Пандемониум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пандемониум » Улицы Лондона » Королевский цирк Хьюза


Королевский цирк Хьюза

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Наездник Уильям Бэтти, директор крупного передвижного центра, перенял эстафету знаменитого английского цирка сержанта Астлея, и в 1841 году отстроил сгоравшее трижды прежде здание. Теперь оно называлось Королевским цирком Хьюза и было, собственно, четвертым амфитеатром Астлея. Этот амфитеатр превосходил три предшествующие и по красоте, и по размерам. Сцена была огромной: два помоста соединяли ее с манежем, делая представление более цельным.
В программу входят роскошные пантомимы, конные акробатки-наездницы, укротители хищных животных, а так же многое, многое другое.

+1

2

Трактир "Под расшнурованным корсетом" ===> Дом у ивовой рощи ===>

Если и раньше Тали любила гулять по вечернему Лондону, то теперь, когда(благодаря ее же, кстати, стараниям) гетто оцепили, желание прогуляться вечерком стало практически навязчивой идеей. Тем более, когда пройти мимо констеблей магу было так просто. Остроухая банально присыпила патруль, после чего обошла осторожно спящие тела и беспрепятственно проникла в город. Спать они будут еще добрую пару часов, кто знает, что с ними случится за это время, но Тали было на это наплевать.
Эльфийка хотела отправиться на свою любимую крышу, но настроение было слишком игривым, что ли, чтоб всю ночь проторчать там в одиночестве, созерцая улицы Лондона. Самое время было вспомнить о том, как в последнюю их встречу Рудольф настойчиво советовал ей сходить в цирк(возможно, даже с ним), аргументируя это тем, что люди не так уж плохи, как она считает, и представление укротителей Хьюза - это, мол, просто нечто.
Однако, ходить с мужчиной на какие-либо мероприятия, если это не по работе, Тали считала лишним. Так и быть, сходит она на представление dh'oine, быть может, ей даже понравится, но сделает она это одна. Еще остроухую банально грызло любопытство - ну неужели во всех их фокусах и акробатических приемах, о которых так восторженно рассказывал ей Рудольф, не задействована магия? Ведь с Силой все это сделать было бы куда проще.
И вот теперь эльфийка, благополучно прикинувшись шлангом(благо же шапка скрывала заостренные уши), сидела в зале амфитеатра. Представление только начиналось - с ловких и легких, как акробатки, наездниц в пестрых и сверкающих одеждах. Тали с улыбкой наблюдала за шоу, время от времени откусывая сахарной ваты - эту гадость она купила здесь же, в цирке, и находила ее весьма и весьма недурной.

+2

3

Улицы Лондона ======>
Недурно, весьма недурно, я даже присвистнул от неожиданности. Это явно не тот цирк, в котором прошло несколько лет моей юности, хотя на фоне той труппы любое мало-мальски обустроенное здание покажется дворцом. Видимо, в моем понимании цирк так и останется навсегда кучей облезлых многофункциональных фургонов, с легкостью превращавшихся как в площадь для выступления, так и жилое помещение да мятым шатром, который постоянно приходилось латать. Представить, как у цирка может быть постоянное место, ярко освещенное здание и весьма удобные сидения, я до сих пор не могу. Впрочем, работники цирка Хьюза предпочли бы странствующий балаган, чем здание, подверженное постоянным пожарам и перепродажам.
Протискиваясь по небольшому коридору, я умудрился приобрести уродливую мягкую игрушку, сладкую вату и огромный свисток, а карманы мои взамен монет наполнились леденцами. Торговки определенно знали свое дело, умудрившись втюхать это даже мне. Из коридора я плавно переместился в зрительские ряды.
Представление уже началось, и уже издалека, по одному запаху, я догадался, с какого именно номера. Выходит, ничего интересного я пока не пропустил: всего лишь резвые наездницы, истязавшие лошадей с радостными улыбками, словно суть номера была скрыта не в акробатических этюдах и чудесах дрессуры, а в бесконечном дергании животных, резкий криках и изящном плюхании задом по седлу. Боюсь, я просто завидую наездницам, которые в отличие от меня способны проехать, ни разу не травмировавшись.
И все же куда бы присесть? Свободные места редели с удивительной скоростью, так что стоило определиться, пока не пришлось простоять все представления: ноги в хваленых лаковых ботинках этого не переживут. Сесть в первых рядах? Нет уж, там слишком много детей, которые будут радостно вопить у меня под ухом и воровать из карманов леденцы. Пройти в дальнюю часть? О нет, не я один не люблю орущих детей: почти все места забиты чопорными господами и еле дышащими из-под корсетов дамами. Эту публику в свою очередь не устроит, что я буду радостно кричать у них под ухом и жевать конфеты.
Озираясь, я медленно двинулся по лестнице. Кажется, в том углу еще относительно свободно, к тому же располагался он далеко от музыкантов, а значит, я смогу сохранить слух и, возможно, не буду потом напевать привязавшийся мотив.
Аккуратно пробираясь через ряды и, не переставая извиняться, в итоге добрался до свободного кресла и плюхнулся в него. Сидевшая рядом девушка мельком глянула на меня, моментально потеряв интерес и продолжив смотреть на наездниц.
Сильнее лошадей на арене меня нервировали только наездницы, изображавшие изо всех сил, что стоять на голове во время езды для них не только не в тягость, но и даже доставляет удовольствие. Пожалуй, не помешает немного успокоиться. Посмотрев по сторонам и убедившись, что никто не наблюдает, я извлек из кармана флягу с ромом. Ловкие манипуляции руками – и моя сладкая вата приобрела совершенно новый сакральный смысл.
На арене одна из наездниц начала крутиться на полном ходу в седле, каждый раз обрушивая весь свой вес на спину лошади с такой силой, что та только чудом не ломалась пополам. Публика, однако, принимала это на ура, отчаянно сбивая мозоли на ладонях и радостно улюлюкая. Невольно втянувшись в эту атмосферу, я расслабился и довольно растекся по сидению. Что там мешается? Ах да, леденцы в карманах. Я выгреб горсть и, с сомнением посмотрев на них, протянул соседке:
- Не хотите угоститься?
Вату с ромом не предлагаю, она поможет мне вытерпеть клоунов.

Отредактировано Юрген (2010-08-11 13:44:50)

+3

4

Тали наблюдала за представлением с вялым интересом. На самом деле, она была гораздо больше увлечена несчастными животными, чем самками dh'oine, отплясывающими на их спинах чечетку. Остроухой было любопытно, проходят ли лошадки какой-то особый отбор на крепость позвоночника, а если нет, то сколько несчастных животных погибает? Вот даже так, на сцене. Или на тренировках? Остроухую так и подмывало нашкодить прыгающим по лошадиным спинам бабеттам магией, однако в таком случае представление грозило сорваться, а она этого не хотела. Рудольф так красочно расписывал ей пантомиму этого цирка, что она просто таки обязана досидеть до этого этапа представления, а не то поделиться будет просто нечем.
Очень скоро свободное место возле Тали было занято хорошо одетым мужчиной, который тоже с интересом наблюдал за сценой(во всяком случае, так остроухой показалось). В руках у него тоже была сахарная вата, однако очень скоро Тали почувствовала еще один запах, далеко не такой невинный, и скосила глаза на соседа. Похоже, испытание прочности позвоночника копытных казалось ему недостаточно веселым, и он решил подвеселить себе вату.
"Изобретательно!" - почти с завистью резюмировала остроухая, продолжая принюхиваться к рому. Правда, в последнее время эльфийка пила слишком часто, и, хоть привязанность к спиртному у ее расы - явление неисследованное, алкоголицей становиться не хотелось.
У соседа, как оказалось, было побольше сюрпризов, чем просто ром; спустя минуту он щедро предложил Тали леденцов. Остроухая посмотрела на них недоверчиво, потом подняла взгляд на его лицо - мужчина лет тридцати, приятной внешности. Почему бы нет? Сладости она любила.
- С удовольствием, - ухмыльнулась Тали, сгребая леденцы с руки незнакомца, и укладывая их на свои колени. Сладкая вата как раз подходила к концу, а заняться чем-то надо было. На некоторое время к соседу она потеряла интерес: любопытства ради хотела прощупать цирк на предмет присутствия в нем нелюдей. Конечно же, если здесь есть маги ее школы, то для них она будет выглядеть, словно настырный светлячок в темной комнате, привлекающий к себе внимание, но ведь все они здесь вне закона, правда?..
Это заняло буквально пару минут, хотя на сцену уже успели выбраться страннейшего вида dh'oine в разноцветных полосатых одеждах, с чем-то, похожим на редиски, на носу, и с раскрашенными лицами. Малоинтересное зрелище, надо сказать, но публика буквально визжала от восторга и хохота, заставляя Тали неодобрительно щуриться.
...Ну и, как оказалось, конечно же, нелюди в цирке были. В частности, любитель ваты с ромом, сидящий рядом с ней, был магом - какое совпадение!
- Я бы и от спиртного в вату не отказалась... коллега, - с хамоватой улыбочкой произнесла эльфийка, скашивая глаза на любителя цирка. Надо же было как-то дожить до пантомимы, верно?

