Пандемониум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пандемониум » Улицы Лондона » Гайд Парк


Гайд Парк

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://www.hamovhotov.com/picturegallery/thumbs/lrg-282-hyde_park_gates_near_albert_memorial_london.jpg

Королевский парк площадью 1,4 км² в центре Лондона. С запада к нему примыкают Кенсингтонские сады. Ещё до норманского завоевания парк принадлежал Вестминстерскому аббатству; название получил от древней единицы измерения площади. С началом роспуска монастырей (1536 г.) Генрих VIII изъял его в казну, чтобы использовать для собственных охотничьих увеселений. Для публики он был открыт при Якове I, а при Карле II стал излюбленным местом отдыха лондонцев.
Главная достопримечательность парка — озеро Серпентайн, в котором разрешено купание, а также одноименная галерея.

0

2

деревня за городом ===>жилье Маклинов ===> улицы Лондона ====> жилье Маклинов ===>

Сегодня был тяжелый день. Тяжелый, насыщенный день, когда нельзя было позволить себе роскоши отсиживаться в уютном подвале до наступления темноты - приходилось превозмогать нелюбовь к солнцу и спешить. Разумеется, Йен передвигался по гетто в крытом кэбе, но каждая секунда, проведенная на солнце, теперь отзывалась нытьем в костях, легкой тошнотой и раздражением. И даже столь приятное время суток, как сумерки, когда уже достаточно темно, чтобы проклятое солнце не доставляло боли, но еще и достаточно светло, чтобы овцы не попрятались по своим загонам, не могло успокоить вампира. По крайней мере, не так быстро.
Но все это было ерундой - значение имело лишь то, что произошло за сегодняшний день. Отнюдь не праздными были прогулки Йена по Лондону - он навещал старых друзей и заводил новых. С каждым потенциальным союзником заводил серьезные беседы, где в красках описывал бедственное положение нелюдей и призывал к сопротивлению. Призывал к насилию. Не многие слушали и слышали его, не все хотели отказываться от сытой, хоть и унизительной кормушки, но были те, чьи глаза загорались тем же огнем, что сжигал изнутри самого Йена. Он предчувствовал, даже откуда-то знал наверняка, что сам он это противостояние не переживет. Где-то внутри жило спокойное осознание того, что ему суждено стать той самой спичкой, что ярко вспыхнет, подожжет пылающий костер, с которого пламя переметнется дальше. Спичка же лишь догорит до конца - такова ее судьба.. Но это не останавливало его - игра стоила свеч.
Со многими еще предстоит встретиться, многих предстоит уговаривать, кому-то, возможно - угрожать. Работы масса, и всю ее приходится делать одному. Единственное существо, которому Йен мог бы полностью довериться - это его брат, но старший Маклин, как мог, пытался оградить Хоакина от своих грязных игр. Возможно, это было наивно, возможно, эгоистично, в этом вопросе Йен не рассуждал - лишь слепо следовал тому, что подсказывали ему инстинкты.
Маклин отвлекся от своих мыслей, небрежно развалился на скамейке и снисходительно оглядел снующих вокруг людей. Многие оглядывались на него с осуждением, некоторые - с отвращением. Своим небрежным внешним видом он напоминал мастерового, лишь по невероятной наглости забредшего в Центральный парк Лондона. Впрочем, откуда бы у простого работяги взялась такая превосходная лошадь? Но мало кто из прохожих был настолько наблюдателен, чтобы связать неопрятного мужчину с привязанными неподалеку серым жеребцом. Йен же ловил на себе пренебрежение и презрение овец почти с таким же удовольствием, как и страх. Разве не иронично то, что они не видят в нем зверя, ничуть не опасаются его и лишь кривят свои аристократические носы от столь неэстетичного зрелища? Особенно приятными были взгляды женщин - проскальзывающие мимо, незаинтересованные, брезгливые. Вампир отлично знал, кому из их семьи досталась красота, но никогда не испытывал по этому поводу сожаления - тем приятнее становились те нечастые победы, когда женщины отдавались ему. Не по принуждению, но под воздействием его животного начала - неистово кидались в омут страсти, который возможен только со зверем. Немногие из них доживали до утра, но некоторых Йен все же отпускал, даже не открывая своей сущности - тех, кто  с самого начала не смотрел на него свысока..
Приближающиеся шаги Йен расслышал еще издалека - легкие, явно женские - но не придал значения. Он сидел в самом центре Парка, здесь то и дело прогуливались отдыхающие. Но когда шаги замерли в полуметре от него, все же поднял глаза.
- Я так долго вас искала..

