Пандемониум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пандемониум » Улицы Лондона » Монастырь Святой Эмилии


Монастырь Святой Эмилии

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Многие здания и строения способны поведать об эпохе их создания уже одним своим видом, да что уж, даже просто наличием. Женский монастырь относится именно к таким. Сурового вида башни и, пожалуй, слишком надежные стены свидетельствуют о подсознательном желании защищаться и обороняться даже священнослужителям. Внушительное и дорогое убранство словно говорят о том, что церковь пока еще в почете. Женский монастырь в черте города лишний раз подтверждают о пуританских взглядах общества, впрочем, об истинном положении женщин в Англии говорит совсем иной факт - мужчина-настоятель монастыря Св.Эмилии.
Религия, правда, здесь играет отнюдь не главенствующую роль. В лучшем случае - одну из главных, но не самую. Надежное строение служит и местом хранения многих реликвий, порою даже имеющих к церкви весьма отдаленное отношение. На монастырь также возложены и воспитательные функции: сколько излишне активных дочерей и жен было отправлено сюда под благовидными предлогами..
Внешне монастырь окружен надежными стенами, что, в принципе, не останавливает участившиеся случаи краж (расследования, правда, показали, что большинство из них могли совершить только сами сестры). Внутри монастырь состоит из нескольких близко расположенных строений: тут и столовая, и жилой сектор, и, непосредственно, часовня.
Отцом-настоятелем последние три года является благочестивый отец Ларсон. Все слухи о не совсем чистых руках настоятеля, которые он также любит распускать в отношении молодых сестер, так и остались слухами.

0

2

Дом у ивовой рощи ===>

- Focolaio dell'infezione.
До чего же мрачно выглядела остроухая, стоя под зданием монастыря Святой Эмилии и глядя на эту громадину. Никогда прежде она не бывала внутри таких "рассадников заразы". Особенно - с более чем миролюбивой целью позаимствовать неведомый артефакт. Прошлое посещение церкви Тали понравилось куда больше. Она даже улыбалась, вспоминая о нем, и ей не хотелось плеваться. В отличии от того, как она чувствовала себя сейчас.
Видимо, судьба такая у этой магички была - не скучать. Позавчера это странное происшествие, позволившее ей познакомиться с оборотнем-наемником, взгляды на жизнь которого были... Ну, скажем прямо, Тали уже окрестила его "своим клиентом". Потом - очередные собрания в Штабе. В вечер перед делом остроухая таки заставила себя выучить dh'oine'вскую молитву, которую теперь и прокручивала мысленно, замечая, что то и дело вставляет в самых неподходящих местах весьма красноречивые ругательства, значение которых в истинной мере отражало ее отношение к религии людей.
- Pattumiera.
Группа монашек в таких же рясах, как и та, что была на Тали, как раз проходили мимо остроухой, и, услышав недоброжелательное бормотание, опасливо покосились на нее. Остроухая тотчас растянула губы в фальшивой улыбке, которую скорее можно было счесть за оскал. Послушницы, отвернувшись, прошли мимо. Тали, скривившись, опустила голову - демон, нужно держать себя в руках! Совладав с лицом, она снова уставилась на дорогу, по которой должна была прибыть сюда ее напарница.

____
focolaio dell'infezione - рассадник заразы (ит.)
pattumiera - помойная яма (ит.)

+3

3

Особняк Юргена ===>

Рискну предположить, что в округе двух-трех миль около монастыря обитают исключительно примерные жены, ласковые дочери и мудро молчащие матери. Один вид этого здания начисто перебивает все желание дерзить и совершать неблагоразумные поступки, дабы не оказаться отправленной на «духовное перевоспитание». Пожалуй, находись наше родовое гнездо именно в такой духовно перенасыщенной зоне, моя юность прошла бы куда менее бурно, и не привела бы в итоге к обращению в оборотни. Нет, я не жалею, напротив, ликую и поражаюсь, как же мне везет по жизни.
Моя напарница уже ожидала меня неподалеку от входа. Выглядела она так, словно её упорно душил белый воротничок, щекотали складки рясы, болезненно впивалось дешевое белье и стискивали ноги грубые башмаки – все одновременно и интенсивно, разумеется. Хотя не думаю, что сама выгляжу более гармонично в этом одеянии. Напротив, я до последнего старалась не выходить их крытой повозки, которая доставила меня сюда. Постоянно путаясь в мешковатом одеянии и поправляя немыслимый головной убор, я старательно боролась с накатывающим раздражением. Дабы поддержать душевное равновесие, я не отказала себе в сомнительном удовольствии надеть кружевные чулки под рясу. Никто не видит, но мне приятно.
- Славного солнечного дня, сестра, - мрачно поприветствовала Талицию. – Полагаю, что вам комфортно так же, как и мне. Потому постараемся покончить с этим поскорее, иначе я могу не выдержать к концу операции и заказать вам Юргена.
Группа монашек, позабыв про свои дела, столпилась неподалеку, обсуждая нас настолько оживленно, насколько им позволяла религия и любовь к ближнему. Я послала им милую улыбку. Улыбка завяла и умерла в муках, не долетев до них. 
- Итак, сейчас мы проникаем в монастырь – в этом нам поможет пропуск, который я сумела раздобыть. Предстоит малоприятное – недолгое общение с отцом-настоятелем, чтобы получить свободу передвижения. Официальная легенда: мы присланы из глухого монастыря Уэльса, святой, эмм, Эдилтрудис. Цель: знакомство с мощами, культурным наследием и устоем монастыря, дабы спустя год вернуться назад и внести полученные знания в массы. После разговора мы, наконец-то, получим свободу передвижения и, под видом знакомства с территорией, сможем заняться поисками предмета.
Кстати о предмете. Истинный предмет, который мы ищем – всего лишь флакон, состав и цвет жидкости внутри неизвестен, но флакон небольшой, ибо спрятан в другую вещь. Именно по второй вещи мы и станем искать: на вид всего лишь небольшая статуэтка Марии с младенцем, как описывают – достаточно аляповатая для церковной реликвии. Габариты, если я правильно запомнила, где-то такие
, - помахала руками, наглядно иллюстрировав.

+3

4

Тали уже была готова не только изредка ругаться себе под нос, а и делать это весьма и весьма громко, призывая на монастырь всевозможные заразы, когда из крытой повозки, прибывшей к входу в здание, выбралась ее напарница.
Выражение ее лица заметно утешило остроухую, она даже слегка улыбнулась. Всегда приятно, когда рядом тоже кто-то страдает.
- И вам, сестра, того же, - ответила остроухая тоном, которым врачи обычно произносят особо приятный диагноз. Если еще недавно Тали не понравилась шутка Элизы о том, что от рясы с ней может случиться припадок, то теперь она понимала, что это, возможно, вовсе не шутка, причем случится это именно с ней. Идея воспринимать сие приключение, как презабавнейшее ношение волком овечьей шкуры, ее не спасала - черное несуразное одеяние давило на эльфийку морально, вызывая с трудом преодолимое желание как можно скорее содрать с себя эту пакость, вопя самые изысканные из известных ей ругательств. - Право же, если дело затянется, я возьмусь за этот заказ добровольно и бесплатно, - многообещающе улыбнувшись, она поправила складки ткани на голове, словно невзначай прикасаясь к своим ушам - демон, они еще на месте?
Остроухая теперь припоминала один занятный труд, с которым ознакомилась давно. Монашки, нося одинаковые рясы, употребляя одинаковую пищу, отдыхая в одинаковых кельях в конце-концов отождествляют себя с общиной, теряя полноценность, как личности. Вместо персональных интересов у них теперь есть интересы общины, проблемы общины... Тот же принцип действует и в регулярных войсках. Чувствуя себя крохотной шестеренкой в огромном, мощном механизме, они точно так же не чувствуют и ответственность за свои действия, перекладывая ее на всю общину в целом, и на вышестоящих по чину.
И в божество верить легче, когда вокруг - такие же cretini как ты, губящие свою жизнь неизвестно ради чего, скрывающие свои убогие телеса под черными тряпками... Давление коллективизма остроухая ощущала на себе так, что ее мутило. Видеть на себе это тряпье, прикидываться одной из этих dh'oine ей не нравилось сейчас даже больше, чем изображать шлюху.
Наверное, причина тому - нелюбовь к человеческому богу. Однако нужно было держать себя в руках. Стряхивая с плеча невидимые былинки, эльфийка внимательно слушала напарницу. Задача все еще казалась ей предельно простой, хоть исполнение из-за неизвестного местоположения артефакта могло и изрядно затянуться.
- Отлично. Из монастыря Уэльса, святой Эдилтрудис. Знакомство с мощами... - повторила их легенду остроухая, кивая и недобрым взглядом косясь на монахинь, которым она прежде так мило улыбалась. Обсуждали их с оборотнихой, ничуть не стесняясь того, что находятся они всего в жалком десятке ярдов. - Я буду прощупывать местность на предмет наделенных Силой артефактов, думаю, даже не смотря на большое их количество в монастыре это может принести некоторые результаты... Идемте, что ли?
Уже разворачиваясь к входу, эльфийка не выдержала - повернулась к той группке наседок, которые все еще были заняты чрезвычайно занятным обсуждением того морального падения, которого должны были достичь такие молодые девицы, чтоб их отправили в монастырь. Ну возможного количества ее, Тали, детей от моряков из местного порта - тоже. Чувствуя, как на душе теплеет, остроухая согнула правую руку в локте, одарив куриц весьма непристойным знаком, и с удовлетворением наблюдая их распахнутые рты. Возмущенное оханье ласкало ее поникшие прежде уши. Довольно усмехаясь, она снова повернулась к Элизе.
Девушки наконец направились к зданию и скрылись за тяжелой дверью.