+3

5

Обращение «коллега» моментально вернуло меня в чувство, выдернув из безмятежного иллюзорного веселья в суровую реальность. Похоже, не меня единственного не смогли остановить блокада и солдатские патрули: сидевшая в соседнем кресле девушка с долей любопытства выглядывала из-под низко надвинутой шапки, непринужденно поглощая предложенные ей леденцы. Судьба упорно сталкивает с другими особенными, правда почему-то знакомства всегда происходят в самых неожиданных местах. Интересно, каковы шансы столкнуться с кем-нибудь и – более того – завязать беседу в, скажем, публичном сортире или в приемной доктора из тех, к кому обращаются с болезнями интимного характера? Искренне надеюсь, что проверить этого не придется.
Новая знакомая посягала на остатки рома в моей фляге. Что же, для своих не жалко, тем более мне на сегодня уже хватит. Может даже и не только на сегодня – однажды будет достаточно воткнуть мне краник в шею, чтобы налить выпить. Кстати о шее – неловко нашарив, я спрятал яркий свисток за воротник.
Вата, правда, у девушки заканчивалась, но зато неподалеку крутился парень с лотком какой-то сладкой гадости в кульках. Я махнул ему.
Между тем на арене начала отрабатывать еду и гонорар пара колоритных клоунов, хотя у меня сложилось мнение, что они скорее давили на жалость, чем веселили публику. Грим и весь прочий внешний вид их не оставлял простора для фантазии: мы наблюдали номер «антиподов», в котором один олицетворял собой отупелый и чрезмерно пышущий энергией оптимизм, второй же всем своим несчастным видом показывал, что морально готов повеситься прямо на этой арене. Перебрасываясь отрепетированными до автоматизма фразами, они параллельно совершали нехитрые действия с разложенными по арене предметами, в результате чего Нытику (так окрестил его я, с ходу поняв амплуа) постоянно доставалось, а Дурню (другого названия жизнерадостному олуху я, к досаде, не нашел) только и оставалось, что разводить руками и бросаться утешать.
Мой пытливый, но вяло работающий ум усмотрел в их внешнем виде насмешку над самим собой: Дурень выкрикивал свои реплики громким визгливым голосом, упорно напоминавшим мой собственный в счастливые минуты опьянения; Нытик и вовсе был нетрезв, что только шло на пользу его выступлению, однако не могло укрыться от моих глаз.
Провернув свой отрепетированный до совершенства номер по превращению безалкогольного в алкогольное, я гордо протянул кулек соседке. Интересно, а что она у нас умеет? И почему в этом городе только я единственный не умею с ходу распознавать нелюдей, зато этим прекрасно владеют все остальные, причем в отношении меня тоже?
Зато я умел кое-что другое. Одета скорее удобно и практично, чем нарядно и красиво, значит, явно не из породы кокоток, скорее всего, тот еще «крепкий орешек». Лицо выдает жесткость характера, решительность, опасности что ли? Род занятий очевиден. Веселая молочница. Тьфу, черт, наемница.
- Надеюсь, вы пришли сюда не ради них, - кисло произнес я, кивнув в сторону клоунов, приводящих первые ряды в состояние экстаза. – Лично у меня искреннее желание заткнуть им рты собственными накладными носами. Чувствую, единственным интересным за все представление в итоге окажется только обещанная курящая устрица.

Отредактировано Юрген (2010-08-11 15:06:16)

+3

6

- Благодарю,- галантный любитель цирка не разочаровал ожиданий Тали: остроухая довольно приняла из его рук щедро сдобренный золотистого оттенка напитком комок сахарной ваты на палочке. Вяло принюхавшись к нему(запаха алкоголя она не любила), она начала вполне довольно поглощать увеселительную вату.
И очень скоро заметила, что алкоголь в сладостях и правда помогает воспринимать это представление более.. целостно, что ли. Тали на какой-то момент даже пожелала оказаться на месте(ну или проникнуть в мозги) к одному из тех противных верещащих деток, что взрываются восторженными воплями при каждом движении клоунов, кстати, сама эльфийка все еще отчаянно пыталась найти в них, клоунах, что-то смешное(и естественно, эта ее затея проваливалась с треском, хоть и благодаря рому смотрелось явно легче).
Открывая зубами очередной кусок ваты, она скосила глаза на соседа - тот наблюдал за представлением с того странного рода размеренным спокойствием, которое часто сопровождает чрезвычайно важные занятия. Можно даже сказать, сосредоточенностью; но удивительным образом среди всего этого нелепия он выглядел очень органично. Наверное, виной тому были полные карманы леденцов и "взрослая" вата, приготовленная им с ловкостью трюкача.
- Ни в коем случае, - заверила Тали, закидывая в рот очередной леденец. Правда, он тотчас чуть обратно не вылетел - девушка прыснула тихонько в ответ на слова мага о том, что бы он сделал с клоунами, а так же о единственном стоящем номере. - Любите цирк? - осклабилась она, перейдя с леденцов снова на вату. Как жаль, что ром у него уже закончился - эльфийка видела, как флягу покинула последняя капля. - А я тут - впервые. Мне посоветовали, - фыркнула она, подумав, что у Рудольфа, пожалуй, было чудовищное детство, если он воспринимал подобные мероприятия, как развлечения. - Пока что - очень жаль лошадок. Хотя мой друг восхищался здешними мимами, и их пластичностью, - скажет она еще герру Штайну все, что думает об этом варварстве.
Тем временем, клоуны наконец закончили терзать публику и покинули ее под всеобщие возгласы восторга. Вместо них въехали облаченные в парадные мундиры карлики верхом на крупных свиньях. Первые ряды амфитеатра взорвались взрывом неоправданных оваций - авансом, очевидно. Представление, разыгрываемое ими далее, впрочем, вызвало у Тали усмешку. Облаченный в алый мундир карлик на резвом борове был злораден и гонялся за сидящим на более крупной(и неповоротливой) свинушке недоросле-неудачнике в желтом. "Зеленый", сидя на среднего размера и резвости животине, благородно изображал рефери между этими двумя, между делом пиная клюкой и одного, и другого. В довершение всего, четвертый, "черный" на самом резвом(и мелком) поросенке носился вокруг сцены, от зависти, очевидно, швыряя мелкие предметы в зеленого и алого(и, естественно, время от времени и один, и другой давал сдачи). Каждый раз, когда удар достигал цели, карлы забавно вскрикивали, через некоторое время "желтый", получив пинки и от всех трех(по чистой "случайности"), свалился со своего "скакуна" и взобрался на него задом наперед, потеряв окончательно контроль над скотиной на потеху публике.
- А на которого из них поставили бы вы? - задала остроухая вопрос, улыбнувшись лукаво и не отрывая взгляд от любопытнейшего спектакля. Право же, ей было интересно, чем он окончится.

+3

7

Прелестно. Идеальный симбиоз двух предыдущих номеров: наездники и клоуны трансформировались в карликов верхом на свиньях. Четыре разнокалиберные туши носились взад-вперед по арене, сопровождаемые радостными воплями и визжанием зрителей, неуклюже налетали друг на друга и снова отбегали в сторону, всячески пытаясь сообразить, чего от них добиваются «наездники». Наездники вели каждый свою игру, что выглядело довольно забавно: двое гонялись друг за другом, остальные всячески пытались помешать им, без конца влезая в «разборки». Шумно, весело, ярко. Публика такое обожает, даже если номером намекают на неё саму.
А ведь что-то в этом есть! Доводилось мне наблюдать бой петухов, когда двух обезумевших птиц спускали друг на друга и сопровождали это дикое действие радостными криками, пока те бились в кровь всеми имеющимися конечностями и, в итоге, не рухнули оба на устланный соломой пол. Победил тот, что умер не сразу, а пятью минутами позже. Но в этих гонках по арене была заложена какая-то толика смысла, что-то вертевшееся на уме и уже готовое превратиться в полноценную мысль…нет, не соображу. Может и нет никакого смысла, просто меня умиляют карлики верхом на хряках.
«Бравый гвардеец» в красном в очередной раз пнул «желтого», да так неуклюже, что свалился со своего скакуна. Тут же вскочив на ноги, вскарабкался назад и погнался за «желтым», который воспользовался заминкой и уже унесся на другой конец арены. Между ними хлопотливой наседкой носился «зеленый» и хищным коршуном метался «черный». Хаотичное зрелище. Я, тем не менее, рассмеялся.
- Цирк я люблю всей душой, по крайней мере, любил точно. Довелось пробыть в нем довольно много, притом не только зрителем, - добавил я, поглощая леденец. Что-то кислое и зеленое, хотя обертка обещала ягоду. Вот всегда так. – Просто сегодня меня занесло и вам посоветовали не самое удачное представление, надеюсь, устрица спасет все впечатление. А ваш друг любит цирк или только мимов?
Публика заворожено наблюдала за королевскими скачками, развернувшимися на арене. Дети разинули рты, матери на какое-то время забыли про них, и даже чопорные господа на задних рядах сосредоточенно раздули щеки, гадая, кто победит.
- Сложно сказать, на кого можно поставить. Если подумать, то здесь показывают мини-сражение, в котором у каждого своя роль. Вот видите, например, «черный», - указал для пущей убедительности, словно иначе бы «коллега» не сообразила о ком идет речь, - на него ставить нет смысла, ибо от него мало что зависит – он всего лишь назойливая муха, что носится вокруг и мешается. «Зеленый» из этой же категории – он думает, что сможет усмирить главных противников, но на самом деле так же мешается под ногами.
С нескрываемой тоской взглянув на остатки сладкой ваты, я поглотил их, после чего жадно облизнул пальцы, наплевав на всевозможные приличия и присутствие по соседству дамы, пускай и тоже далекой от этикета. Можно и продолжить разглагольствования.
- На самом деле ключевые здесь только «красный» и «желтый», таким образом, возникает вопрос – на кого из них ставить? Уверен, большинство из присутствующих без сомнения поставит на «красного», он активно атакует, ведет себя решительно, словно уже заранее победил.
Я бы поставил на «красного». Определенно.
- Но посмотрите на «желтого» внимательнее, - снова взмахнул дланью, ни к месту напоминая, кто из карликов в желтой одежде, - упорно держит оборону, не сдается, а если бы он хоть ненадолго перешел в атаку, то это в корне бы изменило происходящее на арене. «Красный» бы убегал от него так же, как он делает это сейчас сам, «зеленый» и «черный» вовсе бы обескуражено стояли в стороне: слишком неожиданный ход, да и не по сценарию.
Я бы поставил на «желтого». Тоже.
- А вы, однако, любите подобные действа, - заметил я, увидев, с каким интересом девушка разглядывала происходящее из-под своей шапки. – Приходилось участвовать в подобных гонках на свиньях или предпочитаете оставаться зрителем?