0

3

Обозналась или просто сумашедшая? В серо-сиреневом освещении сумерек немудренно было бы спутать Йена с кем-то из знакомых девушки, но откуда у такой девушки такие знакомые? Совсем молодая, едва ли старше двадцати, барышня явно принадлежала к знатной семье. Об этом говорило и богатство ее убранства, и великолепная осанка, и тонкие, несомненно аристократические, черты лица. Само по себе удивительным было и то, что юная леди оказалась на улицах Лондона в такое время одна, но больше все же Йена поразило то, что она обратилась к нему.
- Меня? - Коротко и насмешливо переспросил он. Голос у Йена низкий и грубый, отнюдь не располагающий к себе. Вампир прекрасно знал, что не нравится женщинам, но не старался казаться лучшим, чем он есть. Неписаное правило гласит - когда пахнет жареным, ты должен успеть исчезнуть за тридцать секунд, и ничего не должно задержать тебя. Йену было достоверно известно, как часто женщины становятся тем самым, что задерживает в опасные минуты. Как часто они становятся причиной бессмысленной, глупой смерти. А потому не привязывался к ним и никогда не заводил никаких, даже краткосрочных отношений с женщинами-вампирами.
- Вас. - Просто ответила девушка, присела рядом на скамейку и неожиданно дотронулась до его руки. После этого ее улыбка стала еще шире и.. яснее, что ли, словно она увидела или услышала нечто невероятно приятное. - Холодная.. Значит, я не ошиблась. Простите, у меня такой непонятный дар еще с детства - я узнаю таких.. таких, как вы. Родители считают это блажью, а я так давно мечтала найти настоящего.. - Тут она запнулась, словно внезапно засмущалась или не могла подобрать слова, - .. настоящего вампира. - Последнее слово было и вовсе произнесено едва слышным торжественным шепотом, словно девушка успокаивала его - не бойся, я не выдам твою тайну.
Йен чувствовал, что начинает звереть. Частично от того, что не понимал, всерьез ли говорит девица или блажит, частично от того, что внезапно почувствовал себя зверем в клетке зоопарка, на которого приводят посмотреть мелких карапузов в матросских костюмчиках, которым чопорные "нэнни" рассказывают: "Смотри, Джонни, это тигр - страшное животное, способное перекусить человека пополам..." Именно так смотрела на него сейчас эта блаженная? Всю жизнь искала для себя возможность "соприкоснуться с чудом" и вот теперь держала это чудо за руку?
Вампир, скривившись, покосился на кисть девушки, все еще держащую его за руку. Неумолимо, откуда-то изнутри поднималось желание переломить эту тонкую белую руку, вырвать из легких девушки вопль, полный ужаса, а затем вгрызться в ее вены, чтобы она навсегда запомнила встречу, которой так долго жаждала.
- Сделаешь портрет на память или попросишь расписаться в альбоме? - Прорычал сквозь плотно сцепленные зубы Йен. О, если бы он только мог убить ее! Прямо сейчас, на глазах у десятков свидетелей. Не имеет значени, что за это его ждет смертная казнь, лишь бы прекратить ощущать это презрение и злость. Но за убийство знатных горожан умерщвляли не только убийц, но и их родню, а потому Йен крепился из последних сил, чувствуя нервическую дрожь, пробегающую по его телу. - Чего ты хочешь?!
- Стать такой, как вы. - Все с той же мягкой и кроткой улыбкой ответила девушка, подняв на вампира глаза, в которых не было ничего кроме восхищения и надежды.