+3

5

Краем глаза заметив импульсивный жест Талиции в адрес монахинь, я, впрочем, только улыбнулась. Это было все равно, что кто-то в присутствии тебя скажет слова, вертевшиеся на языке, но рисковавшие там и остаться в силу воспитания. 
Смиренно постучавшись в тяжелые монастырские врата, я напоследок огляделась по сторонам. Если нас сейчас скрутят по рукам и ногам, усмотрев излишнюю дерзость во взглядах или легкомысленность в походке, то, видимо, я нескоро увижу мир за пределами стен. Пока мы не проникнемся священным духом и не откроем для себя все прелести смирения и покорности, нас отсюда не выпустят. Не знаю, как Талиция, но о себе могу сказать точно – раньше сорокалетия отсюда не освобожусь.
- По какому делу? - приоткрылось небольшое окошко. "По-маленькому", - едва сдержала себя я. Вместо этого, надев на лицо слащавую улыбку, я заискивающе заглянула в подозрительно вытаращенный из окошка глаз.
- Мы прибыли с письмом к отцу-настоятелю! Очень-очень важное!
Я бережно развернула фальшивый пропуск-письмо. Знаете, просто как совет на будущее – никогда не обращайтесь за подобными вещами к знакомым, про которых вы прекрасно знаете, что они редкостные плуты по натуре. Даже если это единственный вариант на данный момент – не поленитесь искать до последнего. Я поленилась, отчего в итоге отвалила немыслимую сумму за письмо. На этом проблемы не заканчивались. То ли держа на меня за что-то обиду, то ли пребывая в приподнятом настроении, знакомый составил липовое письмо на имя сестры Талаллы и сестры Элдреды.
Глаз в окошке тем временем дико завращался, осматривая то меня, то сестру Талаллу, а то и вовсе вид вокруг.
- К кому? – продолжился диалог. На этот счет у меня родилось сразу три ответа, вслух так и не прозвучавшие: первый в силу нецензурности, второй по причине непочтительности, третий из-за нескрываемой саркастичности. Вместо этого я невинно промычала:
- К отцу Ларсону. Тут все написано, - снова помахала перед окошком письмом. Фигура по ту сторону двери отпрянула, словно я чуть было не перекрыла кислород, а не всего лишь загородила небольшой просвет. Я отошла на почтительное расстояние, продолжая держать письмо на уровне оконца. Наконец, оно захлопнулось, сменившись лязгом засовов.
- Идете прямо, там будет колодец, от него направо. Отец-настоятель находится там, - пробасила дородная обладательница глаза. 
Мы молча проследовали по указанному пути. От звука захлопнувшейся за спиной двери мне стало не по себе.
- Скажите, сестра Талалла, вы не продумывали варианты побега отсюда на случай срыва операции?

+3

6

Dh'oine умели быть неприветливыми, демон побери. Не только с нелюдями, а и со своими. Тали удивлялась тому, как недобро на них посмотрела та личность за окошком, на них-то! Одетых, как типичные монастырские крысы. Конечно, гораздо более хорошенькие, чем обычные свиноподобные обитатели этого страшного здания, но все же...
Пока Элиза проявляла воистину чудеса терпения и кротости (а Тали уже успела заметить, что характер у нее не из самых легких), остроухая мирно стояла рядом, скромно скрестив руки на груди и глядя на привратника прямо. Точнее, на глаз привратника, по которому очень сложно было определить его половую принадлежность.
Когда с бюрократией наконец-то было покончено, и врата открылись, пропуская девушек внутрь, Тали наконец-то смогла убедиться в том, что, раз монастырь женский, то и привратник тут - женщина, хоть по габаритам она могла поспорить(и успешно!) ее новому знакомцу, Уильяму. Хоть ростом она явно до него не дотягивала, зато вширь была в добрых два с половиной раза больше.
Они не успели быстро отойти на солидное расстояние, которое бы сделало звук закрывающейся с характерным грохотом двери, а после - лязг засовов менее болезненно бьющим по ушам. Последние, впрочем, тут же снова поникли. Эльфийка молча порадовалась тому, что они скрыты рясой, и никто не видит этого позора. Что уж тут говорить, даже на нее это место действовало угнетающе.
- А я думала, отсюда только выносят, - мрачно пошутила "Талалла", оглядываясь. Ну да, могучая дверь была заперта. - У меня есть веревка, с помощью которой в случае нужды можно будет перебраться даже через эту громадину. - Прищурившись, она оценивала высоту преграды. Да, точно хватит. - Никогда не понимала, зачем держать жриц под таким замком, - пробормотала уже себе под нос остроухая, в очередной раз подумав о том, что этих куриц жрицами обозвать можно только в состоянии алкогольного опьянения. - Элдреда, втайне мечтаю о том, чтобы прорываться отсюда с боем, - остроухая мечтательно улыбнулась, весело глядя на напарницу. - Быть может, тогда есть смутный шанс, что это место не будет преследовать меня в кошмарах.
Наконец они добрались до кельи отца-настоятеля. Вот кому позавидовать по размерам могла даже привратница!
"Ох не блещет же он красотой", - с ядовитой улыбочкой подумала Тали, глядя на блестящую лысину неповоротливого толстяка, чьи телеса не могли скрыть даже просторные одежды. Глаза деть куда-то надо было - нехорошо, если монашка из забитого монастыря в Уэльсе будет вести себя по-хамски. Все еще усмехаясь, она "почтительно" склонила голову перед священником и поклонилась, с досадой замечая, что вместо слов на ум опять приходят сплошные ругательства.
- Ээ.. Отец-настоятель, мы - послушницы Уэльского монастыря имени святой Эдилтрудис. Прибыли сюда, кгм, с миссией знакомства с мощами и обследованием культурного наследия монастыря... - "Bloede arse! Так бы и сразу сказала - обследованием и заимствованием!"
И хорошо, что говорила она со все еще опущенной головой - лицо остроухой беспощадно дергалось, грозя непредсказуемыми метаморфозами - то ли засмеется во весь голос, то ли еще чего лучше выкинуть удумает...

+3

7

У отца Ларсона сегодня был счастливый день. Отец Ларсон явно был неравнодушен к молоденьким и симпатичным, а таковых в данный момент присутствовало двое. Моментально послав худощавую унылую прислужницу за «питьем для гостей», духовное лицо бросилось окучивать нас, довольно жужжа. Любовь к цветущей молодости не могли замаскировать ни ряса, ни благородная седина, ни моментально запотевшие стеклышки на круглом носу.
- Присаживайтесь, сестры, устраивайтесь удобнее. Ваше пребывание здесь должно пройти комфортабельно, уверен, вы вынесете массу положительного за пределы этих стен.
Поправив окуляры на носу, он еще раз ознакомился с письмом.
- Итак, надо понимать, сестра Талалла и сестра Элдреда, - еще раз пристально осмотрел нас настоятель. Не погорячилась ли я с чулками сегодня? Беспокойно пошуршав подолом, убедилась, что ничего не нарушает гармоничный образ монахини. Снова целомудренно уставилась в пол, приготовившись к разглагольствованиям (сколько себя помню – духовенство славится излишним балобольством). Дабы не скучать, принялась считать количество досок на полу.
Отец Ларсон, тем временем, отложил бумагу в сторону, задумчиво покряхтел, посмотрел в окно, покряхтел еще и, закончив свой ритуал, встал из-за стола и направился к нам.
- Монастырь Святой Эмилии – совершенно особенное место, он славится и репутацией, и давней историей, и протекцией со стороны власти. Для меня большая честь быть во главе этого места. И, разумеется, я стремлюсь каждодневно доказывать, что поставлен на этот пост не зря.
Я принялась считать мертвых мух на полу. Рука настоятеля легла на мое плечо.
- Монастырь Святой Эмилии, - продолжал ходячий путеводитель, - предполагает некоторые требования от своих обитательниц. Наши сестры обладают высоким духовным и нравственным уровнем, а также необходимыми качествами как смирение, покорность, доброта к ближнему…
По мере нескончаемого потока слова пальцы перемещались к шее. Я стиснула кулаки, еле удерживая себя от того, чтобы сломать хотя бы один из них. Дабы отвлечься, сосредоточилась на подсчитывании затяжек на подоле.
- Элдреда, какое славное имя! Оно означает «древнее совещание», думаю, нед необходимости объяснять вам трактовку этой фразы. Ваше имя, сестра Талалла, тоже несет определенную информацию, оно означает «принцесса изобилия»…
Рука настоятеля покинула мою шею, сам же настоятель решил переключиться Талицию. Не переставая говорить, он важно передвинулся к ней. Я же высленно взвыла от злости. Как скоро эта экзекуция закончится, и мы приступим к поиску? В приемной настоятеля искомой вещи не наблюдалось, даже близко схожего ничего не было.

+3

8

Энтузиазм, с которым отец-настоятель принял послушниц Талаллу и Элдреду, вовсе не радовал остроухую. Куда приятней было бы, если бы этот жирдяй оказался женоненавистником, и, прочтя бумажку с рекомендациями, отправил их гулять! Но нет же. Очевидно, существование в монастыре было настолько печальным и скучным, что он решил как следует утомить своим обществом молоденьких девушек. Ну правда, не надеялся же он, что это кряхтение придется им хоть немного по душе? Даже будь они действительно монашками.
Устроиться поудобней в обществе священника у Тали не получалось - она сидела ровно, сложив руки на коленях и не без труда подавляя в себе желание хотя бы похрустеть пальцами. Последние вдруг прямо таки затосковали по холодным кольцам кастета. Сдвинув брови на переносице, эльфийка снова уставилась в пол. Однако не заметить того, что отец-настоятель, этот образец нравственности и морали, уложил свою потную руку на плечо ее напарницы, не могла.
"Пусть прикоснется ко мне, и недосчитается руки."
На самом деле, ничего подобного остроухая делать не собиралась, но мысленное рисование картин такого содержания утешало ее и помогало отвлечься от насущных проблем. В частности, от отвратительного cretino, который считает себя, очевидно, садовником в этом "великолепном цветнике". Ну, или пастухом среди овец. Хотя эльфийка бы скорее назвала его самым жирным жуком-навозником в выгребной яме.
Очевидно, слова "принцесса изобилия" означали, что пора обратить внимание и на нее, Тали. Едва ли она бы обиделась, если бы ее обделили вниманием, но, кажется, священник был полон желания уделить внимание всем своим "цветочкам". Теплая толстая ладонь легла на ее макушку. Сейчас Тали можно было сравнить с кошкой, которую пытается погладить неприятный ей человек. Глаза шалые, на лоб лезут, губы нервно подрагивают, но терпеть приходится. Пока. За Силой в такие моменты она тянулась непроизвольно.
- Я счастлив, что блага нашего монастыря помогут вашему, несомненно, гораздо более скромному приходу развиваться, - снова заговорил он. - И, конечно же, могу обещать вам, сестры, что в обществе наших послушниц - и в моем обществе! - вы познаете, что такое настоящая добродетель. - Рука, прежде гладившая остроухую по голове, теперь поползла вниз и наткнулась на ухо. Замерла, затем пощупала сей заостренный и довольно длинный отросток. На лице отца-настоятеля отразилось недоумение.
Тали не медлила - собственно, вкупе с картиной кишок Ларсона, живописно разложенных на дощатом полу, она представляла себе и гораздо менее вкусные вещи. Как, например, то, что она делала сейчас. Остроухая, быстро поднимаясь на ноги, сплетала из нитей Силы заклинание сна. Оно не повредит ему, но и не даст поднять тревогу. А, главное, демон подери, он умолкнет!..
- Сестра Талалла?.. - мгновением спустя недоуменно вопрошал настоятель, медленно заваливаясь прямо на Тали. Как мило. Остроухая деликатно отошла в сторону, позволив грузному телу обвиснуть на спинке стула, после чего так же деликатно вытянула из-под него сидение, чтоб толстяк переместился полностью на пол, почти не произведя никакого шума.
- Ненавижу церковь, - мрачно сообщила эльфийка, хмуро глядя на спящее тело. Если она не разбудит его Силой, в таком состоянии священник проведет еще минимум пару часов. А пока - можно отвести на нем душеньку, одарив парой увесистых тумаков ногой. - Спрятать его под стол или пойдем дальше так? - напарнице, конечно, вряд ли понравился такой ход событий, но в нем есть и хорошие черты. Например, она тоже может пнуть его ногой.