+3

8

Когда незнакомец сказал, что он тоже был частью цирка, Тали бросила на него еще один любопытный взгляд. Он маг - чем же он занимался? Вытаскивал из шляпы кроликов? Гонял по зрительному залу канареек? Любопытно. Впрочем, взгляд эльфийки тотчас снова вернулся к сцене - интересно было слушать его речи, и смотреть за происходящим.
Естественно, ей не понравилось сказанное им о зеленом. Bloede arse, она даже улыбнулась криво, скосив на него глаза, и потом снова вцепилась глазами в действо. Неужто зеленый и правда ничего не решает? Продолжала внимать размышлениям мага - он говорил неторопливо, четко, словно раскладывал по полочкам. Однако разозлилась остроухая только в первое мгновение - потому что забыла, что говорят они всего лишь о свиньях. Безусловно, слушать его было интересно.
- Не сказала бы, - осклабилась остроухая, хмуро улыбаясь. - Впервые вижу подобное, но азартный характер не позволяет мне оставаться равнодушной. - В ответ на вопрос о том, учавствовала ли она в подобных гонках, эльфийка тихо рассмеялась. - Еще бы. С большим количеством участников, коллега. И выигрывать приходилось, и проигрывать. - "Правда, за прошлые мои гонки мне всегда платили звонкой монетой".
- Ваша точка зрения - разумна. Однако в кое-чем я вынуждена с нею не согласиться, - Тали была слишком увлечена разговором и сценой, чтоб вспомнить, что в руке ее еще целая половина мотка сахарной ваты с чудным наполнителем. - Вы говорите, что желтый - сила. Однако, он неповоротлив и медлителен. Пусть он пожелает атаковать кого угодно из троих, он сделать это будет не в состоянии - любой уйдет от него легко, играючи. И если он удумает атаковать резвого "красного", превратится лишь в еще большее посмешище.
Публика продолжала наблюдать за боем карликов с недюжинным интересом. Красный, которому, очевидно, надоело терпеть тычки от зеленого, пошел в атаку на него; однако атаковал далеко не так смело, как желтого, вели себя карлики до потешного осторожно. Желтый, размахивая оторванным от мундира рукавом, костерил почем зря обоих; черный, воспользовавшись ситуацией, продолжал зловредно швыряться всем, чем ни попадя, в зеленого и алого.
- Посмотрите, желтый напрочь неспособен атаковать, однако черный - очень даже, хоть и распыляет свой пыл попусту. По сути, им ничто не мешает объединиться; вдвоем они легко бы справились с красным, тогда как по одиночке эта задача была бы невыполнима. Точно так же как красный не атакует черного, потому что его свинья слишком медлительна для этого - ему его просто не достать. Заручись он поддержкой желтого(что маловероятно), или, например, зеленого, то справился бы и с черным, и с желтым.
Тали умолкла - кажется, представление воинственных карликов подошло к кульминации. В частности, красный и зеленый свалили друг друга с свиней и теперь катались по полу, выкрикивая потешные ругательства. В каком-то ярде от дерущихся коротких тел гордо восседал на "жеребце" черный, зло хохоча на забаву публике.
- Поодиночке каждый из них мало чего стоит, - эльфийка нахмурилась, разглядывая битву коротышек повнимательней. "Куча мала" дивным образом переместилась прямо под ноги черному, и через мгновенье паркет гнулся уже под тремя, а не двумя, цапающимися карликами. - Не так ли? - желтый на своей толстой свинье, очевидно, желал спасти черного из потасовки, но вместо этого в нее тоже был втянут. - Вопрос в том, что именно мешает им объединиться, чтобы достичь победы. Вот как вы думаете, коллега, почему зеленый защищал желтого? - она наконец оторвала глаза от, кажется, ближущейся к завершению драки, и уставилась на мага смеющимися глазами.

+3

9

Какие многозначительные рассуждения и глубокие познания в области стратегий, жаль только вызваны они не эпохальными баталиями, а самой что ни на есть пошлейшей гонкой карликов на свиньях. Хотя, как я уже говорил, все символично и при желании может иметь скрытый смысл. Кажется, я наконец-то начинаю потихоньку вникать в него, моя же безымянная соседка, похоже, поняла его еще с начала представления. Не только поняла, а пыталась дать понять что-то мне. Или узнать? Или что?
- Интересная точка зрения, но так можно выставит лидером любого из участников. Взять снова того же «красного» - предположим, что победителем выйдет он. Но вот в чем беда: получается, что все это время мы наблюдали самую предсказуемую и неинтересную гонку, без малейшего намека на интригу, гонку, в которой победитель был предопределен заранее. Я бы почувствовал себя как минимум разочарованным.
Одно из двух: либо ром потихоньку выветрится и тогда я перейду на менее возвышенный слог, либо ром скажется еще сильнее, и тогда я начну сравнивать верещащих свиней с мировыми державами, а глумливых карликов – с лидерами-правителями.
- Перейдем к зеленому, я уже говорил, что он упорно мечется между ноги только мешается. Но если присмотреться, то действует он в полсилы, немного усилий и упорства – и «желтый» с «красным» будут так же ошеломленно сидеть на полу, соображая, какая неведомая сила вмешалась в их бой. Другое дело, что усилий «зеленый» прикладывает меньше, чем мог бы. Нет, никакой подоплеки, просто это постановочное представление. И только.
Перенести ставку на «зеленого»? Как же я раньше не продумал этот вариант? Видимо, потому, что до него так с ходу и не додумаешься.
- Остается только «черный», но тут я особой интриги не вижу. Эдакая пакостная внешняя сила, которая вмешивается в действие, кидаясь чуть ли без разбора во всех подряд, словно надеясь так помешать остальным противникам. Беда её в том, что при всем желании не хватит сил завалить всех остальных противников, хотя и действует он абсолютно серьезно. Мне кажется, из всех четверых он единственный он верит в свою роль и надеется победить, в то время как остальные работают по отлаженному сценарию.
Вот и выявлен аутсайдер – на «черного» я ставить точно не собираюсь.
Судя по мелодии оркестра, номер уже подходил к концу. Глупое и одновременно завораживающее зрелище заканчивалось, осталось узнать, кто из обозначенных мною кандидатов сделает необходимый рывок и победит. Я так толком не определился, хотя и обозначил сильные стороны почти каждого. Сидевшая рядом девица, судя по всему, отдавала предпочтение «зеленым». Вот и проверим.
Ответа получить так и не удалось. На сцену выскочила комичного вида старуха, для большей несуразности нацепившая накладные зад и бюст, которые теперь раскачивались при ходьбе и придавали ей нелепый вид. Наигранно крича и размахивая палкой, она начала ругать карликов за то, что взяли её свиней, после чего стала гоняться за ними по всей арене. Публика была готова рухнуть от хохота, хотя, признаться, я ждал другой концовки. Карлики, войдя в образ нашкодивших детей, побросали своих «гнедых» и начали убегать от старухи, периодически чудом уворачиваясь от ударов или проскакивая под её юбкой. Свиньи так же участвовали в безумной действе, отчего на них периодически натыкались или вовсе запинались и падали. Классический Лондонский театр сейчас бы обзавидовался.
Наконец, на бегу выстроившись в ряд, действующие лица подхватили животных и исчезли за кулисами, сопровождаемые аплодисментами. На смену им выскочил конферансье, патетично объявляя «несравненную Эсфирь». Судя по приготовлениям на сцене – воздушную гимнастку.
- Такую концовку мы не предусмотрели, - обратился я к соседке. – Но напомню, что это было всего лишь постановочное представление, так что было глупо ждать другого финала. Правда, если хотите, можем найти смысл и в этом – словно оказалась сила выше всех остальных, способная разогнать этот «междусобойчик». Или вы все-таки рассчитывали на какой-то конкретный финал?