0

4

Случаи добровольного обращения были не так уж часты в Лондонском гетто. Иногда об этом просили безнадежные больные овцы, иногда преступники, которые хотели избежать наказания и скрыться от закона. И лишь немногим не отказывали в этом праве. Как бы ни выгодно было вампирам увеличивать их количество, от этого никогда не должно страдать качество. А потому мужчин обращали крепких и неглупых, женщин - красивых и способных к деторождению. Но чтобы об обращении просила совсем молодая, здоровая, знатная и явно богатая девушка? Это было нонсенсом.
Внутри Йена зашевелился неприятный червячок сомнения. А что, если это виртуозная ловушка? Сладкая приманка, которую Враг подсовывает ему под нос, в надежде, что тот клюнет и пойдет за легкой добычей? Вампир разрывался между двумя желаниями. Первым было свернуть шею наглой девице, не разбираясь в ее истиных мотивах, и будь что будет. Второе было изощреннее - развернуть ситуацию на сто восемьдесят градусов, обернув ее в свою пользу. Превратиться их жертвы в охотника. Девушка наверняка сейчас предложила бы укромное место, где ее "мечта" смогла бы осуществиться, и именно там Йена ждала бы засада.. Но что, если вместо этого привести ее к себе? Хоакина нет дома, а господа Инквизиторы, если они в самом деле замешаны в этом деле.. Что ж, пусть попробуют взять Йена Маклина в его собственной крепости.
- На что ты готова ради этого? - Глухо, не глядя на девушку, спросил Йен. Его охватил чудовищный азарт, но ни один мускул на лице не выдавал его нетерпения.
- На все. - Просто выдохнула девица, с готовностью вскакивая со скамейки, словно ей сейчас же предложат нестись на перегонки с самим Дьяволом.
- Тогда пойдем. - Хмуро бросил Йен, подымаясь и направляясь к своей лошади. Он даже не обернулся на девушку, но когда, уже сидя на жеребце, он протянул вниз руку, та проворно ухватилась за нее и в считанные секунды оказалась в седле впереди него.
Приманка как-то слишком явно желала быть съеденной.

=======> Жилье Маклинов

+1

5

Особняк на окраине ========>
Вдохновленная увиденным на проходившей здесь выставке промышленных работ, Вильгельмина неспеша покинула Хрустальный дворец. Она миновала особенно оживленную часть парка в поисках уединенного уголка, и вскоре нашла свободную скамейку с прекрасным видом на сочную зелень, сверкающую гладь озера и снующих вокруг людишек. Умиротворенная созерцанием прекрасного, Мина, приняв расслабленную позу, погрузилась в раздумья об увиденном.
Пожалуй, нужно было сразу идти в секцию изобразительного искусства. Я несильна во всех этих изобретательских штуках, а позволять себе тратить время впустую - глупо, даже обладая даром бессмертия...
Лучи утреннего солнца еще не доставляли неприятных ощущений, лишь щекоча нежный бархат кожи вампирши, однако отлично затуманивали рассудок, заставляя думать о непередаваемой красоте природы, прислушиваться к пению птиц и предаваться воспоминаниям...
- Простите... - вдруг раздался рядом тонкий голос. Мина неспешно перевела взгляд на его источник - mon dieux, вот это удача! Голос принадлежал юной рыжеволосой девчушке в потрепанной одежде. - Я ничего не ела со вчерашнего дня... возможно, у Вашей милости найдется немного еды или мелочи для несчастной сироты?
- Конечно, милое дитя, я не настолько бесчувственна, чтобы не удовлетворить твою просьбу - начала Мина, пытаясь скрыть удушающий прилив голода. Но затем тебе придется удовлетворить мою - ведь я тоже ничего не ела со вчерашнего дня.... Подойди ближе, пожалуйста...
Молодая девушка немного растерялась, поправила выбившуюся из подобия шапочки огненную прядь волос, и, не отводя свою запачканную ладонь от невинного личика, подошла, взглянув на незнакомку наивными голубыми глазами. Невероятно... как прелестно это юное создание...
- С собой у меня, к сожалению, почти ничего нет - начала Мина, непрерывно смотря в глаза цвета чистейшей воды, гипнотизируя жертву. Но я как раз собиралась вернуться домой, и буду очень тебе признательна, если ты составишь мне компанию в пути, а в знак благодарности я обещаю тебя сытно накормить, согласна?
- Да, с радостью, спасибо вам!
Вильгемина встала со скамейки и мило улыбнулась, а затем плавной походкой пошла к выходу из парка. Сирота шла следом, и, судя по счастливому выражению лица, и без гипноза согласилась бы на эти условия.