+3

9

- Оно и заметно, что ненавидите, - заворожено уставившись на происходящее, вымолвила я. Развернувшаяся на моих глазах картина не только не вписывалась в без того ненадежный план, она полностью его рушила. Теперь мы практически лишались официально прикрытия со стороны этого тюфяка, а взамен получали досадную обузу в виде его телес. Подбежав к двери и убедившись, что за ней никого нет, плотно затворила её и нервно забарабанила пальцами по косяку.
- Вы определенно не созданы для жизни в монастыре, - глухо произнесла я. – О чем вы думали, если не секрет? Не могли дождаться до окончания операции, чтобы вернуться и сломать на этих пальцах каждую фалангу? Поверьте, я бы охотно к вам присоединилась, но потом, Талиция, потом!
Навернув несколько кругов по комнате, я снова заняла позицию у двери.
- Что же делать, что же делать?.. Вы хоть понимаете, что если мы не успеем найти предмет до того, как эта туша придет в себя, нас тут же схватят? Да что там, эти монашки поднимут панику задолго до его пробуждения – попросту хватятся настоятеля. Не будем же мы таскать его с собой, говоря всем, что отец-настоятель знакомит нас с территорией, приказав носить на руках. Надо его убить, - родился очередной план. – Убить и спрятать тело. Ох, да что я несу!
И вправду, что? Нервно застучав пальцами по многострадальному косяку, я задумалась. Нужно как-то выиграть время, так хотя бы есть шанс, что мы успеем выполнить задание. Пустить фальшивые слезы и с визгом выбежать из комнаты, голося на всю округу о том, что «их святейшество изволили на пол рухнуть»? Каковы шансы, что в создавшейся панике о нас забудут? Да никаких. Только лишний раз нарушим монастырский уклад и привлечем к себе ненужное внимание, отчего из-за каждого угла нас будут сопровождать заинтересованные взоры.
Может и вправду убить? Ну дайте мне хотя бы его покалечить..
- Ладно, поступим следующим образом. Пусть лежит здесь, даже не попытаюсь надрываться, перетаскивая в укромный угол. Сейчас обшарим покои и уйдем отсюда. Будет лучше, если на пути кто-нибудь попадется, тогда скажем, что он засел за важные дела и велел не беспокоить.
Волнение как рукой сняло, и я даже не заметила, как снова перешла на деловитый тон.
- Если же какую-нибудь из этих куриц все-таки занесет в кабинет, они подумают, что его хватил удар или что-то еще. По крайней мере, должны так подумать. Если тело найдет полная дура и завопит о том, что его убили, нам придется перейти на военное положение. У вас-то оружие есть, - мрачно кивнула на еле проглядывающийся довесок на ноге Талиции, который чудом заметила, начав от скуки считать затяжки на подоле наемницы, - а вот мне только и остается, что вгонять сестер в краску, демонстрируя ажурные чулки.
Так что в наших интересах действовать быстро, а также быть внимательным к происходящему – мы должны почувствовать тревогу до того, как на нас объявят охоту.

Перешагнув через тело настоятеля, я направилась к полкам. Искомого предмета там не было при поверхностном осмотре, но проверить стоило. Закончив там, я переключилась на ящики стола – авось он хранит статуэтку поближе к себе.
- Будьте так добры проверить смежную комнату, - нашла заделие для Талиции. Осмотр стола, между тем, положительных результатов не дал: ничего необычного и интересного не обнаружилось. Хотя вру – альбом с фривольными картинками и женская подвязка не вписывались в образ настоятеля монастыря. Захотелось привести достопочтенного в чувство, чтобы вырубить еще раз, только классическим способом. Чернильница со стола подошла бы.

Отредактировано Элиза (2010-08-30 17:29:02)

+3

10

Хотя Элиза и укоряла остроухую в недальновидности, что-то подсказывало ей, что втайне такому исходу ее напарница была рада. Во всяком случае, в состоянии отключки отец-настоятель Ларсон вовсе не казался отвратительным двигающимся куском сала, а всего лишь неподвижным мешком с мукой...
- Bastardo нащупал под этой дурацкой накидкой мои уши, - криво улыбнулась она, еще раз душевно пнув спящего священника ногой. - Они, знаете ли, торчат совсем не как человеческие, Элиза, и еще немного - он поднял бы тревогу.
А напарница ее, тем временем, похоже, поддалась легкому приступу паники. Во всяком случае, ничем другим предложение убить кретина объяснить нельзя было, а предполагать, что у барышни не все в порядке с головой, ей не хотелось. Однако очень скоро барышня взяла себя в руки - Тали покорно ждала этого момента, как и полагает подчиненной. Высказанный Элизой план удовлетворил остроухую в полной мере, только она решила внести в него некоторые коррективы. Еще раз - напоследок - пнув настоятеля, она присела возле его сопящего тела на корточки, укрепила Сон, и провела несколько минут в сотворении иллюзии. Теперь каждый, кто посмотрит на место, где лежит Ларсон, увидит лишь пару стульев и дощатый пол. Пусть ищут!
- Вот и решена проблема - его не обнаружат. И спать он будет еще около трех часов. Иллюзия продержится столько же, - произнесла магичка, поднявшись на ноги и тряхнув ладонями, расслабляя пальцы. Послушав совета Элизы, она тотчас направилась в соседнюю комнату, которая являлась непосредственно покоями священника. Потянулась за Силой, сплетая из ее нитей паутину, с помощью которой собиралась просканировать комнату на предмет артефактов. Действовала она довольно просто - соприкасаясь с аурой магического предмета, давала отклик, который для Тали выглядел бы, как легкое покалывание в пальцах и шум в ушах.
Таких предметов в этой комнате было целых два, и, хоть оба они имели прямое отношение к религиозному культу, на богородицу с младенцем не смахивали вовсе. Когда с обеими комнатами было наконец покончено (увы, старания Элизы тоже не принесли результатов). Не забыв забрать со стола объяснительное письмо, девушки покинули обитель настоятеля Ларсона.
- Нужно проверить библиотеку, думаю, - хмурилась Тали, не без удовольствия отмечая, что здание это воистину огромно, и один лишь демон знает, сколько времени они здесь проведут, прежде чем найдут необходимую игрушку. Однако, очевидно, путешествовать по монастырю свободно им не придется. Почти сразу в одном из коридоров дорогу девушкам преградила верзила в рясе, густые брови которой были сердито сдвинуты на переносице, а тонкие губы недовольно поджаты. Два выцветших серых глаза буравили попеременно то Тали, то Элизу.
- Вы - только прибывшие сестры, Талалла и Элдреда? - о, демон, как быстро в этом курятнике расходятся сплетни! За спиной монахини находилась внушительного размера свита, состоящая из наседок разной степени затравленности. Очевидно, среди послушниц этого монастыря тоже была некая иерархия. - Тогда вы наверняка уже слышали обо мне! Я - сестра Фанни, и я здесь, чтобы ознакомить вас с нашей обителью и отвести в кельи, в которых вы будете отдыхать. - Довольно беспардонно эта дама, которую Тали про себя уже окрестила "парнокопытной", втиснулась между девушками, явно намереваясь навязать им свое общество на немалый промежуток времени.

