег, я думаю, что эти олухи уже поняли, что мы ушли... Пойдем.
Выбравшись с берега обратно на улицу, Морис огляделся и зашагал в сторону трактира.

---------> Трактир "У Сэма"

Отредактировано Морис О'Брайан (2010-09-28 22:26:56)

0

161

Группа Реформаторов рассредоточилась по двум сторонам улицы. Пятеро вампиров шли по левой стороне, пятеро - по правой. Тихая улочка петляла между домами, ветвясь проулками, в которых так любят ночевать бродяги. Но вампиры проходили мимо несчастных людишек, вжимающихся в стены и асфальт, пытаясь стать как можно меньше и незаметнее. Но нелюди даже голову в их сторону не поворачивали, ведь они члены партии Реформаторов, им надоело питаться отбросами общества. Какой вампир откажется от крови хорошенькой молоденькой девушки? А кто откажется от неё, если она будет доброй дочерью своих законопослушных граждан?
На горизонте появился мужчина, устало переставляющий ноги. "Обед," - мелькнуло у многих в головах. Но было что-то странное в том, что объект охоты замедлил шаг, а потом и вовсе остановился. Нелюди осторожно приближались. Мужчина свистнул, и в воздухе просвистела стрела. Один из вампиров схватился руками за древко, торчащее из живота. Остальные же были уже на полпути к магу. Из-за его спины появилось четверо оборотней, а эльф с крыши прикрывал наступление.
Что касается правой стороны улицы, то там тоже было на что посмотреть. двое вампиров, маг и оборотень сцепились с оставшимися четырьмя кровососами. Кто-то рвал плоть зубами и когтями, кто-то посылал во врага огненные шары, кто-то отбивался кинжалом, кто-то пытался сломить волю противника... Схватка не на жизнь, а на смерть.
Уцелевшие Консерваторы: 4 оборотня (два из которых ранены), маг и вампир - спешно отступили, прекращая ненужное кровопролитие. Реформаторы: 7 вампиров (трое ранены) - отправляются в другую часть города на охоту. На месте встречи осталось четверо вампиров, маг, эльф и оборотень. Они больше никогда не смогут драться. Они больше никогда не смогут жить.