Отредактировано Мина (2010-06-23 13:23:17)

+3

6

========> Проспект Эдварда Стоулса

Уже успокоившийся Дэмиан продвигался по парку и увидел Мину и сразу понял ее коварные намерения, так как рядом с его очаровательной избранницей шла не менее очаровательная рыжеволосая девушка. Несмотря на ее выпачканные руки, лицо, дряхлую одежду, которая, казалось бы,  по легкому дуновению ветерка разлетится в клочья и она останется стоять смущенно голой посреди парка, была невероятно желанной. Даже среди сажи на ее теле можно разглядеть, на сколько,  бархатиста ее кожа, чувственные губы завораживали. Внутри Дэмиана что-то всколыхнулась, невероятная радость и возбуждение окутали его разум. – Привет дорогая, ты очаровательна сегодня. Что за милая девушка с тобой? Но, в общем-то, ответ ему был совсем ни к чему, ведь все и так было ясно. Ему сейчас совсем не хотелось молчать и он начал рассказывать о новых идеях своих картин. Взглянул на незнакомку. – Вы не против попозировать мне немного, у вас интересные черты лица. Девушка была столь удивлена добрым отношение к себе, что ответить смогла лишь спустя некоторое время. – Как же она наивна, даже жаль ее немного. Идет в логово вампиров и конечно, даже не подозревая опасности, радуется странной доброте к себе. Все мысли Дэмиана были заполнены лишь ее, он уже продумывал,  какой будет ее кровь на вкус и как он вдоволь наиграется ей…

========> Особняк на окраине

+2

7

С каждой минутой прогулка давалась труднее. Благо, голод пока отражался на лице вампирши лишь немного болезненным видом, общей напряженностью да чрезмерным блеском изумрудных глаз, и будущая жертва пока не обратила на это внимания. Однако Вильгельмина, наоборот, наблюдала исключительно за ней - каждый взгляд на пышную копну ее рыжих волос, каждый вдох будоражащего воображение аромата, каждое биение ее сердца порождали новую волну голода. Уже недалеко от выхода из парка со стороны улиц появился Дэмиан. Он явно обрадовался божественной находке своей подруги, и словно подлетел к девушкам, да так оживился, что тут же обрушил на них целый поток мелодичных слов. Удивительно, это также помогло одурачить жертву. Признаться, его способность уболтать кого угодно всегда нравилась Мине, порою она даже сомневалась в том, что он англичанин, а не француз. Несравненный, когда-нибудь ты сведешь меня с ума своим обаянием! На протяжении всего пути она с улыбкой наблюдала за возлюбленным, изредка присоединяясь к его пламенным речам о красоте и искусстве, и с каждым шагом все больше погружалась в видения кровавого продолжения сегодняшнего дня.

========> Особняк на окраине

+2

8

------> Трактир "Ведьмин котел"
Весь оставшейся день парень шатался по городу в поисках того, что он и сам толком не знал. Так и не найдя никаких улик или вампиров, которые могли бы помочь ему в поиске. Асассин  на территорию огромного парка. Клочок природы в городской черте не мог не порадовать вампира. Усевшись на скамью Анаким поднял глаза к небу – теперь я понимаю, почему это мое наказание. Я на столько проголодался и зол, что убил бы сотню девочек…. – парень облизнул губы.
Нужно дождаться ночи, и утолить жажду, или слабость возьмет верх надомной - мысленно дав себе указания парень откинулся на скамью ожидая захода солнца.