+2

11

- Премного благодарны вам, но отец-настоятель все подробно объяснил. Так и сказал, нет, даже велел: ступайте, говорит, осмотрите территорию, прикоснитесь к реликвиям, проникнитесь духом святого места!
- Так и сказал?
– иронично спросила Фанни. Судя по всему, моя импровизация не сработала. – Ну и сколько вы у меня тут тогда таскаться собираетесь, тыкаться да духом проникаться? Своим ходом это у вас надолго затянется. А здесь вам не Версаль! мой бог, и вправду! Здесь распорядок, сложившийся устой, а какой устой может быть, если вы как слепые котята тыкаетесь?
Находясь под впечатлением от поэтичного сравнения, я покорно отправилась вместе с ней, Талиция, к счастью, тоже держала себя в руках. Между тем, отовсюду стал появляться местный контингент.
Чувствую себя античной статуей на провинциальной выставке. Монахини побросали все свои дела, сбежавшись посмотреть на «новобранцев». Новобранцы, к их неудовольствию, оказались достаточно молоды и недурны собой, чем моментально обрекли на себя всеобщую нелюбовь. Одни ухмылялись, словно торжествуя об окончании нашей молодости за стенами монастыря. Другие с неудовольствием осматривали, перешептываясь и переглядываясь. Одна почтенного возраста дама даже попыталась плюнуть в меня, но её тут же увели под руки, дав понять, что она здесь на особом положении блаженной. Лишь две-три пары глаз выражали смесь интереса и сочувствия. Видимо, несчастные представительницы «сосланных и упрятанных». Достаточно юные лица это только подтверждали.
- Службу вы уже пропустили, но ничего, наверстать еще успеете. Откуда прибыли-то?
- Из Уэльса, монастырь Святой…Святой Эдилтрудис.
- Славное место, знаю!
– гаркнула Фанни. – Как сестра Анита себя чувствует? Давно вестей не получала.
- Преставилась,
- недовольно буркнула я. Драгоценное время бежит, а мы даже не можем избавиться от общества этой наседки.
- Как преставилась? – ахнула монахиня. – Никогда на здоровье не жаловалась!
- Вот и мы удивились, да и она, думаю, тоже удивиться успела,
- не думая, несла на ходу я. Как же избавиться от неё? Или хотя бы извлечь какую пользу…
- Сестра Фанни, отец-настоятель был на удивление настойчив, велев познакомиться с территорией монастыря в первую очередь. Даже ножкой топнул, так был настойчив.
- Нет проблем,
- на удивление быстро отреагировала дама. - Сейчас вас быстренько протащу, а потом как раз к службе выйдем. Начнем знакомство с фресок, а оттуда пройдем…
- Отец Ларсон что-то говорил про фигурку Марии, которую даровали сестрам,
- пошел в ход намек настолько прямолинейный, что стоило бы монахине насторожиться. Но та лишь повела плечами:
- Много у нас таких, всех не упомнишь, - лишний раз подтвердила она свою бесполезность. – Туда вас вести не буду, нечего там смотреть: развилка, от неё налево – складские помещения да прачечная, где сестры портки полощут. Направо – хранилище, туда вам соваться нечего по другим причинам. Идем вон туда, - махнула дланью в сторону неказистой пристройки, - библиотека наша. Проведу вас там, покажу где что быстро, оттуда в часовню. Оставшееся время по служебным помещениям пробежим, и как раз к службе успеем.
- А что за хранилище?
- Сказала же – не ваше дело. Не всех старожилов туда пускают, а вы спустя час уже намылились. Тоже склад, но для ценностей
– проявив милость, сказала Фанни, - дары какие, скарб старинный, реликвии – воры-то лезут, уберечь надо. Вон, месяца два назад музыкальную комнату обчистили, инструменты что подороже утащили. Играете на чем? – моментально переключила внимание монахиня.
- Конечно. Сестра Талалла в совершенстве владеет английским рожком, а я всей душой к волынке.
Одного взгляда на библиотеку хватило, чтобы понять: искать здесь нечего. По названию стоило понять, что сюда тащат книги, а не фигурки. Место это почетом не пользовалось, лишь в углу склонилась на книгой сухая старушонка.
- Сестра Августина, библиотекой и заведует, - пояснила Фанни. – В основном потому, что только здесь от неё толк есть. Глухая как пень. Даже не заметила, как мы зашли.
Славно, очень славно. У меня снова назрел план в голове. Оглядевшись, я нашла подходящее помещение для его осуществления.
- А это что?
- Что-что. Кладовая обычная, дурости тут не задавай,
- нахмурилась Фанни.
- А что там блестит в углу? Не иначе как бутылка стоит, - притворно ахнула я.
- Что?? – взревела почтенная дама. Ринувшись в помещение, она забилась в нем, судорожно оглядывая все углы. В тот самый момент, когда ей полагалось воскликнуть «нету ничего», я захлопнула дверь.
- Её счастье, что нашлось где запереть. Не то присоединилась бы к настоятелю, - устало произнесла я Талиции.

+3

12

Похоже, с парнокопытной разбираться придется действительно смышленой и общительной Элизе, потому как Тали с такими настойчивыми бабами умела общаться только одним способом, и тот был невербальным. Нет, конечно, слова в него были включены - как вспомогательное средство выражения эмоций и чувств.
Фанни, тем временем, вела девушек так ловко, словно под ее крылышко каждый день поступали невинные овечки, которым нужно срочно же найти место в стойле. Очевидно, dh'oine было мало того, что несчастных барышень запирают на всю жизнь под замок  и заставляют... как там она сказала? Портки стирать, вот. Интересно, они действительно носят их, или же бедняжкам приходится стирать чужие?
Впрочем, называть этих женщин бедняжками остроухая поспешила. Все эти взгляды, направленные в сторону ее и Элизы, оставались для нее загадкой - уж слишком мало времени эльфийка проводила с людьми. Не чувствовать их на себе было невозможно, но, не смотря на, казалось бы, их малозначительность, они почему-то умудрялись приносить Тали заметный дискомфорт. Актриса из нее все же была хреновая. Будь другой, не испытывала бы она такое сильное желание зашипеть в лицо очередной монашке, которая посмотрела на нее криво. Еще одно, чего она не понимала - сочувствующие взгляды.. впрочем, о чем это мы, она, оказавшись в монастыре, и впервые среди такого количества особей женского пола, не понимала ровным счетом ничего, а сосредоточится решила на основном занятии. Думала о том, где искать статуэтку.
Забавнейший инцидент произошел и после - одна старуха зачем-то попыталась плюнуть на Элизу, хоть и задача эта из-за отсутствия зубов была трудновыполнимой. Тали даже пожалела, когда этот антиквариат заботливо подхватила пара монахинь помоложе и унесла подальше - очевидно, занять законное место в музее под стеклянным колпаком; остроухой хотелось посмотреть, что из этого выйдет, а по возможности - дать сдачу, хоть вряд ли это понравилось бы копытной Фанни.
Последняя, кстати, не умолкала, хотя Тали и была без меры благодарна Элизе за то, что она принимала весь огонь на себя. Ее губы изогнулись в слабой улыбке, когда прозвучала фраза о английском рожке, на котором якобы играет сестра Талалла. "Уж скорей на шотландском" Остроухая покосилась на Элизу, сравнивая ее с тем магом, Юргеном. Последний запомнился ей, как личность крайне необычная, право же, она даже скучала по вате с ромом. Было у этих двоих что-то общее, Тали даже задумалась ненадолго о том, что именно их связывает.
Дальнейший мастерский пасс Элизы, с помощью которого они наконец оказались в одиночестве, привел Тали в немой восторг.
- Снимаю шляпу, - ухмыльнулась она, покосившись на толстую дверь, которую даже дородная Фанни вряд ли сможет выбить самостоятельно.
Библиотека и правда была пустой. Даже прощупав ее, остроухая не нашла ни одного предмета с магической аурой. Почти сразу же было решено сунуться в то самое загадочное хранилище, в которое пускают даже не каждую живущую долгие годы в этой скорбной обители личность...
Естественно, надеяться на то, что по дороге их никто не спросит о дражайшей Фанни и том, куда она подевалась, было слишком наивно.
- В дамскую комнату пошла, - огрызнулась Тали, недобро зыркнув на поинтересовавшуюся монахиню. Та мгновенно распушила перья, словно квочка, и увязалась следом за девушками. И отчего остроухая никак не научится прикидываться овечкой?.. - Если не верите, пойдите и проверьте, - весьма доброжелательно посоветовала она. Предложение это показалось послушнице резонным, и она тут же ускакала - очевидно, искать дражайшую Фанни.
- Merde, - выругалась она, переводя хмурый взгляд на напарницу. Оказалось, влиться в курятник ей сложней, чем строить из себя леди Макферсон или даже китаянку в лохмотьях. - Еще немного - и я всполошу этот муравейник, покончив жизнь самоубийством прямо здесь. Я уже вижу, как эти наседки будут неодобрительно смотреть на меня и качать головой.
Наконец они добрались до хранилища, дверь которого украшал тяжелый замок. Воровато оглянувшись по сторонам, Тали присела возле него на корточки - на создание заклинания Тления, которое разрушит его, уйдет несколько минут.

+3

13

- Мне в детстве читали сказку про стадо овец, которое по очереди рухнуло в пропасть, высматривая, куда делись впереди идущие. Есть что-то общее в их логике с местными, - сказала я, проводив глазами очередную проблему, убежавшую на поиски Фанни. – Стоит избавиться от одного неудобства, как на его место приходит новое, только более масштабное. Но вы правы – место действует на нервы так, что буду готова отплясывать канкан вокруг вашего добровольно почившего тела.
Напарница, тем временем, посредством магических пассов справилась с внушительного вида замком. Эх, почему меня укусил оборотень, а не маг? Я бы предпочла хранить на память шрамы от владеющего магией лица, а не от дикого зверя, атаковавшего меня той ночью. С другой стороны, и я кое-что умею, даже сейчас, в дневное время и за несколько дней до планируемого обращения. Мое призвание сейчас – стоять на стреме, ибо слух и нюх в преддверии очередного ночного превращения обострились неимоверно.
Покрутив головой, я смогла разобрать, как вдалеке колотила по двери Фанни. «Раз колотит, значит, заперта по-прежнему», пришла я к незамысловатому выводу.
Хранилище оказалось именно тем, чем его и окрестила уже упомянутая монахиня – склад есть склад. Заваленное по самое не могу помещение, куда, видимо, скидывали все то, что нельзя было поставить на видное место или попросту продать. Например, тот портрет, надпись на котором гласила о «бескорыстности дара», наверняка достают лишь к визиту щедрого дарителя.
Переходя из комнаты в комнату, я только убеждалась в масштабности мероприятия. Сколько же хлама под видом ценностей сюда спихнули? И с какой целью, если не секрет? Кто-то запасается на черный день, али монахини слишком горды, чтобы надевать, например, те мятые обноски?
Настоящие ценности здесь тоже были, что говорить. Предположу, что кто-то додумался за малую мзду использовать это место как хранилище вещей, дорогих как память и не только. Действительно, кто додумается искать это в закромах женского монастыря, а между тем место весьма надежное. С такими стенами, охраной и избранностью общества не так-то просто вломиться, еще проблематичнее что-то унести. Хотя ворам ничто не помешало лишить сестер творческого самовыражения, похитив музыкальные инструменты.
Последующие минут двадцать я больше пинала коробки и ящики, чем на самом деле что-то искала. На видных местах фигурки не наблюдалось, а шариться в дальних пыльных углах не хотелось – тут уже пусть Талиция использует свою магию.
Вскоре после этого удача если не улыбнулась, то хотя бы оскалилась мне: в соседней комнате я обнаружила пару статуэток, подходящих под описание. Из небрежно затолкнутого в угол ящика на свет появились еще три такие же. И какая из них искомая? Что в понимании Юргена должно значить «аляповатая»? По мне, так они все были одинаково безвкусны, сестры считали так, засунув фигурки сюда. Ах, была не была!
Замахнувшись, я швырнула одну из статуэток на пол. Осмотр осколком показал, что никакого флакона внутри не имелось. Оставшиеся четыре повторили ту же судьбу, а последняя и вовсе удостоилась чести быть ожесточенно растоптанной мною. Все без толку! Пусто! Мои пассы со статуэтками лишь подняли клубы пыли с пола. Расчихавшись, я решила изменить программу.
- Талиция! – позвала я наемницу. – Где вы? Не знаю, насколько у вас успешно продвигаются поиски, у меня сплошной крах. Если у вас та же ситуация, предлагаю поискать еще где-нибудь, пока есть время!
Если подумать, то с учетом сроков нападения на Юргена вещица должна была появиться в монастыре не так давно. А, значит, могла еще не успеть оказаться в этом хранилище хлама. Вот только где она стоит? Наверное, стоило принять предложение Фанни осмотреть часовню, прежде чем запирать её в кладовой..

