Пандемониум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пандемониум » Жилые помещения » Дом на Маунт-стрит


Дом на Маунт-стрит

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Двухэтажный особняк из темно-серого камня, с большими окнами и массивной дверью из красного дуба. Дом окружен большим садом с дубами и яблонями. Посреди лабиринта из розовых кустов есть небольшой фонтан. В высокой витой чугунной ограде одни единственные ворота. Дорожка ведет от ворот к крыльцу, заворачивает за дом и упирается в конюшню.

0

2

Дом впечатлял не только внешне – цена тоже впечатляла. Даже для такого района, как Мейфер, она была непомерно высокой. Агент, он же нотариус, он же мистер Абрамс, уже был на месте. Он нервно шагал из одного конца широкого каменного крыльца в другой и не сразу заметил появление клиентки. Однако, когда заметил, расплылся в такой масляной улыбке, что сидящий позади Габриэль Лукас раздраженно фыркнул. С самой первой их встречи Абрамс активно потел, краснел и дрожал в присутствии девушки. Габриэль тактично не обращала на это внимание, хотя ее забавляли отчаянные попытки нотариуса скрыть свое волнение. Прочитав его мысли, она узнала, что у бедняги финансовые проблемы, подагра и несчастный брак. Этот дом он предложил без особого энтузиазма. Его уже несколько лет не могли продать. Злые языки поговаривали о призраках бывших владельцев умерших насильственной смертью. Когда клиентка согласилась рассмотреть это предложение, Абрамс на мгновение утратил свое красноречие и даже перестал потеть. Теперь же глядя, как девушка спешивается и привязывает поводья к перилам, он нервничал больше обычного. И дело было не только в умопомрачительной красоте клиентки. Если сделка сорвется, он не сможет в срок отдать долги и многочисленные кредиторы начнут на него охоту.
- Я не опоздала? – спросила Габриэль, поднимаясь по ступенькам. Она знала, что не опоздала, часы вдалеке как раз начали бить полдень. Нотариус склонился и коснулся дрожащими губами протянутой руки в перчатке. Испарина оставила отпечаток на черной коже.
- Вы пунктуальны и прекрасны, как всегда – пролепетал он, глядя на девушку. Габриэль открыто и нарочито наивно посмотрела в его похотливые глаза и тот, вздрогнув, отпустил руку, – Восхитительный жеребец.
- М-м-м, это он обо мне? – встрял Люк, следующий за Габриэль по пятам. – Забавно, ты прекрасна, а конь восхитителен. Я это о приоритетах. Мужик явно любит экзотику.
Габриэль вежливо улыбнулась нотариусу и, когда он отвернулся чтобы открыть дверь, одарила призрака убийственным взглядом. Тот среагировал мгновенно – оскалился и нагло заявил:
- Смотри сколько угодно, мертвее я не стану.
- Прошу – обернулся Абрамс и распахнул массивную дверь – Это лучший дом в округе. А призраки… всего лишь выдумка.
- Это обидно. – прищурился Люк, – Убей его.
Пропустив это мимо ушей, Габриэль вошла в просторный холл, обшитый темными дубовыми панелями. Пол был из черного мрамора с багровыми прожилками и заиграл искрами, когда Абрамс зажег свечи в литых подсвечниках на стенах. Под потолком висела огромная люстра, тоже кованная, на добрые полсотни свечей. Широкая лестница уходила в темноту второго этажа. Две высокие арки справа и слева вели одна в большую гостиную с камином и огромными окнами впол, другая в столовую. Из столовой большие раздвижные двери вели в кухню с кладовой и лестницами в подвал и на чердак и крохотные комнатки для слуг. Все это Габриэль осмотрела мельком. Не глядя на притихшего нотариуса, Габриэль стала подниматься наверх. Радом бесшумно шел Люк. Ему тоже было интересно, что наверху. Галереи, которые она заметила еще снизу, оказались ни широкими, ни узкими – в самый раз. Дверь справа вела в обширное помещение с еще одним камином. То ли бывший кабинет, то ли еще одна гостиная – не поймешь. Смущали обшитые пурпурным атласом стены.