Отредактировано Anakim (2010-07-02 20:12:39)

0

9

Старый дом на окраине гетто =======>

Впервые, пожалуй, вне пределов гетто он чувствовал себя комфортнее, чем в нем. В ожидании вестей с набега на Сохо Йен решил прогуляться - невозможно было сидеть на месте, зная, что где-то там братья, возможно, рискуют своими жизнями, подставляясь под пули псов. А он отсиживается в тылу, как крыса, потому что ему не место, видите ли, на тривиальной резне. С одной стороны Маклин понимал и принимал эти резоны, с другой - бесился. Впрочем, бесился он и без того - все подчиненные уже привыкли в последнее время наблюдать своего лидера в крайне скверном расположении духа. Маклин часто срывался, переходил на крик, и так же быстро успокаивался. Понимал, насколько нелепо и жалко выглядят эти срывы на самом деле и брал себя в руки. Беда была только в том, что вся эта пороховая смесь, которая и вводила Йена в бешенство, никуда не девалась - оседала пылью внутри него, чтобы затем вновь собраться в гремучую смесь.
Так вот, Йен направился прогуляться - за ним, разумеется, следовали Фрэнк и Йохан. Маклин одновременно ненавидел и любил улицы гетто - ненавидел за то, что само только слово "гетто" было напоминанием о том унижении, которое терпят нелюди и против которого, собственно, и направлена его борьба; любил за то, что здесь нельзя было наткнуться на жалких овец, каждое лицо было здесь СВОИМ. До недавнего времени - до тех траханых слухов, что взрыв в школе был делом его рук. Пускай не лично его, а Партии - все уже знали, кто занимает место во главе этого стола - не имеет значения. Значение имели те взгляды, которыми награждали его теперь те, за чью свободу он боролся, стоило ему показаться на улицах. Если раньше в этих лицах, которые были знакомы ему едва ли не через одно, Йен видел уважение, признательность, реже - страх, теперь основными эмоциями были ненависть, презрение и.. и снова страх. Но не тот почти благоговейный страх, что внушает сильное существо - нет, скорее это страх перед чудовищем или стихией, которых невозможно контролировать, а потому стоит ждать беды в любой момент. Так вот кем он для них был?..
Это давило, делая бремя на плечах еще тяжелее. Это прогнало его с улиц гетто, и в себя окончательно пришел Маклин уже, пожалуй, только в Гайд Парке, обнаружив, что сидит на скамейке. На той самой траханой скамейке, где впервые повстречал Аду. Лицо исказила гримаса одновременно боли и иронии - за что Судьба так несправедлива к нему? Почему, поставив его во главе такой силы, установив перед ним великую Цель, она не позаботилась о том, чтобы его сердце было заковано в надежную броню. Тогда бы его не терзали так мучительные воспоминания, тогда не били бы так наотмашь по душе эти ужасные взгляды.. Тогда проще было бы бить в спину и никому не доверять. Пожалуй, качества, бесценные для лидера. Для идеального лидера. А существуют ли такие? Легко теоретически признать, что у каждого существа есть слабости, что никто не неуязвим, но невыносимо тяжело признать, что слаб ты сам. Что уязвим ты сам, и часто именно тогда, когда позволить себе этого никак не можешь. И ты надеваешь на лицо маску с той эмоцией, которую желают видеть окружающие и которую тебе легче изобразить, чем позволить увидеть твои истинные чувства. В случае Йена это и было бешенство, которое он демонстрировал непрерывно - нет, оно не было фальшивым. Просто под ним было сокрыто еще много такого, что не предназначалось для чужих глаз. Для чьих бы то ни было глаз, даже брата, которому Маклин привык открываться во всем, доверять любую тайну. Это было больше, чем тайна, это была та трещина, от которой мог рассыпаться весь фундамент Восстания. Показать эту трещину хоть кому-то - означает, посеять среди братьев сомнение и смятение. А, возможно, и панику.