+3

14

- Несомненно, мое тело оценит, - буркнула Тали, заканчивая работу с замком.
Хранилище на деле оказалось складом. Остроухая подумала даже, что помещение это так таинственно и секретно лишь потому, что именно отсюда достают все те предметы, которыми занимают сестер. Как еще иначе объяснить арсенал разнообразнейшей степени свежести, новизны и размеров портянок в одном из ящиков слева от входа?
Демон, тут можно провести целую вечность, выискивая в закромах необходимый им предмет! Тали даже не собиралась начинать рыскать по полкам да ящикам, а приступила же сразу к сканированию. Эльфийка теперь действовала, как отлаженный механизм. Выставляла ладони вперед, хмуро глядя тупо перед собой, как только же чувствовала эманации магической ауры, бросалась в том направлении, словно ищейка. Достав оттуда какой-то убогий крестик или молитовник, сердито швыряла его обратно, и ритуал повторялся.
Через некоторое время предметы религиозного культа настолько примелькались перед остроухой, и она не уверена была в том, что еще способна отличить искомую статуэтку от, например, стула. Наконец-то послышался голос Элизы, и даже перед тем, как девушка произнесла слово "крах", по ее тону было понятно, что едва ли ее старания увенчались успехом. Кое-как досканировав оставшихся пару шкафов и дохлопав бесполезными полками(естественно, тоже безрезультатно), она нашла наконец напарницу. Та стояла посреди осколков и клубов дыма, поднятых, очевидно, превращением предметов искусства в в эти самые осколки.
- Аналогично, - мрачно сообщила остроухая, морщась и усердно махая ладонью перед своим лицом, словно от этого в ее нос и рот набьется меньше пыли. - Здесь только хлам, покрывшийся сантиметровым слоем грязи. Идемте дальше, Элиза.
Не долго размышляя, девушки решили, что лучше будет обыскать часовню. Едва они покинули границы хранилища, Тали аккуратнейшим образом прикрыла дверь, поправив все еще висящий на ней неисправный замок - едва ли им пойдет на пользу, если взлом обнаружат, пока они на территории монастыря.
Милостью природы до часовни "сестры" добрались без происшествий. Не исключено и то, что каждая особь, пытавшаяся посмотреть на них, натыкалась на такой шалой взгляд Тали, говорящий о наполняющих эту особь добродетели, покорности и смирении, что беседу заводить с ними казалось малопривлекательным.
Однако когда они оказались внутри предназначенного для молитв здания, вся эта милость иссякла, потому что, вопреки мечтам остроухой, оно не пустовало. Пожалуй, не надо было так громко хлопать дверью, привлекая к себе внимание, потому что пара монахинь, немедленно оторвавшись от своего богоугодного занятия, недоуменно уставилась на них.
- Pater noster qui in celis es.. - монотонно завела Тали, сложив ладонь к ладони на своей груди. Ничего более остроумного ей в голову не пришло, однако послушницы, очевидно, сочтя это обычным чудачеством, отвернулись и продолжили молитвы. Глаза остроухой округлились, когда она увидела массивные шкафы и полки, подпирающие стены помещения. Сколько же им еще мест придется проверить?.. Встретившись с Элизой взглядом, она с видом отважной суицидницы пожала плечами. - Ваши полки - правые, мои - левые, - прозвучало, пожалуй, слишком обреченно. Повернув налево, она, собственно, наконец занялась делом - стала сканировать мебель и обшаривать ее по необходимости.

+3

15

Сестры беспощадно отбивали лбы и нагружали поясницу бесконечными поклонами, сопровождая это монотонным молением. Неужели так каждый день? Я бы намеренно оглохла уже через неделю, дабы «подсидеть» сестру Августину. Ну правда же, есть в этом что-то странное, мне непонятное. Они даже не оторвались от службы, когда в часовню зашли мы. Ну скажите, акая нормальная женщина сможет продолжить монотонное занятие, когда в комнату заходит кто-то новый. Да у меня бы уже глаза от нетерпения на затылок съехали, лишь рассмотреть вошедшего, а этим хоть бы что – как молились, так и продолжают.
А наш цинизм к происходящему по-прежнему зашкаливает. Вырубить отца-настоятеля, запереть сестру в кладовой, сломать замок в хранилище – каждый раз я думаю, что нам уже самих себя не переплюнуть, и каждый раз убеждаюсь в обратном. Рыскание по полкам в присутствии всего монастыря, да еще и во время службы, станет достойным завершением сегодняшнего приключения. Хотя о чем я, нам еще предстоит убегать отсюда. Оседлаем самых крепких сестер и поскачем, отстреливаясь, мне, правда, придется отстреливаться хлебными крошками из местной голубятни, ибо оружием обзавестись не догадалась. Я бросила завистливый взгляд в ту часть часовни, где, по моим соображениям, рыскала по полкам Талиция – вот что значит быть готовым ко всему, захватив оружие даже в женский монастырь.
Осмотр первых рядов ничего не дал, пришлось переместиться в сторону, выйдя из-за прикрывавшей меня колонны. Только этого не хватало – теперь я оказалась на виду у нескольких молящихся сестер. Одна не преминула оторваться от занятия, удивленно уставившись на меня. Собрав наглость в кулак, я бросила ей грозный взгляд, махнув головой в сторону молящихся, и окончательно добила, погрозив пальцем. Пристыженная женщина вернулась к молитве, даже не удосужившись спросить у самой себя, кто я вообще и почему сама не занята этим. На тот случай, если эта мысль её таки посетит, я ускорила поиски. На нижнем ряду ничего, средний забит подсвечниками, а что у нас сверху? Кажется, что-то нащупала!
Нет и еще раз нет. Левая рука сжимала всего лишь старую лампу, зато правая теперь судорожно закрывала рот: вытягивая лампу, я умудрилась опрокинуть на пол фарфоровый подсвечник. Тот, разумеется, разбился, притом так шумно, что находящиеся неподалеку женщины моментально обернулись на звук. Я застыла, соображая, как поступать дальше. Оригинальности проявить не довелось: действуя по шаблону, я снова насупила брови, поджала губы и, упершись кулаками в бока, осуждающе замахала головой на разбитую утварь, словно в этом были виноваты монахини, притом именно те, что обернулись на шум. План, на удивление, все равно сработал – меня снова оставили без внимания. Эффектно запихнув осколки под облезлый коврик, я двинулась рыскать дальше, к своему облегчению, снова выйдя из поля зрения присутствующих.
Полки часовни оказались очередным пшиком. Результаты были неутешительные: и здесь искомой фигурки не наблюдалось. Остается надеяться, что предмет находится в параллельном крыле часовни, в противном случае останется только обшаривать каждую комнату и каждый угол монастыря. А такого удовольствия мы себе доставить не могли в силу ограниченности времени.
Я снова сглупила – даже не прячась, спокойно прошагала по задним рядам. Стоявшая лицом к монахиням проповедница, не прекращая монотонного чтения, удивленно посмотрела на меня. Я моментально собрала в голове все самые грустные образы, от смерти кошки до перелома лодыжки в детстве, отчего на лице моем отразились неподдельные страдания и, кажется, даже выступила слеза. Воздев руки кверху, я с видимым отчаянием что-то воскликнула одними губами. Проповедница была тронута, даже кивнув мне.
Протиснувшись через ряды, я направилась к левой части строения. Надеюсь, Талицию ждал успех…