+3

10

Остроухой казалось, что ее собеседник понял, что говорит она не просто о свиньях. Право же, выступление карликов-наездников на свиньях - вещь веселая, не более того; сейчас Тали занимали вещи куда более важные. Она невольно примеряла ситуацию на сцене на то, что знала о политической ситуации в Лондоне, и, конечно же, болела за "зеленых". Кроме того, это был ее любимый цвет.
А сосед снова начал размышлять - опять спокойно, размеренно, и рационально. Ведь правда, если "красный" победит, это будет так бесконечно скучно. Хоть и закономерно; победа "зеленого" же казалась маловероятной из-за того, что он проявлял гораздо меньше энтузиазма, чем стоило. Черный казался просто злобным карлом, который был способен лишь на, как выразился маг, "мелкое пакостничанье", хотя кто знает! Желтый же вообще вел себя, словно тупой и флегматичный мешок с соломой(да-да, он был еще более тупым, чем остальные карлики).
Дальнейшая борьба была беспардонно прервана омерзительной старухой, и из-за своего фатализма Тали, естественно, увидела в этом некий подтекст, который тотчас заставил ее сердце екнуть. Потом сразу же укорила себя за то, что на ее мысли влияние оказывает глупая возня на сцене цирка dh'oine. Ведь сценарий был придуман заранее каким-нибудь автором-пропойцей. Когда глашатай объявил выход акробатки, к самому представлению эльфийка почти что потеряла интерес.
- Матушка-Природа вмешалась и спасла своих сыновей от серьезного членовредительства, не иначе, - улыбнулась широко Тали, снова взявшись за сладкую вату. Она уже и забыла, что вата-то "с сюрпризом". - На самом деле, концовку нахожу закономерной и справедливой, хоть я надеялась, что победит один из участников великолепного действа, - "зеленый", демон подери, хоть она и карлу или его свинье лично не симпатизировала, должен был победить "зеленый"! - Ну или, хотя бы, свинья. - свинья зеленого!
Тали с усердием оторвала зубами еще один кусок сладкой ваты, чтоб перестать наконец думать о глупых карлах. В самом деле, это всего лишь маленькая сценка, не имеющая никакого отношения к реальности, и не заимеющая в будущем - уж точно.
- Когда я рассчитываю или желаю определенного результата... пусть даже как в этом, хм, спектакле, - Тали неопределенно взмахнула рукой, указывая на сцену, - то непременно участвую в действе и влияю на него. Чтобы этот результат был достигнут.  - разговор таки ушел со свиней на темы гораздо более широкие и отдаленные. Возможно, виной тому было наталкивающее на размышления представления, а, быть может, спиртное, которое влияло на эльфийку однозначно - развязывало язык. - В данном же случае конкретного финала ждать было глупо - самая важная и весомая фигура, несомненно, находилась за кулисами. А вы? Чья роль вам импонирует больше?

+3

11

У меня начала кружиться голова. Виной тому спертый душный воздух в здании цирка, добавленный в сладкую вату ром или странные путанные разговоры, словно мы уже добрые полчаса обсуждаем нечто важное, но не рискуем выражаться прямо и без намеков – не знаю. В любом случае, надо передохнуть и собраться с мыслями. Если уж говорим о важных вещах, то и ответ лучше обдумывать как следует – мало ли, ляпну еще чего.
Несравненная Эсфирь под заунывную, пардон, проникновенную и грустную музыку уже набирала высоту, демонстрируя всему залу костлявые ручонки и ножки едва ли толще канатов. Похоже, музыка являлась не только частью номера, она еще перебивала бурчание в её животе.
- Подловлю вас на собственных словах. Раз вы говорите, что главная фигура пряталась за кулисами, не стоит ли из этого сделать вывод о том, как много в мире вещей, на которые вы, вмешиваясь или нет, все равно не сможете повлиять? Может, буквально недавно вы совершили нечто важное и страшно гордитесь собой, не подозревая, что на самом деле где-то за кулисами прячется старуха с накладной задницей, из-за которой все ваши старания окажутся тщетными.
Не спешите расстраиваться, ситуацию можно повернуть и по-другому. Карлики метались по сцене все это время, тянули время для представления. Но ничто не мешало любому из них сделать рывок, приложить чуть больше сил – и тогда действо завершилось бы до того, как на сцену выбежит старуха. Иногда какие-то вещи нужно сделать не откладывая.
Интересно, о чем это я? Надеюсь, своими высокопарными речами я не подтолкну эту девицу устроить переворот или массовое убийство «здесь и сейчас»?
- Что касается роли… Ролей существует масса. Есть зрители, одни тупо созерцают происходящее, как, например, то семейство в первом ряду, другие, как мы, пытаются найти некий смысл. Но нас объединяет то, что мы все равно остаемся зрителями. Как вы успели убедиться, я слишком язвителен и желчен для такой роли.
Происходящее на сцене тоже не так просто. Артисты есть артисты – на них обращено все внимание, на них лежит большая ответственность за каждый промах, но зато им сполна принадлежат все овации и цветы по завершению номера. Быть в самом центре действа, более того, вытягивать все представление на себе – тоже не для меня, к сожалению. Для этого мне не хватает банального интереса к происходящему. Роли, как мы уже убедились, тоже разные, и нельзя с ходу понять, когда проявит себя главная.

Великолепная Эсфирь трижды перевернулась на перекладине. Музыка перебила звон ребер.
- Особая категория – те, кто стоит выше артистов, проще говоря, дирекция театра. В реальном мире – это правители, командиры, генералы, предводители, лидеры или попросту манипуляторы. Для попадания в эту категорию мне недостает стремления к власти.
Остается еще много ролей, я же скажу прямо – если к кому и принадлежу, так к «обслуживающему персоналу». Несравненная Эсфирь парит под куполом не только потому, что в силу пустого желудка стала легче воздуха, а потому, что ей предварительно натянули веревки, установили сложные системы, отрепетировали номер, продумали костюм и прочее, прочее. Никто не выведет после представления на сцену всех этих людей, но роли их здесь ничуть не меньше.
Так и в жизни: я предпочту остаться в тени, но зато буду знать, что некое событие произошло благодаря мне. Моя помощница, правда, придерживается иных взглядов,
- добавил я, внезапно вспомнив Элизу. Кажется, я «задолжал» ей поход в театр.
Единственная и неповторимая Эсфирь, удерживаясь на одной ноге, раскачивалась вниз головой, отчаянно напоминая мне умирающую самку богомола. Публика, однако, была в восхищении.
- Надеюсь, я вас не утомляю своей болтовней, вы все же пришли посмотреть представление, а вместо этого мы с вами обсуждаем нечто глобальное, прикрывая невинными рассуждениями о цирке и карликах на свиньях. Любите пофилософствовать или это напрямую связано с вашей жизнью? – не удержавшись, задал ей мучавший меня вопрос.

+3

12

Очевидно, более-менее сносные этапы представления были растыканы по программе так, чтоб ими можно было разбавить вполне посредственный и безынтересный каркас. Вот и сейчас, после занятнейших "свиней", на сцене малопривлекательные для Тали трюки выделывала тощая девчонка. Остроухая наблюдала за ней с равнодушием, однако Юргена, который разговорился не на шутку, слушала очень внимательно.
Когда он сказал о старухе, ей захотелось расхохотаться ему в лицо.
- Не считаете ли вы, что в таком случае нужно стать старухой с накладной грудью? - она зыркнула на мага, и снова уставилась на дистрофичную акробатку. Дополняло ее убогое представление не менее убогая и скверная музыка. - Хотя знаете, ее роли я тоже не завидую - ведь кто знает, КЕМ хотела она быть, быть может, она и вовсе не хотела появляться на сцене. А решил все сценарист - тот, кого мы так и не увидели.
"Иногда какие-то вещи нужно сделать не откладывая", - в голове прозвучали его слова. Тали подумала вдруг о том, не слишком ли долго она медлит, не аукнется ей потом, не пожалеет ли она горько о том, что сейчас возможность за возможностью упускает то, что, по сути, сделать давно была обязана... Это если исходить из ее взглядов на жизнь, конечно же, хоть сейчас она уже сомневалась в том, действительно должна она делать это, или нет; ну и, конечно же, совсем не знала, сможет ли сделать это в будущем.
Из задумчивости ее снова вырвали мерные рассуждения мага. Язвителен и желчен? Что ж, у них это - общее. Впрочем, Тали еще не видела ни одного мага, если он, конечно, не святой целитель, который бы не позволял себе в общении мелкое хамство. Увы, Сила с самого рождения ставит их выше других, и дает преимущества, которые просто таки не могут не сказаться на характере.
Тали кивала, когда он говорил о ролях зрителей, актеров, и обслуживающего персонала - все это было понятно, и, если верить его словам, пред нею находился маг, который - будь он участником цирка или какого другого, кгм, действа - быть не в центре событий, однако же и в сторонке стоять не хотел бы. Возможно, эти его слова касались лишь цирка; возможно же, он давно "просек", о чем она думает, и говорит о кое-чем другом...
- Ничуть не утомляете, - заметила Тали, поморщившись. Ром развязал язык не только ей; слушать коллегу было интересно, кроме того, это было гораздо любопытней, чем сам цирк. - Нет, я нечасто веду философские беседы за... мотком рома, - который она, кстати, до сих пор так и не прикончила - от ваты остался на данный момент лишь жалкий огрызок. - Я предпочитаю действия разговорам, однако без разговоров зачастую до действий дойти не удается вовсе. Вы верно поняли, коллега, - остроухая мрачно улыбнулась и умолкла. Удобно было занять время, которое пригодится ей для размышлений над тем, что же ему ответить, поглощением ваты. Хотя, возможно, из-за ее содержимого, напрямую действующую на и без того развязанный язык остроухой, лучше было бы не доедать ее вовсе. - На самом деле, когда что-либо вплетается в вашу жизнь столь тесно, вы видите отблески этого буквально везде. Пусть даже это цирковое представление, - она поморщилась, вспомнив о глупом поросячьем бое. Умудрилась же она увидеть в нем нечто большее, нежели просто драку карликов! - Вы бы отнесли меня к актерам, - она откинулась на спинку кресла, усмехаясь и поправляя изрядно сползшую с бровей шапку - аккуратно помещала ее обратно. - А вы? Вашими речами двигало лишь праздное любопытство, или нежелание оставаться в зрительных рядах? - еще одна улыбка - явно искусственная, они говорят о серьезных вещах, ничуть не смешных вещах. Внимательный, испытывающий взгляд направлен на мага - ну не может же личность так много думать о представлении, которое разыграется так скоро, и не хотеть принять в этом участие! Вопрос лишь в том, к какой стороне он примкнул бы. Тали сейчас думала о том, что она ступила на скользкую стезю - и, демон, возможно, лучше бы оказалось, что они все еще говорят о свиньях.