Впервые Маклин посочувствовал Атланту. Тот держал на своих плечах небесный свод, Йен - Революцию. И пусть плюнет ему в глаза тот, кто мог бы сказать, что было легче..
Уже давно стемнело, но худую щуплую фигурку вампир заметил издалека. Так же как и Йохан - напрягся, сделал шаг вперед, закрывая лидера. Старый, битый пес, уж он-то знал, что подвоха можно было ожидать от кого угодно, даже от тщедушной овцы! Даже если овца эта - маг, пускай совсем сопливый и непоытный, но все же маг.
Йен махнул рукой, и Йохан отступил обратно в тень, сливаясь с силуэтом могучего дуба.
- Здравствуй, Дориан.
- Здравствуй, Йен.
- Я запретил тебе появляться возле нашего дома, и ты решил следить за мной? Фрэнк заметил тебя еще около рынка.
- Я хотел поговорить с тобой.. То есть.. я сначала пытался поговорить с людьми.. то есть с жителями гетто, хотел объяснить, что это ужасная ошибка, что ты не подрывал школу, что наоборот..
- Перестань
! - Вампир оборвал сбивчивые объяснения мальчишки властным жестом и закурил, вновь откинувшись на спинку скамьи. - Поклянись ты хоть всеми богами, в которых веришь, тебе не переплюнуть в красноречии стоустую. - Увидев непонимающий взгляд Дориана, Йен пояснил. - Сплетни, слухи - это как язва, которая поражает организм и не дает никакого шанса на выздоровление. Я ли тебе это должен объяснить - ученику Целителя?
- Я больше не учусь у мэтрессы Тиу.
-  Насупился Дориан, вперив взгляд в землю и вцепившись в края скамьи так, будто его могло снести сильным порывом ветра. - Мэтресса оплатила мое обучение в Университете, теперь я изучаю Магию Воздуха.
- Вот как?
- Йен слушал без особого интереса - откровенно говоря, ему было плевать на то, чему и у кого учится мальчишка, но прогонять его было жалко - было видно, что тот тянется к нему, как иногда неразумная жертва сама идет в руки вампира. Нет, подросток суицидиальными наклонностями не страдал, но на Маклина смотрел едва ли не с благоговением. - И зачем тебе это?
- Чтобы бороться на вашей стороне
. - Выдохнул на одном дыхании мальчишка, заставив Йена подавиться дымом и посмотреть на него с недоумением.
- На какой стороне? Ты вообще понимаешь, чего ты хочешь? Ты хоть знаешь, о чем говоришь?! - Эти вопросы родились сами, даже вытряхнув Маклина из того состояния сонной злости, в котором он находился. - По-твоему это будет похоже на игру в войнушки или на честную магическую дуэль? Это мессиво, малыш, кровавая каша, где пахнет как на скотобойне, а кругом орут умирающие или раненные, которые простя их добить. Это слезы матерей и детей, это ненависть и безумие. Вот что такое война. И это то, чего ты хочешь? А не маловат ли ты?!
- Александру Македонскому было на год больше, чем мне, когда он командовал огромной армией.
- Тихо, но упрямо возразил мальчишка, подымая свои зеленые глаза на вампира. - Я же хочу лишь не оставаться в стороне от того, что начинается. Я хочу быть рядом с тобой, Йен, хочу быть полезен, пусть и толку от меня будет немного, но.. но я учусь! Поверь, я буду уже уметь хоть что-то когда все начнется, только позволь мне... - Подбородок Дориана мелко задрожал.
Йен растерянно взъерошил и без того растрепанные волосы - еще такого бойца ему на шею не хватало! Будто мало ему того, что он ежеминутно дрожит за брата, надо взять на себя еще одну обузу, еще одну ответственность. А с другой стороны - отшвырнуть сейчас юнца с его искренним порывом, и - к слову - первого и единственного мага, пусть и всего лишь ученика, который разделил его взгляды? Наверное, если бы Судьба таки озаботилась той самой треклятой броней вокруг сердца Маклина, тот бы сейчас лишь рассмеялся, да прогнал мальчишку. Так же вампир лишь вздохнул тяжело, и накрыл своей рукой маленькую кисть мальчишки.
- Ты понимаешь, что пути назад не будет?
Ответом ему были вспыхнувшие радостью и надеждой зеленые глаза.

======> Старый дом на окраине гетто =======> Генштаб партии Реформации

+1


Вы здесь » Пандемониум » Улицы Лондона » Гайд Парк