- А где спальня то? – не выдержал Люк. Габриэль закатила глаза, но ничего не сказала. Искомая комната оказалась слева от лестницы и поражала воображение своим розовым цветом.
- Ужас! – скривился призрак – Пожалуйста, давай уйдем.
Габриэль заглянула за двери в большую светлую гардеробную и решительно зашагала к раздвижной панели, за которой пряталась ванная. Та превзошла все ее ожидания. Черная мраморная мозайка была на полу, стенах и потолке. Как и все окна в доме, в ванной они были от пола до потолка. Дневной свет освещал овальную ванну из красного камня. Люк просочился в дверь следом за ней и завис с открытым ртом. Несколько секунд молчания и он решительно изрек:
- Покупай.
Габриэль посмотрела на призрака с понимающей улыбкой. В их доме в Луизиане была такая же ванная комната, и они оба помнили, что в ней порой творилось.
Мистер Абрамс нервно рассекал холл, как крыльцо до этого. Когда клиентка спустилась, он сник. На ее лице не было никакого выражения. Сколько раз он видел это выражение не предвещающее ничего хорошего.
- Есть еще один дом похожий на этот, но без конюшни и фонтана – торопливо заговорил он, – Там сад поменьше и окна в доме не такие большие, но камины… – Абрамс был так расстроен, что даже не мог нервничать.
- Купчая у вас с собой? – просто спросила Габриэль. Агент вернул челюсть на место и кивнул. – Давайте сюда, я подпишу.
Широкие перила крыльца она использовала в качестве стола и размашисто расписалась на всех листах документа. Из-за голенища сапога она вытащила плотную пачку банковских билетов и, отсчитав нужную сумму, протянула нотариусу. Тот все еще хлопал глазами как школьница и не верил в реальность происходящего.
- С вами приятно иметь дело, – изрек он, наконец.
- Спать со мной еще приятнее, – ляпнула Габриэль. – Но вам это не грозит.
Смысла аккуратничать больше не было, и она выпустила своего внутреннего хама на волю. Абрамс покраснел. Люк восторженно гоготнул за его спиной.
- Ключи?
Связка перекочевала из рук нотариуса в руку девушки, и она с некоторым удовольствием заперла дверь. Нотариус торопливо собирал бумаги, когда Габриэль вдруг вспомнила, о чем хотела спросить его напоследок.
- Мистер Абрамс, а что с тем поместьем?
- С каким? – не понял мужчина.
- О котором я вас спрашивала. В пригороде.
- Которое в гетто?
- А оно в гетто? – прищурилась Габриэль, – Это интересно.
- Да, оно было на границе с автономией, но несколько лет назад правительство расширило его территорию и поместье отошло вырод… нелюдям. – Абрамс сглотнул, но продолжил с достойной уверенностью делового человека. – Я так и не узнал, кто его владелец. Вроде какой-то аристократ приобрел его еще до появления автономии. Возможно его потомки…
- Где я могу это узнать? – перебила Габриэль. Она чувствовала, как идея вернуться в место из своего детства становится навязчивой. Кажется, это называется ностальгией. Абрамс удивленно смотрел на девушку. Та выжидающе смотрела на него. И только Лукас сидел на ступеньках и как котенок нежился в лучах солнца. Ему было плевать.
- Могу дать адрес человека, который может узнать, кто хозяин, и организовать сделку, – он опустил глаза. Этот его человек, явно не котировался среди клиентов-людей. И Габриэль криво усмехнулась:
- Давайте.
Абрамс порылся в своей сумке и, найдя блокнот, быстро написал на бумаге несколько строк, но отдавать записку не торопился.
- Надеюсь, вы понимаете, что приобретение этой недвижимости привлечет нежелательное внимание?
- Да бросьте, у трети местных аристократов недвижимость в гетто, – махнула рукой Габриэль. – Не я первая не я последняя.