+3

16

Несомненно, если бы у Тали было лишнее время, которое она могла бы потратить на наблюдение за напарницей, она так бы и сделала. Очаровательная Элиза уже успела зарекомендовать себя, как крайне неординарная личность. А так лишь, когда раздавался странный шум и грохот (воистину, оборотниха обладала грацией кошки), Тали косилась в ее сторону, чтоб убедиться в том, что все под контролем.
Изобретательность напарницы заставила остроухую почувствовать зависть. Едва ли она бы догадалась так мастерски пришпорить этих угрюмых наседок, которые то и дело оборачивались, глядя на них с недоумением. Ситуация, когда парочка монахинь усердно обыскивают часовню, не жалея предметом мебели, была явно ненормальной, но курицы были настолько забиты, что ни одна из них так и не отважилась им помешать, а под угрожающим взглядом Элизы и вовсе тушевались, словно девчонки малые, и послушно продолжали сотрясать челом.
Магическое сканирование уже несколько раз заставило остроухую достать из особо запыленных углов все те же облюбованные ей кресты и молитвенники, а статуэтки как не было, так и не было. Спустя некоторое время она обнаружила рядом с собой Элизу, поиски которой, очевидно, тоже не увенчались успехом. Скорбно помотав головой, Тали со все еще выставленными перед ладонями развернулась к молящимся сестрам, и не без удивления про себя отметила, что что-то где-то там фонит... Из-за дальнего расстояния сигнал был не слишком четким. И тут ее осенило.
- Элиза, боюсь, искомый нами предмет присвоила одна из этих куриц, - произнесла она, морща нос и вытягивая руки прямо перед собой, усиляя плетение сканирования, чтоб точно выявить хотя бы направление, в котором необходимо двигаться. Сосредоточенная, собранная остроухая выглядела сейчас так, что любая охотничья такса ей бы позавидовала. Уверенно двигаясь между рядами молящихся, она обнаружила наконец личность, которая, кажется, имела при себе артефакт с весьма мощной магической аурой. Недоуменные взгляды, обращенные в ее сторону, она предпочла не замечать вовсе - а зачем?..
О том, как лучше будет отобрать артефакт у монашки, она не думала (так же как и о том, что грустно будет, если артефактом окажется очередной крест или что-то в этом роде). О, пожалуй, сейчас Тали чувствовала себя впервые за все дело очень даже в своей тарелке.
- Прростите, - выдала она, бессовестнейшим образом толкая обеими руками монахиню, на которую ей казало сканирование. Не ожидавшая такого развития событий женщина, естественно, не сообразила сопротивляться, и рухнула наземь, словно куль с мукой. Остроухая тотчас припустила обыскивать ее просторные одежды на предмет твердых статуэток. Она почти нашарила что-то подобное, однако в этот же момент жертва нападения наконец опомнилась, и, поднявшись на ноги, поспешила дать Тали сдачи, довольно увесистым пинком плотных ладоней тоже толкнув остроухую. Та, ошалев от такого отпора, едва не рухнула на все еще молящуюся рядом монашку, однако удержала равновесие и снова бросилась на определенную сканированием ворюгу - с целью лишь отобрать у нее артефакт. Но не тут то было! Сдаваться та теперь не собиралась, завязалась унизительнейшая бабская драка, во время которой остроухой даже съездили один раз по лицу, а сама она успела вцепиться в волосы бабенки, испортив головной убор. Монахини вокруг сначала взирали на происходящее с недоумением, потом кому-то из тупых присутствующих здесь наседок пришла в голову печальнейшая идея завопить... Руки остроухой вполне отчетливо налапали под рясой что-то, действительно напоминавшее статуэтку; не долго думая, она выхватила из-за голени метательный нож, скользящим ударом полоснула по грубой ткани, ничуть не поранив ее обладательницу, но заставив нескольких особей присоединиться к вою - и правда, вид частично обнаженных прелестей этой дамы наводил ужас. В следующее мгновенье в ее руке уже была статуэтка, а кинжал был опять в ножнах. Еще секунда на то, чтоб дать знак Элизе - и отсюда нужно смываться, да побыстрей.

+3

17

Если мы выберемся с Талицией отсюда целыми и невредимыми, то обязательно предложу ей организовать творческий дуэт: будем гастролировать по миру и попадать в немыслимые ситуации. Юрген редкостный болван, что отправил сюда нас – не просто поодиночке, а вместе. Куда меньше ему бы обошелся подкуп любой из монахинь, эти смиренные дамы еще как нечисты на руку. Вместо этого мы набедокурили так, что не разгрести вовек. Я спрашивала себя, что может произойти более странное? Voila, драка с сестрами как на заказ. Чутье Талиции не подвело её, фигурка действительно оказалась скрытой под многочисленными одеждами сестры, но мое чутье подсказывало мне худшее: в силу неделикатного обращения наемницы с сестрами божьими ждут нас побои и публичный позор. А если найдется говорливый и достаточно честолюбивый фанатик, то на нашем случае сможет поднять шумиху и новую волну охоты на ведьм. Wheee, я войду в историю!
Судя по сверкнувшей в руках сестры Талаллы фигурке, задание было выполнено, хвала её способностям, что помогли обнаружить искомое. Вовек бы не догадалась искать среди самих сестер, а, додумавшись, не смогла бы это осуществить – магическими способностями обделена, увы. Есть и обратная сторона: я бы вовек не додумалась устроить драку с монахиней, да еще и в присутствии остальных. Это не комплимент самой себе и собственной нравственности, отнюдь нет. Просто я бы предпочла выследить её и огреть по башке в укромном месте. Талиция, Талиция, во что вы теперь нас втянули?
Переполох поднялся страшный. Можно было даже не рассчитывать остановить эту толпу укоризненным взглядом или слащавой улыбкой. Ловить нас они, впрочем, не спешили. Те, что находились ближе к нам, голосили и хлопотали над поверженной сестрой; находившиеся чуть дальше подняли шум и гам, перетирая увиденное и услышанное, попутно добавляя красочные детали; дальние ряды и вовсе развлекали себя как могли. Тонкое чутье донесло до меня запах гари – похоже, кто-то опрокинул свечу на подол, хотя едва ли по нашей вине, в такой обстановке недолго и уснуть.
Вслед за нюхом сработал и слух. Хороших вестей он не принес, а пару секунд спустя в часовню ворвался и его источник. Сестра Фанни, багровая от злости и борьбы с захлопнувшейся дверью, отчаянно напоминала беса, да простят меня за такое неуместное сравнение. Сестры притихли.
- Где они?! – заголосила почтенная.
- Эээм, кто, сестра Фанни? – робко поинтересовалась одна из склонившихся над пострадавшей «коллегой». Нас, к счастью, видно не было: в суматохе оттеснили к стене, а вскоре и вовсе забыли про нас, придумав себе новые поводы для воплей. Что же, самое время слиться с толпой.
- Новенькие! Две хамки, мошенницы, вертихвостки, лярвы! – загудела Фанни. – Те что сегодня прибыли! Никакие они не сестры, а проходимки те еще! В кладовой меня заперли.
Сестры вокруг сочувственно заохали.
- Ничего, ничего, выбралась святой помощью, - отмахнулась монахиня, с неудовольствием потирая плечо, коим, похоже, выбила дверь. – Ловить их надо, авось что украли! И где отец-настоятель?
- Уже который час не появляется…
- Убили!
– закричали с «галерки». – Отца-настоятеля убили!
- А не они сейчас на сестру Лукрецию напали?
- Они, наверняка они!
- Искать,
- мрачно подытожила Фанни. – Поймать живыми, до моих распоряженй не калечить.
Я судорожно вцепилась в подол, склонив голову так низко, что вот-вот мог сломаться пополам позвоночник. Сестры, почувствовав запах приключений, радостно ринулись на обыск территории. Мне ничего не оставалось, как, старательно избегая смотреть на окружающих, последовать за ними. Я невидимка. Я невидимка. Я…

Отредактировано Элиза (2010-08-31 15:36:37)

+3

18

Когда курицы вокруг заголосили, даже не обратив толком внимания на виновниц торжества, Тали почувствовала раздражение. Весь этот балаган, эти курицы, которые вместо того, чтоб - о, демон подери, как глупо это звучит! - сражаться с теми, кто вторгся на их территорию, ранее заставляли остроухую чувствовать себя мягко говоря не в своей тарелке и испытывать желание убраться отсюда поскорее, но теперь же... Теперь она злилась.
Теперь часовня напоминала курятник, в который забрался лис - до того самого момента, когда в нее не ворвалась Фанни. Эльфийка даже позабыть успела, соскучиться по обществу дородной дамы. С ехидной ухмылочкой она теперь наблюдала за ее передвижением по помещению, не без удовольствия отмечая тот факт, что их совсем потеряли из виду. Cretini пришили им нападение на сестру Лукрецию и убийство дражайшего отца-настоятеля. Последнее было весьма несправедливо - знала бы Тали, что на них и это повесят, сделала бы так, чтобы это было хотя бы правдой.
После распоряжения искать "хамок и проходимцев"  оные, опустив головы, покорно двинулись к выходу, изо всех сил стараясь затеряться в рядах монахинь, благо же, это было не так сложно благодаря покрытой голове и длинным рясам. Им даже удалось беспрепятственно покинуть часовню, и Тали надеялась на то, что у них получится сейчас, скрывшись из виду, пробраться к стене, и, выбрав укромное местечко с обилием деревьев, которые будут им прикрытием, покинуть сию неприветливую обитель, как раздался вопль все той же Фанни.
- Вот же они! Талаллу вижу! - стоило Тали поднять глаза, как она тотчас увидела перст этой малахольной, устремленный в их с Элизой сторону. Демон, чего ж она такая глазастая.
- Вон они! - заорала остроухая в ответ, указывая пальцем куда-то вперед - в ту же сторону, что указывала Фанни, но явно подальше от нее и ее напарницы, - ловите убийц! Они хотят поджечь монастырь, не дайте им сделать этого! - взгляды сестер устремились в сторону, указанную остроухой, а сама она стала ловко пробираться сквозь толпу к укромному коридорчику, в котором, казалось, вполне возможно было скрыться. Толпа тем временем снова начала издавать разнообразнейшие звуки, по смыслу которых можно было понять, насколько всерьез они обеспокоены потенциальным поджогом и - о ужас - гибелью их любимого отца-настоятеля.
Не обращая внимания на суматоху, Тали оглянулась, убедившись, что Элиза следует за ней, и юркнула в столь желанный коридор, с сожалением отмечая, что Фанни таки заметила их опять и отправляет бригады своих шестерок ловить "преступниц". Стремительное галопирование по монастырю, который с каждой минутой переполняли все более громкие звуки переполошенного курятника ("И коровника", - добавила про себя Тали) показалось ей отличным способом проветриться, и даже то, что несколько раз они натыкались на весьма неприветливых послушниц, от которых приходилось драпать еще резче, не портило остроухой пробежку. Еще немного - и они доберутся до стены, а потом она достанет веревку, и поминай, как звали. Главное - то, что статуэтка в ее руке.