+3

13

- Можете и снять накладную грудь, в ней довольно жарко, да и подходит она скорее артистам жанра «травести». С позиции существующего сценариста роль старухи значительно уменьшается – ведь получается, что кто-то придумал роль за неё. С позиции самой старухи роль сохраняет свое значение – ничто не мешает ей сыграть по-своему или не играть вовсе. Было бы желание да фантазия.
Уникальная как Сикстинская Капелла Эсфирь раскланялась публике и унесла свои хрупкие телеса за кулисы, очевидно, готовиться ко второй работе в Зале Анатомии. Конферансье объявил выход иллюзиониста. Это уже интересно – вот уж где насмеемся с моей новой знакомой вдоволь, наблюдая, как на свет извлекаются припрятанные в манжетах карты и внутренних карманах голуби.
Хотя, судя по тону девушки, в данный момент было уже не до шуток. От карликов и накладных грудей мы внезапно перешли к разговорам напрямую. Или почти напрямую.
Интонация, да и содержание прозвучавшего вопроса что-то смутно мне напомнило. Ответ нашелся быстро: нечто подобное, хоть и в другой обстановке (я слабо улыбнулся, вспомнив мои гадания «под опием») мне задавал Йен. Так что же получается, я все это время имел удовольствие общаться с представителем одной из Партий? Я-то, глупец, угощал её леденцами и разглагольствовал о поросячьих бегах.
Как бы еще понять, с кем конкретно я имею честь разговаривать: еще одним Реформатором или кем-то из другого лагеря? Да что там, я до сих пор даже не удосужился представиться: поначалу знакомиться в цирке казалось неуместным, а теперь момент был упущен. Ну да ладно, определиться бы для начала с партией.
Мастер Готфрид с лицом настолько сосредоточенным и загадочным, словно изо всех сил и через слезы пытался предотвратить отрыжку, демонстрировал избалованным зрителям все свои умения. Удивительно, как при всей моей образованности из меня так и лезут шутки ниже пояса. А умения, мягко говоря, не впечатляли, зато преподносились с таким пафосом, как если бы Мастер Готфрид не извлекал яйцо из-за уха зрительницы, а превращал воду в вино и заставлял ходить безнадежных калек. Взмахнув бархатным плащом с весьма заметным сальным пятном, он перешел к более сложным трюкам. Я же продолжил говорить.
- Я прожил достаточно долгую жизнь, за которую успел успешно испробовать на себе роль зрителя. Что там – я просто блистал в этой роли, получая все новые и новые предложения, а поклонницы и поклонники моего таланта следовали по пятам, умоляя не бросать успешное амплуа. Не стоит и удивляться, что однажды я с облегчением эту роль забросил, возвращаться же к ней пока не собираюсь. По крайней мере, не раньше юбилейных вечеров на закате жизни.
Настало время говорить серьезно. Благо что Мастер Готфрид в данный момент поджигал голову помощницы – в воцарившейся тишине можно было не повышать голос.
- Я прекрасно осведомлен о происходящем действе. Не о представлении, а о том, что происходит за стенами этого здания. И хотя мой приезд в Лондон был вызван другими причинами, я не могу оставаться в стороне – отчасти в силу любопытства (но никак не праздного), отчасти из-за желания стать частью чего-то значимого и важного.
Уж поверьте, за недели пребывания в Лондоне мне удалось добиться такого, чего не добьются многие и за годы: знакомства, связи, происшествия. Поневоле начинаешь верить в некоего сценариста, что предопределяет за меня все эти события, хотя выбор всегда остается за мной.

Увы, языком намеков и мутных образов сегодня говорить удобнее.
- Единственная дилемма, что стоит передо мной в последнее время – за какую труппу играть. Здесь я пока пребываю в неком ступоре. Быть может, вам есть, что рассказать об этом? – уже по обыкновению закончил свой ответ вопросом. Так и будем любезничать до закрытия цирка.
Мастер Готфрид в это время извлек из недр плаща задохнувшегося голубя. Какой конфуз..

+3

14

В отличии от мага, который умудрялся и поболтать, и на представление посмотреть, Тали последнее больше не интересовало. Его слова натолкнули ее на такую логичную мысль - а что, если она говорит с подчиненным Йена? Впрочем, мысль эта была быстро отметена в сторону - во-первых, в таком случае он бы пользовался его услугами, а во-вторых, на руке ее собеседника не было браслета Партии. Дальнейшие его слова еще больше убедили ее в том, что он с выбором стороны не определился... Значит ли это, что она может на него повлиять? Улыбка Тали стала чуть более широкой, пальцы забарабанили легко по подлокотникам сиденья.
Так значит, вот каков расклад: этот маг(сколько ему лет? По глазам видно, что он не юн уже давно) приехал в Лондон, теперь же желает разузнать о политической обстановке в Лондоне, и примкнуть к одной из сторон. Фактически, к ней, к Тали, или же к Маклину. Судя по тому, что он говорил о "встречах и происшествиях", то с лидером партии Реформаторов он уже познакомился и - о чудо - на руке его все еще нет браслета. Хотя это могло совершенно ничего не значить. Тали в связи с весьма волнительным содержанием беседы чувствовала, с одной стороны, воодушевление, с другой же - раздражение. С одной стороны, она могла привлечь на свою сторону еще одного мага, с другой же - скажите на милость, раз она борется за правду, за то, чтоб избежать геноцида, почему она каждый раз должна торговаться, как баба на базаре, упрашивать всех, умолять, давить на жалость? Демон подери, как ей это надоело!
- Какую труппу? - переспросила Тали с улыбкой, в которой отражались в полной мере испытываемые ею чувства. - На самом деле вы уже в труппе, просто еще не знаете точно, в какой. На самом деле... - остроухая поморщилась, отвлекшись на мгновение на представление - публика умолкла, а мертвый голубь выпал из рук неумелого фокусника на пол. Тали подумала вдруг, что, не беседуй она с магом, непременно позабавлялась бы над неудачником, не давая ему контролировать животных. Впрочем, есть одна штука, которую она еще может сделать. Шкодно улыбнувшись, остроухая бесстыже задействовала старый добрый Призыв - пол минуты усердного сплетания заклинания, и костюм мастера Готфрида превратился в пирог с живыми птицами. И мелкими млекопитающими, конечно. При этом вся живность активно копошилась, пытаясь выбраться из костюма мага, однако очень быстро Призыв Тали разорвала - чтоб птички не удумали сейчас к ней лететь. Пусть просто проснутся, повеселят публику. - Да, так вот, на чем вы окончили? О труппе. Согласитесь, если вы комедиант, среди актеров, играющих драму, делать вам нечего... Скажите, как вы относитесь к людям? И к идее массового геноцида, конечно же,- внимание, вот и ключевой вопрос этого вечера. Как хорошо, что публика слишком увлечена творящимся на сцене безобразием, и их беседу не слышат даже соседи. Улыбка на спокойном лице Тали к тому времени снова приобрела хищный оттенок. - Я не говорю о себе - но мои друзья, тоже маги, к своим родственникам и друзьям вне гетто относятся очень... трепетно. Уважительно. Не считают их едой. Не любят, когда кто-то так о них отзывается. И, естественно, сидеть, сложа руки, мы не собираемся, - она игриво подняла одну бровь, рассматривая собеседница оценивающе. Каков его потенциал? На что он способен, как маг? Она могла бы его "прощупать", но он почувствует это... И это некорректно. - Если у вас возникнет к этому интерес, мы можем поговорить об этом детальней, познакомиться поближе - и стоит ли мне намекать, что я бы предпочла, чтоб содержание разговора осталось между нами? - Даже то, что она просто сообщила ему, на какой она стороне - очень много для нее. Эльфийка поглядела еще раз фокусника, который наконец совладал с ситуацией(браво!), и снова перевела выжидающий взгляд на собеседника. Перед тем, как умолкнуть в ожидании ответа, она позволила себе короткий смешок, - уверяю вас, коллега, ошибок зеленого карлика мы повторять не станем.