- Леди Дискейн… – начал было нотариус.
- Санто Дискейн! – грубо оборвала она. Ее всегда раздражало, когда использовали только отцовскую фамилию.
- Я не о людях говорю, – напряженно зашептал Абрамс, словно опасаясь, что их подслушивают. Ее замечание он словно не заметил. – Нелюди опасны. Вампиры, оборотни и колдуны… – он обеспокоенно смотрел на упрямое выражение лица девушки. – Вы недавно в городе и не знаете, что здесь творится. Это звери! Если среди них появляется обычный человек, он долго не живет.
Габриэль какое-то время сверлила мужчину сосредоточенным взглядом. Эта забота и раздражала, и умиляла. Ей вдруг стало смешно. Этот человек считал, что спасает наивную аристократочку от страшных нелюдей. Знай он кем является эта аристократочка, с визгом бы вылетел из дома и до конца жизни хранил бы верность жене даже в мыслях. Габриэль рассмеялась, чем скорее испугала, чем удивила нотариуса.
- Мистер Абрамс, я заплачу вам половину стоимости этого поместья, если вы устроите эту сделку. Именно вам, а не вашему…хм, человеку.
Она не видела, как челюсть нотариуса в очередной раз рухнула на грудь, поскольку уже спускалась по ступеням к Паскалю. Уже в седле она оглянулась.
- Через два дня жду имя владельца, через неделю купчую. Соглашайтесь на любую сумму. Если понадобятся деньги, сообщите. Буду или в Гринвиче на борту “Морской Ведьмы”…или здесь. – Габриэль вдохнула аромат роз, дожидаясь пока Лукас займет свое место на крупе скакуна – Хороший дом.
- Хорошая ванная. – уточнил Люк. – И если ты оставишь этот цвет стен, я тебе приснюсь.
- Напугал, – фыркнула она, пришпорив Паскаля. Последний ее сон, в который он влез, закончился бурным оргазмом.
- А если в кошмаре?
- Вся моя жизнь один сплошной кошмар.
- И он тебе нравится? – поинтересовался Люк, хотя понимал, что вопрос риторический.
- Теперь да.
Они выехали на Маунт-стрит и легкой трусцой двинулись вдоль улицы. Лукас помалкивал. Еще в Луизиане они обсуждали совместное возвращение в Лондон, и он был категорически против. Это было до того как Габриэль его отравила, до того как его мнение перестало иметь значение. Теперь Габриэль дома и, кажется, довольна этим обстоятельством – скупала дома, спонсировала амбициозных азиаток, совращала нотариусов...
- Нужно купить мебель, нанять мастеров и прислугу – нарушила молчание Габриэль.
- Скажи Тошико, – пожал плечами Лукас. – Представляю, как она будет “счастлива”, когда узнает об этой твоей покупке.
- Она будет счастлива, когда узнает о покупке целого поместья на территории автономии.
- Ты так уверена в Абрамсе? Он же слабак!
- Он слабак с финансовыми проблемами, – уточнила Габриэль. – Пятьдесят процентов от стоимости поместья – огромные деньги. Если сделка будет удачной – он будет до конца жизни стэйками питаться и шардоне пить. Может с женой разведется и женится на какой-нибудь знойной молодушке.
- Он католик, – возразил Люк. – Католики не жалуют разводы.
- С чего ты взял, что он католик?
- Перекрестился пару раз, пока ты первый этаж осматривала. Наверное молился, чтобы ты плесень не заметила или еще что. А еще на твой зад пялился, как озабоченный.
- Мой зад похож на распятие? – притворно оскорбилась Габриэль. Лукас заржал как породистый конь от чего чувствительный Паскаль едва не встал на дыбы. Габриэль играючи его осадила и направила в сторону Гринвича.
- Твой зад – лучшее, что было в моей жизни и в моей смерти! – проникновенно заявил Люк, немного подумал и добавил, – И иногда я на него молюсь.
- Подхалим.
- Просто надеюсь, что ты не снимешь амулет на ночь.
Габриэль покраснела, но комментировать не стала. Довольный собой Лукас замурлыкал какую-то песенку. До ночи оставалось одиннадцать часов.
===========>> Гринвич