+3

19

«До чего же все это захватывающе!», - так и хотелось взвизгнуть мне, удирая от толпы разгневанных монахинь. Если честно, то удирала Талиция, ловко проскакивая в нужный лаз или пролетая над очередным препятствием, мне же оставалось только нестись за ней, стараясь не запнуться об то, что еще мгновение назад с легкостью преодолела наемница. Надеюсь, план у ней имеется, не то эта беготня может внезапно оборваться.
Погоня на какое-то время прекратилась, нам удалось забежать в небольшой проход между строениями. Вдалеке проглядывались суровые очертания монастырской стены, так что бежать в том направлении можно было лишь напролом либо по воздуху. Судя по темпу Талиции, указанные варианты её совсем не смущали. Осмотревшись, она что-то нашарила под подолом и бросила мне под ноги.
- Задержишь их, как получится, - и понеслась по направлению к стене.
Вот как. План имелся, только обсудить мы его не успели. Подняв брошенное мне под ноги, я тут же выронила предмет. Револьвер! Я что, должна убивать по монахине в минуту, пока нас не выпустят? Вообще-то речь идет о церковных служительницах, а не о стае бешеных собак, чтобы стрелять! И как понимать фразу «как получится»? Надеюсь не так, что «статуэтка у меня, через забор я перемахну, тебя навещу в следующем месяце – в этом не получится, прости».
Пробежавшая было мимо проема женщина, однако, в последний момент вернулась назад, заметив меня. Обхватив лицо руками, она распротивнейше завизжала и скрылась с глаз. Я тоже была рада тебя видеть.
Выбора не оставалось, сейчас она приведет подмогу. Пустить пену изо рта, чтобы обескуражить сестер? Нет, надолго не хватит. Револьвер, у неё есть револьвер! Покрутив в руках блестящее на солнце оружия, я пожала плечами. А как пользоваться этой прелестью? Что-то надо нажать, что-то опустить, вот кажется еще сюда...
Бах!
Совсем неожиданно и ни к месту прозвучавший выстрел на какое-то время оглушил меня. В воздухе запахло порохом, который мои чувствительные к запахам ноздри ощущали еще сильнее. А выстрелила куда? Осмотрев землю, я вскоре нашла место, куда вонзилась пуля. Что же, будем считать, что с использованием разобрались.
Напустив на лицо холодную циничную улыбку, я внимательнее рассмотрела оружие. Затем выставила руку вперед и прицелилась, после чего взяла оружие в обе руки и эффектно отскочила к стене. Обязательно надо купить себе оружие, до чего я коварно с ним выгл…
- Вот она! – раздался крик. От неожиданности я моментально растеряла боевой задор, позорно выронив оружие на землю. «Идиотка, нельзя так резко пугать!».  Ко мне уже решительно направлялась Фанни, подталкиваемая и поддерживая сзади остальными монахинями, когда удалось нащупать револьвер и гордо выпрямиться, сжимая его в руках. Сестры отпрянули.
- То-то же! – нахально усмехнулась я. – Остаемся на своих местах, не то я буду стреляйт! с каких пор я разговариваю с акцентом? Из каких романов я понабралась этих замашек?
- Позор! – презрительно констатировала Фанни. – Подумай, где ты находишься!
- К сожалению, прекрасно это понимаю. Я же сказала, чтобы не двигались, - вскрикнула, заметив шевеление в толпе. Как же пользоваться этой штукой, опять забыла. Кнопочка, ручка, другая кнопочка…
Бах!
Оружие снова подпрыгнуло у меня в руках, выстрелив в землю. Сестры поняли мой тонкий намек, почтительно отодвинувшись назад.
- Что остановились, двигаемся! – вошла я в раж, размахивая револьвером. Оружие дважды дрогнуло в руках, послав два заряда в воздух. Монахини отступили еще. Фанни, насупившись, последовала их примеру – похоже, ей не терпелось повредить мое плечо то же дверью, только другим способом.
- Сестра Талалла, вы скоро там? Сестры беспокоятся!
Револьвер снова выстрелил, вызвав у меня гамму чувств от раздражения до удивления. Как же теперь отключать эту штуку?

+3

20

Ну а что ей было еще делать? Едва ли Тали могла доверить закидывать веревку с крепким стальным крюком на стену Элизе, а, значит, напарнице придется импровизировать с ее погремушкой. Врожденное жлобство прижимистость неприятно кольнула остроухую, когда ей пришлось расстаться с любимым "кольтом" - кто знает, увидит ли она его еще раз. Добравшись до стены, остроухая сунула статуэтку за пояс, а затем достала из-под рясы тщательно скрученную веревку, и стала ее распутывать, прислушиваясь к происходящему.
Элиза с самой первой встречи не произвела на остроухую впечатление застенчивой барышни, теперь же своими смелыми действиями подтверждала, что ей, как говорится, в палец рот не клади. Эльфийка уже поняла, что Фанни со свитой сумели таки до них добраться, и теперь успех миссии зависел от того, насколько убедительной будет барышня в своих угрозах.
Раздался выстрел, затем еще один. Из отсутствия испуганных воплей Тали сделала простой вывод - била напарница не на поражение, а на испуг. Однако ничего не мешало ей в этот момент представлять себе живописнейшую картину трескающейся черепушки копытной Фанни, ну или хотя бы ее наиболее отвратительных прихлебательниц.
Тали уже распутала веревку и ловко размахивала ее концом, когда снова раздался голос Фанни. Слово "позор" заставило остроухую постыднейшим образом довольно и очень зло захихикать, что, несомненно, выглядело столь же искренне, столь и мелочно, но о своем сходстве сейчас с тщедушным злорадным гномом она предпочитала не думать.
Пара безуспешных бросков, затем третий - и наконец-то удача ей улыбнулась. Крюк крепко зацепился о край забора, и остроухая, подергав его и проверив на прочность, направилась к Элизе, у которой, по ее подсчетам, остался всего один патрон.
Ох и соскучилась же она по этим лицам! За несколько часов пребывания в монастыре Фанни казалась ей чем-то на подобии настырного таракана, которого никак не удается убедить оставить твой домишко в покое, а остальные послушницы были стайкой блох, покорно за ним, тараканом, следующими. Привыкла, как к родным, однако появись возможность пришлепнуть всех разом подошвой тапка - не преминула бы ею воспользоваться.
В общем, невинные игры Элизы с оружием теперь казались лишь прелюдией перед основным развлечением - Тали стала рядом с напарницей с чрезвычайно кровожадным видом, который позволял присутствующим понять, как именно они ей дороги, и в каком виде.
- Элдреда, веревка ждет вас, - кивнула она девушке. Ну и правда, не будет же она оставлять ее одну, с одной пулей в барабане, с столь радикально настроенными дамами. А толпу монахинь она может сдерживать и голыми руками - вон как они охнули, когда в ее ладонях загорелся и заплясал угрожающий зеленый огонек...
- Ведьма! Проклятая кровь! - завопил кто-то с задних рядов Тали на радость. Если они не разбегутся, испугавшись магии, придется и ей продемонстрировать парочку фокусов...

+3

21

Долго меня упрашивать не пришлось, хотя револьвер я отдала с видимым неудовольствием – стоило наловчиться с этой вещью, как её спешат отобрать. Обязательно раздобуду себе такой, буду прятать в чулок или эффектно выхватывать из ридикюля. Глядишь, желающих познакомиться в трущобах станет куда меньше, жаль только, в приличном обществе такой штукой не помашешь.
Ох, а что делать здесь? Как прикажете лезть по веревке? Быть может, моя напарница на какое-то время забыла, что её в течение дня сопровождает молодая женщина из высшего света, а не видавший вида моряк, привыкший карабкаться по палубам? Я посмотрела наверх – карабкаться предстоит прилично, только как бы это осуществить в рясе.
Потерев ладони, я ухватилась за веревку. Грубая поверхность впилась в руки, обжигая их при каждом малейшем скольжении. С ногами все обстояло куда прозаичнее – я попросту не могла обхватить ими веревку, постоянно путаясь в подоле. Разозлившись, я решительно рванула вверх, отчаянно хватаясь одними руками, однако только раскачала эту незатейливую конструкцию, ударившись об стенку. Далее последовало падение вниз и раздраженное растирание содранной ладони.
Я даже перестала обращать внимание на происходящее сзади, а ведь монахини теперь заворожено смотрели не только на Талицию, но и на мои акробатические этюды. Не дождетесь, просто так я вам не дамся! Но и залезть наверх нормально не смогу, всему виной эта проклятая юбка, путавшаяся под ногами даже при ходьбе, что уж говорить о подъеме на веревке.
Что я там говорила, «цинизм зашкаливает»? Ну так получите, пустоголовые. Рванув подол за края, я разорвала его. Остановившись на разумной длине, направила линию разрыва по горизонтали. Наконец, под всеобщее возмущенное оханье, оторвала ткань и бросила на землю, оставшись щеголять открытыми ногами, облаченными в ажурные чулки модели «Amado Mio», приобретенные мною сразу в количестве двух пар, одну из которых я уже успела где-то забыть.
- Какой разврат!
- Непотребство-то какое, чертова ведьма!
- Да какие это воровки, обычные уличные девки!
– оживилась толпа монахинь. Мне послышалось, или пару раз в выкриках проскользнула зависть и грусть?
Снова потерев ладони друг об друга, я ухватилась за веревку и, теперь уже свободно цепляясь ногами и опираясь ими на стену, поползла вверх. Веревка натирала теперь еще и ноги, обещая оставить памятные следы, впрочем, стоит ли об этом беспокоиться, когда в ближайшие дни мне предстоит очередная ночная пробежка по окрестностям?
Добравшись до вершины, я гордо оседлала стену. Сестры негодующе выкрикивали мне самые лестные эпитеты, некоторые из которых хотелось записать на память. Надеюсь, не доведется встретиться с ними в будущем, а то, боюсь, меня и мои ноги в кружевах они запомнят надолго.
Триумфально спуститься с обратной стороны не удалось: ухватившись за веревку, я не рассчитала сил и рухнула с высоты вниз. Охая и потирая ушибленный бок, я встала, опираясь об стену.
- Талалла, путь свободен, - прохрипела я и только после этого заметила церковного бродяжку, сидевшего неподалеку и разинувшего рот. Я бы тоже удивилась.