+3

15

Вот и свершилось долгожданное и неизбежное: имею удовольствие не только общаться с представителем Консерваторов, но и, похоже, получить предложение к сотрудничеству. Хотя насчет последнего могу и ошибаться, быть может, ей просто нравятся мои туманные рассуждения. Насчет принадлежности девушки к партии Консерваторов я был более уверен: трепетное и уважительное отношение присуще только им, в остальных «лагерях» активно проповедуется либо ненависть и жестокость, либо вселенский пофигизм к происходящему.
Вот только у меня определенно дежа вю. Уже второй раз я, сам страшно того желая, сталкиваюсь с лицом, наверняка имеющим огромное влияние внутри партии, второй раз умудряюсь завязывать с ним беседу, но стоит тому проявить хоть какую-то заинтересованность в отношении меня, как весь мой азарт опять моментально сдувается и я попросту не нахожу что ответить. Не был готов ответить пылким «я согласен!» Йену (хотя больше в силу своего невменяемого состояния), не смогу сделать это и сейчас.
- К людям я не могу относиться плохо, - начал я издалека. – Пускай сегодня это больше напоминает распустившееся, помешанное на деньгах и удовольствиях стадо, уверенное, что является вершиной эволюции – что автоматически отвергается существованием таких, как мы с вами. Но я не могу воспринимать их негативно, в конце концов, я сам по происхождению человек, хоть это и было века назад.
Нет, определенно и тебе я ответа не дам. И дам ли я его вообще когда-нибудь?
- «Зеленый» карлик мне куда приятней – как его позиция, так и методы работы, вряд ли я когда-нибудь смогу полностью сработаться с нелюдями, воспринимающими людей и, скорее всего, частично и меня как ходячее пропитание? Цель мне кажется вполне благой, так что кто знает, быть может, я помогу организовать тот финальный рывок, что приведет эту силу к победе?
Но есть и вторая сила, тот самый агрессивный карлик в красном. –
К чертям сравнения и красивые эпитеты! - Массовое порабощение как цель мне видится слишком дикой, а методы работы – кровавыми и несколько топорными. Но есть два «но», которые убеждают присоединиться именно к ним: во-первых, в случае победы – а у них ничуть не меньше шансов на это – лучше оказаться на этой стороне, в противном же случае меня без жалости порубят на стейки; во-вторых, я могу хотя бы попытаться изменить работу этого «механизма». Меньше крови, больше хитрости - глядишь, победа достанется более красиво.
Провалившийся с позором Мастер Готфрид покидал сцену, неловко подбирая вываливающийся реквизит. Похоже, кого-то сегодня кормить не будут.
Йен хотя бы вкратце обрисовал мне свою позицию. Поинтересоваться о том же у…у соседки?
- Так что интерес у меня имеется. Вопрос в другом – на чьей стороне играть перспективнее. Вы уверены, что будете действовать эффективнее карлика в зеленом?
Меня упорно несет на хамство в обществе нелюдей. Как по заказу – самых опасных и влиятельных. Разговаривать так с ней навярняка чревато последствиями не меньше, чем подобный тон в общении с Йеном или Кирком. На беду, язык развязывал употребленный ром и присутствие свидетелей.
На арене тем временем разворачивалось очередное действо: троица здоровенных атлетов с одинаковыми нелепыми усами под носом хохоча перекидывали друг другу гири, чемоданы и щуплую девочку, выбежавшую на сцену вместе с ними. Судя по блестящим псевдо-восточным костюмам и скромно стоявшим в стороне ящикам – к концу номера приплетут какого-нибудь удава. Публика, между тем, блаженствовала.

Отредактировано Юрген (2010-08-12 12:22:00)

+3

16

Так значит, по происхождению он таки был человеком. И близким к людям; в отличии от тех потомственных магов, как, например, Рудольф, которые себя и людьми-то, наверное, не считали. Однако же, не смотря на свое человеческое происхождение, маг, судя по его речам, интересовался не сколько целями Партий, сколько тем, насколько интересно будет с ними сотрудничать. Остроухая не исключала той возможности, что она ошибается, и на самом деле выбор он будет делать, все же, по каким-то другим критериям. Но пока что чуяла очередное западло - вместо конкретных ответов собеседник опять пускался в задумчивые рассуждения о карлах, начал вилять из стороны в сторону, и, в общем, всячески уходить от ответственности. Тали без особого труда подавила растущее в ней раздражение, продолжая вполне приязненно улыбаться.
- Пожалуй, мне нужно кое в чем вам признаться, - произнесла она не без насмешки в голосе, усмехаясь чуть шире. - Мне импонирует то, что вы подходите к выбору, хм, труппы, с такой ответственностью, и так долго размышляете, очевидно, стараясь принять обдуманное и правильное решение. Однако, должна вам сказать, что любого смутит та практичность, с которой вы подходите к вопросу. И меня - в особенности. Возможно, это разумно - размышлять о грядущем противостоянии, как о скачках. Или игре. В каком-то смысле оно таковым и является - для постороннего зрителя. Однако стоит вам оказаться на месте лошади, как все покажется иным.
Тали умолкла ненадолго, оторвав взгляд от мага и переведя его на сцену. На происходящее, впрочем, взирала без особого интереса - и едва ли понимала смысл. Так же как и восторженный рев публики давно замечать перестала.
- Вы считаете, что сможете сделать механизм работы "алого" менее кровожадным своей хитростью. Мне это кажется неудачной шуткой, не иначе; если вы, коллега, думаете, что, примкнув к ним, вы сможете удержать их от геноцида и заточения братьев наших меньших в резервацию, то я желаю вам удачи, - короткий смешок, и эльфийка вновь смотрит на мага. - Если же вы желаете сделать сам механизм геноцида менее кровавым, и считаете, что сам факт от этого как-то изменится... - пожалуй, ее лицо теперь выражало все то нелицеприятное, что она думает об этом.
Тем временем, прозвучал еще один вопрос - о том, будут ли они действовать эффективней, чем зеленый карлик. Дерзко; однако, демон подери, магам палец в рот не клади, да и потом, Тали отчасти понимала его - какими бы благими не были намерения, к обреченным на проигрыш неудачникам никому примыкать не хочется.
- Черный карлик - не жилец. В любом случае, - произнесла она задумчиво, воскрешая в памяти сцены поросячьего боя. - Желтый - возможно, жилец. Но не боец. А вот зеленый и красный... Вы помните, о чем мы говорили во время незабвенного боя, коллега? - она явно намекала на свои слова о том, что рано или поздно им придется сотрудничать. Вопрос только в условиях этого сотрудничества - а они зависят от того, кто как проявит себя перед контактом. Тот, кто будет быстрее, умнее, сильнее - тот и будет ставить условия. - Вам нужны гарантии? Побольше данных о планах и методах Партии, о ее составе - так этого не будет. Не то место, не то время, не тот собеседник, - Тали снова оскалила зубы в нехорошей улыбке, а пальцы легко забарабанили по подлокотнику. - И так многовато откровений, как для разговора между незнакомцами в цирке, не находите? Так вот, коллега, хочу вас кое о чем спросить. Вопрос, так сказать, наводящий. Вас кусал когда-то вампир? Пусть даже он был вам другом, или близким человеком; вы пробовали быть ЕДОЙ? Вы видели его глаза, когда он отрывал клыки от вашей плоти, прервав трапезу? Читали в них, что он находит вас... вкусным? А ваш вкус - восхитительным. Такая лестная оценка радует, если забыть о том, что смотрят они порою на нас, как на сытный ужин. И право же, немногие из них, будучи голодными, могут сдержаться. А теперь представьте себе, что вампиров будет столько же, сколько людей. Представьте себе эту мощь - восхитительную мощь! - если бы только она была контролируемой, а вампиры - не были столь подверженными влиянию инстинктов хищниками... Представьте себе этот мир, коллега. Одна половина людей валяется на улицах мертвой, вторая же ждет своей участи в резервации. А я скажу вам, что в таком мире даже я, маг и эльф, никогда не буду себя чувствовать даже в относительной безопасности. А я скажу вам, что я никогда не захочу жить в таком мире. Но это и так очевидно. Вопрос стоит в том, захотите ли в таком мире жить вы. - И снова внимательный, испытывающий - и чуть насмешливый - взгляд устремлен на мага. Прежде он каждой своей речью выражал одинаковое отношение как к одной стороне, так и к другой, с завидной постоянностью храня нейтралитет и не находя ни у одной из партий явных недостатков\преимуществ. Как же он выкрутится теперь?