0

162

Давай, давай же... - мысленно приказывала Айша, спрятавшись в тени. Ты ведь хочешь зайти сюда... Хочешь... Ну же... По улице шёл мужчина, от которого так и веяло здоровьем. Идеальный донор, в общем. Иди ко мне... - пыталась призвать его вампирша. Объект охоты упорно игнорировал её приказы. Чёрт, а пить-то хочется! - выругалась девушка. После пробуждения ей необходимо было много пить, чтобы восстановить силы. Внушение - особая способность, видимо, пока к ней не вернулась, потому что, как она ни старалась, у неё не получалось даже слабовольного ребёнка к себе подозвать. Она уже почти решилась просто наброситься на свою жертву, но заметила группу людей (или нелюдей?), приближающуюся с другой стороны. Нет, свидетели нам не нужны, - подумала Айша и поглубже зашла в тень. Человек тем временем миновал её убежище: это был высокий, но уже немолодой статный мужчина с волевыми чертами лица. У него наверняка была чудесная кровь... Но мечтать о пиршестве не приходилось: откуда-то донесся запах эльфа. Была бы я чуть сильнее, - пронеслась в голове мысль. Кровь эльфов обладает чудесными качествами: она куда лучше обычной человеческой крови, но достать её сложно... Очень сложно. А запахов всё прибавлялось: вот уже и оборотни где-то поблизости оказались. Ой, не нравится мне такое сборище! Интуиция начинала подсказывать, что неплохо было бы покинуть место, где одновременно собралось столько нелюдей. Девушка пока не разобралась в ситуации в мире, поэтому предпочитала не вступать в контакт с незнакомцами... А знакомых у неё не было.
Бежать, однако, было поздно: на улице разразилась настоящая бойня. Откуда-то сверху доносился глухой свист тетивы. А может? - пронеслась в голове коварная мысль. Айша медленно взлетела на крышу и спряталась в тени печной трубы. Лакомый кусочек, - она даже облизнулась, когда увидела перед собой молодую эльфийку, которая была поглощена боем внизу. Стрелы, одна за одной, отправлялись туда, вниз, но вампирша не могла судить о легендарной точности эльфов, потому что видела только маячившую перед ней спину. Наконец, выждав достаточно времени, Ксифенг собралась с силами и бросилась на эту спину. Момент, и лук падает на крышу дома, а эльфийка извивается в цепких объятиях Айши.
-Не бойся, это будет не больно, - прошептала та на ухо жертве. Аккуратно вонзив клыки в мягкую плоть, вампирша почувствовала тёплую кровь у себя на губах и во рту. Девушка забилась сильнее, пытаясь вырваться, но охотница держала её крепко. Потягивая кровь жертвы, Айша постепенно начала ощущать прилив сил: эльфийской крови должно было хватить на то, чтобы полностью восстановиться после столетнего сна, поэтому нужно было ловить каждую драгоценную каплю. С каждым глотком Айша становилась сильнее, а жертва слабела, пока наконец не перестала вырываться вовсе. Последние капли - самые сладкие, - вампирша опустила бездыханное тело на крышу и довольно облизнула губы. Она поинтересовалась, что делается на улице, но бой кончился, потому что мужчина, которого она изначально планировала осушить, и его команда спешно отступали. Вампиры же (несомненно, что противники были сородичами Айши) трансформировались и куда-то направились. Было бы неплохо проследить за тем, куда они направляются, - решила девушка. Ещё пару часов назад она бы сбежала, но теперь чувствовала, что силы вернулись, и жажда отступила. Пора было разобраться что к чему.

0

163

-----------> особняк Джады

Вдохнув привычно-вольный воздух Лондонских улиц, Морис почувствовал себя намного лучше. Леди велела доставить сведения как можно скорее, но мальчик решил, что для начала все-таки неплохо хоть немного отоспаться - хотя бы потому, что для выполнения работы требовались силы, которых у него почти не осталось. Поэтому первым делом он направился к докам, где было полно укромных теплых уголков, в которых его никто не потревожит.
Спустя полчаса мальчик лежал на мешках с соломой, сложенных в углу старого склада, сонно поглаживая прижавшегося к нему Шега. Мерный плеск воды за стеной убаюкивал его, и Морис быстро заснул тем безмятежным крепким сном, каким спят только дети.
Проснулся он на закате. Мальчик не знал, сколько времени прошло, но чувствовал себя отдохнувшим. Только страшно хотелось есть... Выбравшись из своего убежища, Морис отправился на промысел. Дорога от доков к рынку была недалекой и вскоре они с Шегги сидели у забора, дружно уплетая удачно добытый большой пирог.
Подкрепившись, Морис отправился в фешенебельные кварталы. Задание надо было выполнить, это являлось делом чести. До полной  темноты мальчик бродил среди богатых домов, до боли в глазах вглядываясь в нарисованные над дверями гербы...
На следующее утро он возобновил поиски, едва взошло солнце. Дважды пришлось спасаться бегством от полиции, считавшей присутствие здесь, в  богатой  части города, маленького оборвыша совершенно лишним. И лишь во второй  половине  дня мальчик  отыскал дом, на котором красовался врезавшийся в память герб.
Полдела было сделано. Оставалось лишь узнать, кто владелец этого дома. Морис расположился неподалеку, спрятавшись в нишу каменной  ограды, где полицейские вряд ли заметили бы  его, а он сам мог видеть и слышать все, что происходило у ворот и на улице.

Отредактировано Морис О'Брайан (2012-09-04 00:30:35)

0


Вы здесь » Пандемониум » Улицы Лондона » Улицы Лондона