+3

22

Тали получила из рук напарницы револьвер и сунула его в кобуру на голени, обнажив перед монашками свое боевое обмундирование, что вызвало еще немало охов, вздохов, и возмущенных восклицаний малоприятного содержания. Сестры, заметив, что Элдреда осталась без оружия, а Талалла и вовсе к ноге нагнулась, начали было осторожно наступать на них, однако очень скоро магичка распрямилась, все еще сияя кровожадной ухмылкой, которая прямо таки убеждала окружающих в том, что она - вовсе не вегетерианка, и в ее руке снова полыхнул опасный огонек.
- Да она фокусница, пугать только и может, пыль в глаза пускать! - воскликнула недовольно Фанни, явно возжаждав науськать против них толпу. - Хватай ее, сестры!
Отступившие было на шаг прелестницы снова сделали шаг навстречу - весьма несмело, надо сказать. Тали, злорадно хмыкнув, запустила усиленной Искрой(от всей души благодарю Рудольфа за науку) прямо им под ноги, подпалив плохо горящую траву и подол отлично горящей рясы одной из монахинь. Та, возопив, попыталась унестись прочь, однако, будучи в первых рядах театра, пробраться сквозь тесно стоящих друг рядом с другом сестер не могла, а лишь растолкала их. К всеобщему разочарованию, огонек потух, так и не принеся "жертве" никаких повреждений, однако наступать на эльфийку монахини наконец перестали, убедившись в серьезности ее намерений.
Фанни тем временем не теряла ни минуты, заправляя общественным мнением толпы, как мастер-крысолов.
- Вертихвостки, из монастыря сбежать захотели! - вопила она, - небось, родители евонные все глаза выплакали, от падшей натуры вашей страдая... - Одобрительные возгласы, очевидно, были направлены к Фанни, а вот возмущенные - к девушкам. Тали слышала, что за ее спиной происходит что-то крайне любопытное, однако позволить себе  отвернуться и поглядеть не могла - что стоило кому-то из этих доброжелательных наседок швырнуть в ее голову камнем, пока она не видит?
Вскоре она услышала прозвучавший очень тихо голос Элизы. Наконец-то напарница перебралась по ту сторону от этой тюрьмы, и оказалась в безопасности. Все еще ехидно улыбаясь, остроухая решила попаясничать напоследок - нарочито медлительно замахнувшись (что заставило сестер попятиться, сотворив давку и издавая звуки, свидетельствующие о крайней степени испуга и, возможно, восторга - не каждый день у них такое в монастыре происходит, ой, не каждый!), зашвырнула в бедняг дымовую завесу, которую готовила все то время, что Элиза взбиралась по веревке вверх. Теперь главное было - не запутать самой в этом тумане. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, остроухая в несколько прыжков оказалась у стены, едва не расшибив о нее нос, и стала до комичного поспешно стаскивать с себя мерзкое одеяние, даже разорвав его в нескольких местах. Под рясой на Тали были привычные рубашка, брюки и сапоги; в последний момент вспомнила о статуэтке, которую тотчас почти дрожащими руками разыскала между складок рясы и опять сунула себе за пояс. Уже предчувствуя приближение сестер, эльфийка буквально рванула по стене, ухватившись за веревку руками и отталкиваясь ногами от забора.
Стоило ей оторваться от земли на какой-то метр, как ее схватила за ногу весьма теплая и объемистая рука, в которой остроухая охотно признала ласту Фанни. От всей души ругаясь, она ловко пнула пытавшуюся ее поймать монахиню каблуком, и крик последней, ранее победно возвещавший о удачной поимке "вертихвостки", теперь больше напоминал поток проклятий на ее белобрысую голову...
Ловко взобравшись наверх, она отцепила наконец крюк и спрыгнула на землю, вздохнула полной грудью, и только теперь заметила Элизу, внешний вид был весьма и весьма эксцентричным.
- Отец-настоятель оценил бы, - с одобрением произнесла она, ухмыляясь и протягивая напарнице статуэтку. - Покажись вы ему в таком виде, разыскал бы для вас общими усилиями эту пустяковину добровольно.

+3

23

- Боюсь, отец-настоятель запросил бы аванс за поиски статуэтки, - довольно ухмыльнулась в ответ на фразу, из уст наемницы прозвучавшую почти как похвала. Однако она запаслась не только оружием и веревкой, но и подготовила одежду на случай внезапного отступления. Меня же хватило только на чулки, впрочем, нет, я еще раздобыла письмо, благодаря которому мы проникли внутрь.
Обмен любезностями, конечно, приятен, но стоило бы уносить отсюда ноги – через стену монахини не полезут, но в обход двинутся без проблем. С другой стороны, легко сказать «уносить ноги», когда у тебя есть возможность слиться с толпой. Я же представляла собой весьма комичное зрелище, сочетая монашеский верх и крайне откровенный низ. Добавьте ко всему в качестве бонуса пыль и ссадины, покрывавшие тело. В таком виде далеко не убежишь, и уж тем более не спрячешься – внимание окружающих гарантировано.
Кстати о внимании: бродяга удивленно тер глаза, пытаясь осмыслить происходящее. Сначала через стену перемахнула и весьма неловко рухнула вниз монахиня в полу-неглиже, чуть позже к ней присоединилась вторая девица, спуск которой дался куда легче. Ох, и все это еще сопровождалось криками, выстрелами и дымом из-за стен монастыря. Чую, наша вылазка за статуэткой к вечеру уже обрастет сплетнями, а к концу недели станет легендой. К слову о статуэтке – вот он, источник зла. Было бы куда еще сложить.
Ладно, сегодня я опустилась и без того ниже некуда, так что наметившийся в голове очередной план был вызван неизбежностью и остротой ситуации. Снова протянув фигурку напарнице, я комично откланялась:
- Извольте подождать здесь, я мигом, - тут же направившись в сторону бродяги. Разумеется, интересовал меня не он – обвязать вокруг талии вряд ли получится. А вот раздобыть какое-нибудь тряпье, дабы перекантоваться до первого извозчика, было бы неплохо. Брезгливо рассмотрев лохмотья на самом бродяге и к своему облегчению отбросив мысль избить за одежду, я переключила внимание на его пожитки. Сам же оборванец только изумленно смотрел на меня и невнятно мычал:
- Аээмм..ооомм..эээ?
- Красиво говоришь,
- кивнула я. – Подай-ка то одеяло, - указав в сторону казавшейся наиболее чистой вещи. Одеяло оказалось с дырами, к тому же выцветшее, но меня это волновало куда меньше. Обвязав это вокруг пояса и прикрыв оставшимся верхом от монастырского обличья, я осталась довольна. Не увидел бы кто из знакомых, не то слухи о разорившейся семье Соннерсов облетят Лондон быстрее слухов о нахальном взломе монастыря.
- Предлагаю убираться отсюда побыстрее, - сказала я, приняв снова статуэтку из рук наемницы. – Если пойдем в ту сторону, то минут через двадцать есть шанс поймать извозчика. Полагаю, в этот момент должна произойти оплата, но, как видите, кошелька я с собой не прихватила, а отложенные для дороги монетки вас вряд ли устроят – так что поведайте, как вам привычнее получить оплату.
С чего это ко мне вернулся деловой тон? После того, что мы пережили с Талицией, мне бы броситься ей с обьятиями и рыданиями. Предпочла, однако, обойтись широкой улыбкой и выставленной для рукопожатия рукой:
- И что уж, поздравляю вас с завершением этого кошмара. Теперь я знаю, чем пугать будущих детей перед сном.

+3

24

А и правда, запросил бы. Тали с досадой вспоминала, как этот подстарковатый сластолюбец пытался из облапить, и тотчас порадовала себя более красочными картинами из памяти: ее нога, пинающая его лежащее тело. Ох, жаль, что так мало она его отпинала!
За последующими действиями Элизы остроухая наблюдала с любопытством. Во-первых, она подумала о том, что было бы неплохо оставить под монастырем лошадь или даже повозку с кучером(только в случае, если последний окажется надежен и не разляпает газетчикам о том, что подвозил двух юных барышень из монастыря в тот самый момент, когда там происходила возмутительная суматоха). Во-вторых, ее губы совершенно непроизвольно растягивались в до неприличия широкой улыбке, когда она наблюдала за напарницей, смотревшейся в чулках, туфлях и верхней части рясы чрезвычайно экзотично. Чулки, кстати, выглядели очень интересно, хоть остроухая подобными вещами и не увлекалась. Мысль о том, что надо купить себе пару таких же, прогнала из головы с треском, строго укорив и отчитав себя за легкомысленность и нерассудительность.
Тем временем Элиза не тушевалась - подошла к церковному попрошайке, наблюдавшему за происходящим с таким видом, будто он стал свидетелем второго пришествия, и ограбила его на одеяло. Тали поморщилась - оно же наверняка грязное! И блох там полно... Однако очень скоро опять заулыбалась - непринужденный вид, с которым Элиза прошагала к ней, одетая в новообретенную юбчонку, воистину заслуживал уважения. Остроухая знала - сама она, оказавшись в аналогичной ситуации, тряслась бы от злобы и бессильного желания отомстить всему миру за собственную нелепость.
- Это не составляет для меня проблемы, - хмыкнула эльфийка, когда оборотниха сообщила о отсутствии возможности расплатиться с ней сейчас. Она привыкла получать оплату после. Вот, например, за последнюю свою работу она не получила ее вовсе, но лучше Тали локти себе сгрызет и ушами закусит, если ей придется обращаться за этими грошами к угрюмому грубияну-кровососу. - Пусть Юрген обратится в Гильдию - этот канал связи и передачи посылок налажен и еще ни разу не подвел меня, - предложила она самый простой способ.
Предложенное Элизой рукопожатие было приятно остроухой - а кто не любит, когда таким образом признают его неоценимое участие в деле, либо же просто приязнь (или хотя бы отсутствие неприязни)? Зачастую работодатели на подобные вещи не распылялись; "партнерство" с ними или другими наемниками очень часто предполагало холодность, желание выделиться на фоне коллег за счет их же унижения, или же просто отсутствие всякого уважения к ней, Тали, как к личности. А потому, когда ей впервые за довольно долгое время предложили столь скромный, и, казалось бы, обычный знак внимания, она неожиданным образом смутилась и расчувствовалась.
- Поздравления взаимны, - искренне улыбнувшись, она сжала пальцы Элизы, не без удивления для себя обнаружив, что она таки симпатизирует этой эксцентричной особе. - Для меня эти впечатления тоже незабываемы, но травмировать своих детей, если они когда-то у меня будут, я этим не рискну - жалко ведь, - проговорила она с все той же усмешкой.
Через некоторое время они добрались до дороги, где поймали наконец извозчика и получили возможность убраться от монастыря подальше. Маловероятно, что сестры, всю жизнь прожившие в его стенах, пустятся за ними в погоню, но кто знает?..

====> Дом у ивовой рощи

+3


Вы здесь » Пандемониум » Улицы Лондона » Монастырь Святой Эмилии