+3

17

Что же, терпеть меня час с лишним - это уже достижение. Сохранять большую часть времени учтивость и приветливость – достижение вдвойне. Жаль только, что терпение девицы кончилось на самом интересном месте в разговоре. Не её вина – скорее моя, поскольку я не нашел лучшего способа уйти от прямого ответа и выиграть некоторое время на раздумье, чем попросту уклоняться от ответов, выдавая пространные бессодержательные речи. Речи, в принципе, были достаточно содержательными и не лишенными смысла, вот только самого главного – четкой позиции – они не содержали. Скалясь и насмешливо разглядывая меня, что плохо сочеталось с довольно учтивой манерой разговора, девушка разбила в пух и прах мои доводы, впрочем, не особо убедительные и для меня самого, а к концу своего монолога и вовсе приперла к стенке.
Я ошеломленно уставился на неё – столь внезапный поток слов буквально оглушил меня. Затем неожиданно расхохотался.
- Вас послушать, так мы все это время жили в прекрасном и безоблачном мире, и только с момента появления ваших, ээм, противников над этим райским садом с павлинами и единорогами нависла угроза уничтожения. О чем вы, в самом деле? В этом мире все грызут друг друга с момента зарождения жизни, стремясь откусить кусок пожирней – это начинали мы с животных, а потом аппетиты возросли и мы принялись грызть друг друга. Как не прискорбно, но все происходящее было неизбежно и предопределено заранее. Просто вышло из-под контроля, из разумных рамок, притом настолько, что превратилось в тот самый кошмар, коей вы сейчас так красочно расписывали.
Остановился ненадолго перевести дух и собраться с мыслями. По крайней мере, попытаюсь говорить прямо, в чем, правда, сомневаюсь.
- О каких кровожадных вампирах может идти речь, если даже эльфы взялись за оружие, а маги, объединяясь стаями, нападают на себе подобных? - почти к месту вспомнил я свое недавнее «опустошение». – Насчет «красных» я уже сказал: их главная цель мне кажется дикой и бессмысленной, она только повлечет за собой новые проблемы. Здесь вы со мной солидарны, как я понимаю? Наблюдать гору трупов на улицах мне не хочется, как и не хочется самому в этой куче оказаться; но вот в чем наше мнение точно расходится, так в том, можно ли направить эту силу в более мирное русло. Я на это надеюсь, в противном случае обязан хотя бы попытаться.
Еще бы заставить себя от души поверить во все сказанное.
- Вас, вижу, несколько задело то, что я изначально не отдал предпочтение более мирной стороне? Ну, так тому есть причины: я должен был сначала понять, к чему конкретно вы стремитесь. И нет, совсем необязательно раскрывать передо мной все карты и замыслы Партии, вы и так уже достаточно сказали. Вы и ваши единомышленники готовы сцепиться руками и собраться в форме плотины, упорно сдерживая противника, но надолго ли вас хватит, особенно против этой «восхитительной мощи»? И не запамятовали ли вы тот факт, что предотвращение одной горы трупов автоматически повлечет за собой другую гору, только с иным «наполнителем», да простят трупы мне мой неуместный каламбур.
Так мы ни к чему не придем. Я рискую испортить отношения и получить отказ задолго до того, как буду готов сказать «да».
- Так вот к чему я клоню: рано или поздно я примкну к одной из Партий, ибо не собираюсь стоять в стороне, пока будет решаться мое будущее – и раз уж о моем, да и не только моем будущем зашла речь, то не мне ли решать, на чьей стороне в итоге оказаться? А раз уж решать это мне, то я имею полное право взвесить все «за» и «против», поскольку выбираю отнюдь не курицу к ужину или фаянсовую вазу для туалета. Я уже практически определился, но если начать подгонять, то могу просто пойти на попятную и занять в итоге место зрителя – неохотно, вынужденно, но с долей облегчения и чувством, что это лучший вариант. Прошу вас, не заставляйте это место занимать: мало ли, вдруг представление окажется таким же нелепым, как сегодняшнее? Я предпочту повеситься, хоть это и не поможет.
И уж точно не надо держать на меня зла, коллега, за мою нерешительность,
- закончил я мирным тоном. – Предложил бы вам еще сладостей с ромом, да, жаль, кончился.
Сидящая впереди упитанная дама, повернувшись, недовольно шикнула. Я от всей души выпустил пар, учтиво предложив ей отправиться туда, куда не каждый человек у себя дотянется. К черту приличия, мы все-таки о вашем спасении говорим.

+3

18

На какое-то время Тали подумала, что она попала в точку; и что ее собеседник теперь не будет отступать, а скажет хоть что-то.. хм, конкретное. Однако она ошибалась, похоже, этот маг был из тех, кого чем больше прижимаешь к стенке, тем более яро он вырывается... Впрочем, если к стенке его не прижать, то он и вовсе пройдет мимо. Он рассмеялся и начал говорить - а Тали думала о том, что она уже слышала эти речи, и не раз, в доме Вито, когда полукровка пытался скрыть свое нежелание принять какую-либо сторону, принять решение, за размышлениями о том, что белого и черного в мире нету, а, раз есть лишь серое, то какая ему, по сути, разница?...
Растущее раздражение, наверное, было заметно - по тому, что пальцы остроухой стали барабанить по подлокотнику чуть сильней. Однако очень скоро она заметила это; ладонь спокойно легла на колено. Он говорил о том, что за оружие взялись сейчас буквально все. Это была правда, однако стоило же различать мелкие, в основном случайные драчки и недоразумения, и нечто гораздо более масштабное, если не сказать глобальное. Разве может сравниться банальный грабеж, или даже одиночное убийство с намерением перевернуть мир вверх дном? Для остроухой подобная аргументация вновь была лишь способом прикрыться, скрыть свою нерешительность и пассивность за кучей доводов. Ведь все эти доводы никак не влияют на саму личность, на него, этого мага, который за ту не одну сотню лет(по его словам) жизни должен был уже иметь на нее(жизнь) определенные взгляды. Как можно сомневаться в своем отношении к, например, геноциду?.. Этого Тали решительно не хотела понимать, да и не уважала вовсе.
- Не подгоняю вас, коллега - ни в коем случае! Лишь задаю прямые вопросы, желая услышать такие же прямые ответы, - с тою же улыбкой заверила его эльфийка. Прямых ответов, кстати, не было. Говорить ему о том, какой натиск они готовы сдержать, или заниматься еще саморекламой - эти занятия она сочла недостойными и неуместными, раз он на ее вопрос так и не ответил. - Выбирать чайный сервиз или курицу к ужину бывает гораздо сложней, ведь такие качества этих малозначительных предметов, как их цвет, размер или происхождение мало влияют на вашу жизнь, и вы можете позволить зависать себе над ними долгие часы в раздумьях: а какой же цвет каймы для чашечек мне выбрать? Красный, зеленый, желтый?... О, заверяю вас, я не подгоняю, я не вправе пытаться влиять на ваш выбор, и не держу на вас зла - ничуть. В конце концов, мы всего лишь два незнакомца, завязавших странную беседу в цирке, верно? - внимание Тали вновь переключилось на представление.
На сцену, между прочим, вышли наконец мастера пантомимы, которых так расхваливал Рудольф. Пластичны, спору нет, должно быть, их выступление действительно недурно, однако беседа с равнодушным магом(как и тогда, с Витторио), раздразнила эльфийку и изрядно подпортила ей настроение. Она даже скучала по Рудольфу, который посоветовал ей посетить это скверное место - насколько проще было разговаривать с единомышленниками, которые стремились к тому же, к чему и она, всем своим существом. Она понимала: не исключено, что этот маг таки решится к ним примкнуть, однако решение это, скорей всего, будет сделано из праздного любопытства к происходящему в Лондоне или даже скуки, а нужен ли ей такой союзник? Что удержит равнодушного в общем-то к целям и стремлениям партии нелюдя от того, чтобы в самый ответственный момент переметнуться к противнику - просто потому, что там интересней. Или потому что противник получил больше шансов на победу... Нет, к такому члену партии у Тали было бы очень, очень мало доверия. Какой бы рассудительной не считала себя остроухая, даже она понимала - такие решения следует принимать сердцем, а не разумом. Сердце ее собеседника, очевидно, молчало.
А пантомимы ей почти понравились - особенно если подсластить их выступление леденцами. Интересно, знай он о разговоре, угостил бы ее сладостями? Эта мысль изрядно повеселила эльфийку, она тихо рассмеялась, бросая хитрый взгляд на мага. Если ему нечего больше сказать, то ей - и подавно.

+2

19

Никогда не считал себя мастером вести беседы, улаживать конфликты, в области дипломатии также особых талантов не наблюдалось. Стоит ли удивляться, что разговор зашел в тупик, мне это, по крайней мере, виделось именно тупиком. Прийти мы ни к чему не пришли, зато удачно начинавшаяся беседа превратилось в сосредоточенное сопение, которое было слышно даже несмотря на шум в арене. Безымянная собеседница, несколько насупившись, но в то же время с довольным и умиротворенным видом - словно высказала все что хотела – наблюдала за игрой мимов. Мимы, надо признать, выступали отменно – корчились и кривлялись так, что даже надувшиеся сдержанные посетители представления начинали улыбаться. Что уж говорить о неутихающих зрителях в первом ряду – чудо, что на их шеях не лопаются воротники, а сами они не падают через бортик. Довольно ловко придумано – оставить все лучшее напоследок, дабы зрители не поспешили покинул зал еще в середине выступления – вздохнуть свежего воздуха, выкинуть из головы увиденный кошмар или, на худой конец, проблеваться.
- Все бы мои походы развлечься были такими плодотворными, я бы тогда даже не обзаводился жильем, - не выдержал я молчания. Удивительно, в присутствии большинства знакомых из меня слова не вытянешь – не от смущения или неразговорчивости, скорее от скуки и нежелания общаться с конкретными личностями; сегодня же в роли назойливой мухи выступаю именно я. Чем это вызвано – неожиданным и одновременно долгожданным знакомством? Личностью собеседницы? Обсуждаемой скользкой темой? Или – чего, впрочем, не может быть – желанием оправдаться и выставить себя в хорошем свете? Юрген, вы ли это сидите, одетый по последней моде и с набитыми леденцами карманами, избегаете прямых ответов и стыдливо оправдываетесь за что-то?! Было бы еще за что. Все же мое право решать, во имя каких целей мне могут свернуть шею и выпустить кишки.
Кстати о леденцах. Собрав остатки по карманам, я снова протянул их соседке. Мягкую игрушку, после непродолжительных раздумий, решил оставить себе. Буду прятать в ней гашиш.
- Искренне надеюсь, что к следующей нашей встрече – а она обязательно должна быть – от меня будет легче добиться чего-то более вразумительного и конкретного. Не воспринимайте меня робким неуверенным ни в чем олухом – если я приму решению, то не отступлюсь от него ни на шаг; трудности неминуемы на любом пути, а уж бороться с ними я привык. И поскольку представление уже подходит к концу, хотелось бы выйти отсюда хорошими знакомыми, хоть мы так и не представились друг другу. Ничего, - подумав немного, - буду звать вас Несравненной Эсфирь. Для настоящей Эсфирь это, конечно, комплимент. О, вот и долгожданный десерт! - радостно воскликнул я, взглянув на арену.
Загадочная мистификация «Курящая устрица» во всей красе. О да, ради этого стоит жить и учиться магии два с лишним столетия; куда мне и всем моим разлетевшимся по белу свету навыкам да способностям против пыхтевшей дымом раковины на выкаченном столике? Публика, однако, вытянула шеи, рискуя заглушить оркестр массовым хрустом; каждый пытался раскусить номер, а, когда извилины уставали и начинали дымить похлеще устрицы, откидывался на кресло и продолжал заворожено таращить глаза. Да уж, вот тебе и вся вишенка на торт, курящая аляповатая вишенка.
Цирк определенно сильно изменился с времен моей юности. 