+2

3

Гринвич ===>
Паскаль был весь в мыле, когда леди Санто Дискейн резко натянула поводья у ворот своего нового дома. Бедное животное было, мягко говоря, не в восторге. Его беспардонно разбудили, довольно грубо оседлали и всю дорогу от Гринвича нещадно погоняли. Не то чтобы он жаловался. Жеребец привык к подобным выходкам хозяйки, но уж слишком она была взволнована и резка. Всего полчаса назад она узнала, что ремонт в ее доме, наконец окончен. Бригада матросов-разнорабочих после марш броска была слегка не в форме. Они даже не пошли проматывать свое жалование и сразу рухнули спать. Бедняги. Габриэль соскользнула с седла и, покрывая изощренными словечками своего старшего помощника, стала отпирать ворота. Картер до того как стал старпомом на "Морской Ведьме" работал смотрителем в тюрьме на Ямайке. Мания запирать за собой двери была единственным его недостатком. Однажды он случайно запер кока в трюме, и Габриэль пришлось вспомнить все свои скудные знания хинди, чтобы не позволить Раду порубить бывшего вертухая на салат.
Не торопясь она повела Паскаля через сад в конюшню и спустя пару минут вернулась к дому. Трава была подстрижена, дорожки пересыпаны свежим гравием, розовые кусты выровнены, фонтан почищен. Дом тоже претерпел внешние преобразования. Огромные окна были чисты, на широких каменных перилах крыльца стояли литые горшки с яркими цветами (неужели Тош постаралась?), даже сверху под крышей висели корзины с какой-то ползучей растительностью. Поднявшись по ступеням Габриэль с некоторым недоумением уставилась на плетеный шнур с кистью свисающий рядом с дверью. Прошли мучительные четыре секунды прежде чем она поняла, что это звонок. Первой мыслью было "На кой он мне?", но уже в следующее мгновение Габриэль себя одернула. Вспомни где ты, моя радость! Лондон, столица, высший свет. А это значит всякие визиты, рауты, файфоклоки, и прочая фигня. Черт! Теперь что, еще и дворецкого с кухаркой нанимать придется? Ну нет! Лондонскому обществу придется привыкнуть к тому, что в доме леди Санто Дискейн хамят и не кормят. Зато выпить всегда найдется! Габриэль представила, как перевезет всю свою винную коллекцию с корабля в подвал дома и настроение слегка испорченное перспективой приема гостей резко пошло вверх. Она по хозяйски распахнула дверь и не глядя по сторонам потопала на второй этаж. Ей было плевать на все, что сделали рабочие. Ее интересовала только спальня. То на чем ей приходилось спать последние годы, лишь с натяжкой можно было назвать кроватью. Да и откуда нормальная кровать на быстроходном фрегате, даже в капитанской каюте? А эта большая широченная кровать из эбенового дерева с пологом из шифона и парчи цвета темного вина с толпой подушек и прохладными шелковыми простынями, что стояла среди затемненной черными шторами спальне, была просто божественна. Габриэль не обратила внимания ни на по-новому обшитые стены, ни на начищенный пол, покрытый мягким ковром кремового цвета. Ведьма замерла в дверях и уставилась на это ложе умильным взглядом:
Пупсик, иди к мамочке! – любовно простонала она и с благоговейным трепетом опустилась на парчовое покрывало. Внутренняя сволочь не упустила случая прокомментировать это высказывание глумливым хмыком, но тут же приткнулась. Тело отозвалось сладостной дрожью. Впервые за долгие годы, проведенные в море, ведьма расслабилась. Напряжение от постоянной качки, концентрация и раздраженность просто испарились из ее усталого тела. Габриэль зарылась головой в гладкие подушки и моментально уснула. Забавно, но ей снился океан. Эта чертова мировая лужа, чтоб ей пересохнуть!

+2


Вы здесь » Пандемониум » Жилые помещения » Дом на Маунт-стрит