Отредактировано Юрген (2010-08-12 16:44:47)

+2

20

Когда Юрген сказал, что развлечение пришлось ему по душе, Тали уставилась на него ненадолго с любопытством - интересно, под развлечением он имеет в виду сам цирк, или же беседу с ней? Остроухая не знала еще, как ей аукнется в будущем эта случайная беседа, ведь если он, вопреки своему происхождению, выберет партию Реформаторов, и будет, как он только что сказал, выбранной цели до предела верен, то об этой беседе он расскажет Маклину. Скорей всего. И тогда ей крышка. Ведь, хоть она и не сказала своего имени, и уши ее скрыты шапкой, ее вполне даже можно опознать по словесному описанию. Проявить слабость, попросить коллегу сердечно молчать о ней, когда он примет решение? Вот еще. Тали жестко улыбнулась, подумав о том, что чем скорей "крышка" - то есть, ее разоблачение - наступит, тем легче ей будет жить, эта двойная игра изрядно напрягала остроухую, хоть с ее помощью она и могла вызнать для Партии что-то полезное.
- Я понимаю ваши сомнения, коллега, хоть и не разделяю их, - улыбнулась эльфийка, с удовольствием принимая из его рук леденцы. - Очевидно, конфликт не касался - и не касается сейчас - вас столь тесно, чтоб вы однозначно сделали выбор и приняли чью-либо сторону. В отличии от таких, как я, путь которых... предопределен. Мировоззрением и событиями из прошлого. - Все время поглядывая на представление, она распихивала конфеты по карманам жилета и брюк - к сожалению, емкости эти были очень маленькими, а потому приходилось постараться. От былого раздражения остался лишь едва заметный след - Тали остыла почти так же быстро, как и вскипела.
- В таком случае я буду звать вас мастером Готфридом, - хмыкнула остроухая в ответ на его фразу о том, как он будет ее называть. На доходящую гимнастку она была похожа так же, как тухлый фокусник - на сидящего рядом с ней мага. Хотя в его способностях она, конечно же, не могла быть уверена, но не может столетний маг быть слабаком. Интересно, какова его стихия? Определенно, не Огонь. Землю бы она сразу почувствовала. Воздушник? Водник? Как знать, Тали была знакома с многими магами, работавшими с этими стихиями, и почти сразу можно было сказать, кем именно маг является. Стихия накладывала на внешность отпечаток. А, может, менталист? Тогда он бы точно попытался ее прощупать, и разговор пошел бы по-другому. Ну и вмешательство она почувствовала бы. Целитель? Смешно; остается лишь работа с Иллюзиями, что очень даже вязалось и с его поведением, и с тем образом, который успел у Тали о нем сложиться. "Переливает из пустого в порожнее", - резюмировала с тоской эльфийка, впрочем, после с еще большей тоской подумав о том, насколько иллюзионисты полезны и сильны, особенно под разумным руководством. У нее уже есть один, Гис; возможно, если этот маг примкнет к Реформаторам, ее фокусник сможет избавить ее бойцов от фатальных последствий, которыми грозит прикрытие доброй сотни вампиров магом-фантомщиком. А, может, и нет. Как знать, как знать. Но к тому, что скоро у Маклина появится иллюзионист, нужно быть готовой.
- Восхитительно, - хмыкнула Тали, наблюдая больше за магом, чем за устрицей. Право же, он наблюдал за этим с таким интересом, будто действительно был увлечен действом; этот факт веселил эльфийку гораздо больше, чем извергающая дым раковина на столике. В смысл этого номера она, очевидно, не врубалась вообще. - А, может, мне звать вас Курящей Устрицей? - добавила она весело, подумав, что статичная, но с завидным постоянством пыхтящая раковина на столике изрядно напомнила ей и самого собеседника, очевидно, очень любящего поговорить, но не желающего принять решение. - Спасибо за угощение, - ухмыльнувшись, остроухая поднялась с кресла и старательно поправила шапку, опять сползшую с бровей на середину лба. - И до встречи, - она бы хотела пожать ему руку - в случае, если бы исход их разговора оказался другим. Однако все остались "при своих", а потому Тали лишь подмигнула ему на прощание, и стала выбираться из переполненного амфитеатра еще до того, как на выходе из здания начнется давка. И правда, если он сделает таки выбор, они скоро увидятся - либо в штабе, либо на поле боя.

======> Улицы гетто

+2

21

Поймав себя на том, что заворожено разглядываю главный номер представления, венец творения и предел совершенства циркового искусства, то бишь нелепую Курящую Устрицу, привлекавшую внимание скорее своей бессмысленностью и несуразностью, я раздраженно дернулся. Секрета, собственно, я особого и не наблюдаю – ткань на столике пару раз шелохнулась, выдав сидевшего под ней человека. Интересно, кто из карликов пошел на повышение?
Я хмыкнул, услышав свой вариант имени. Хорошо, что мы познакомились с ней на цирковом представлении, а не, скажем, менее эстетичных подпольных боях. Тогда бы загадочная собеседница покинула зал с прозвищем в духе Голозадой Мари или Ульрики-Разорванной-Ноздри, я же, в свою очередь, стал бы гордым носителем наименования Эд-Куро*б или Вонючая Подмышка Вилли. На фоне этих имен мое прозвище, насмешливо прозвучавшее из уст новой знакомой, показалось чуть ли не именем из классической литературы.
Подмигнув, Эсфирь покинула свое место, а вслед за этим и зал, ни разу не обернувшись – я задумчиво проводил её взглядом до самых дверей. И с какой колокольни меня вообще понесло во все эти междоусобицы между Партиями? Впрочем, я тут же одернул себя: наивно полагать, что «само рассосется», нет-нет, грядут те еще баталии, и стоять в стороне я не собираюсь. Ладно, разберемся в другой, к чему ломать голову сейчас, особенно когда я в кои-то веки выбрался из дома в публичное место (все питейные заведения на моем пути не в счет).
В публичном месте, между тем, подошло к концу представление. На сцену довольным сверкающим облаком выплыл конферансье и, накормив публику парой-тройкой пошлых острот, от которых у меня лишний раз заныли зубы, начал объявлять участников представления. Один за другим на сцену выходили люди, имена которых мне ровным счетом ничего не говорили, а внешний вид только вызывал неприятные воспоминания от их номеров. Чего стоили атлета, двое из которых уже избавились от накладных усов, дав тем самым понять, что у третьего участника усы все это время были не только настоящие, но и служили лекалом при создании их собственных. А вот и несравненная Эсфирь – я в надежде обернулся назад, мало ли, вдруг девица с соседнего кресла тоже любуется на свой прототип – закутавшаяся в шаль таких размеров, что могла бы уместить с десяток Эсфирей; без грима открылся истинный возраст гимнастки, который только подтверждал мои догадки насчет второй работы в Зале Анатомии. Следом за ней неуклюже плелись клоуны – один, смыв жизнерадостный грим, превратился в унылого вида крепыша средних лет, второй же продолжал оставаться в образе Нытика, разве что лишний раз «подзаправившись» алкоголем за кулисами. Весь этот шабаш крутился вокруг главной гордости – Курящей Устрицы, единственным номером не вызывающим нареканий и безупречно отыгранным, кроме, разве что, мимов, которые выбежали на арену в последний момент, словно и вовсе забыли про финальный поклон.
Дорогие мои, не удивляюсь, что ваш цирк регулярно горит. Скорее дивлюсь тому, что он горит так редко – пора бы сделать это «номером месяца», дабы привлекать к себе внимания. Неужели я один остался недоволен увиденным? Похоже, что так.
Публика ломанулась к выходам, стоило только стихнуть музыке. Весело и беззаботно обсуждая увиденное, словно все это время в душу гадили исключительно мне, люди подхватили под локоть своих дам и кавалеров, второй свободной рукой ухватились за детей и решительно понеслись по головам навстречу к свободе. Я же решил переждать это столпотворение на своем месте, с ехидной улыбкой наблюдая за ними. Стадо, ей-богу, смешное стадо! И, тем не менее, это стадо нужно защищать, как без этого..
В кармане обнаружился завалявшийся леденец. Повертев его в руках, убрал назад в карман – хоть какое-то приятное воспоминание от вечера, нелепые игрушки не в счет, им самое место в мусорной куче.
На сцену уже выбрались рабочие, оживленно болтая и жестикулируя, они принялись убирать следы жизнедеятельности с пола. Нет, к такому «обслуживающему персоналу» я себя точно не отношу.
Взглянув в сторону выхода и убедившись, что путь свободен, я спокойно встал с кресла, отряхнул шляпу и, нахлобучив её на голову, направился назад к цивилизации. Куда бы еще отправиться сегодня?

======> Улицы Лондона

+2


Вы здесь » Пандемониум » Улицы Лондона » Королевский цирк Хьюза