Пандемониум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пандемониум » Улицы Лондона » Церковь Святого Патрика


Церковь Святого Патрика

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

В любом европейском городе множество церквей, на любой вкус. Не является исключением в этом плане и Лондон - англиканские, протестантские, католические.. Церковь Святого Патрика, что явно следовало из ее названия, а основную массу ее прихожан составляли ирландцы и их потомки. Простая архитектура, без присущей готическим соборам вычурности, благообразная обстановка внутри - скамьи, амвон, иконы и свечи. Все, что нужно человеку, чтобы замолить уже совершенные грехи и  уберечь себя от новых.

0

2

Лес за пределами гетто =====> Дом у ивовой рощи =====>

До условленного с Маклином времени оставалось не так много, и мне нужно было подготовиться. Очень хорошо подготовиться. В таких масштабных операциях я прежде не участвовала, меня еще никогда не нанимали для терактов. В основном прежде я выполняла задания, связанные с охраной, воровством или убийством, и почти всегда работодатель хотел получить как можно меньше огласки, и, собственно, поощрял меня в стремлении сорить как можно меньше.
Около часа я провела у Древа, прося у Богини благословения на дело. Дело было скверным, однако чего не совершишь для достижений благой цели! Я знала, какую именно магическую поддержку окажу вампиру, магия эта была столь могущественной сколь и опасной; прежде я вызывала Сильвануса лишь единожды, и это выжало меня до предела. Теперь же я буду готова пропустить через себя настолько мощный поток Силы; я забрала немного из запасов Древа - по сравнению со всем, что там хранилось, это была лишь капля, однако она наполнила меня почти до краев. Этого было мало, чтоб выполнить все задуманное на сегодня, потому я решилась на риск и достала из своих запасов мешочек с травяной смесью, которую друиды использовали в редких случаях. Она возбуждала нервную систему и усиливала все ощущения, вместе с тем на недолгий срок она способствовала и усилению магических способностей. К порошку очень легко было привыкнуть, поэтому я использовала его лишь в очень редких случаях - как сегодня.
Совершив все необходимые приготовления, я оделась. Меньше всего моя личность нуждалась в огласке. Не уверена в том, многие ли в Лондоне способны на то, что попробую сделать сегодня я, и мне не хотелось быть узнанной еще и в лицо. Скрыв лицо шарфом и капюшоном накидки, я сочла это недостаточным. Достала из-под казанка для зельеваренья сажу, и, смешав с гусиным жиром, нанесла ее на глазные впадины и веки, растянув черные полосы до самых висков.
Когда стемнело, я вышла из дому и, добравшись до злосчастной церкви, которую сегодня вампир намеревался с моей помощью превратить в скотобойню, притаилась на крыше одной из халуп рядом. В руке моей был мешок, который заметно шевелился - неприятный сюрприз для тех, кто вознамерится нам помешать. Внимательно следя за входом в дом человечьего бога, я ожидала вампира - как только он окажется внутри, мне нужно будет начинать.

+3

3

Лес за пределами гетто ====> Жилье Маклинов =====>

По серым вечерним улочкам Лондона неторопливым шагом шел невысокий и неказистый мужчина. Кто знает, куда и зачем? Может, направлялся домой после тяжелого дня труда, может, спешил навстречу с друзьями в ближайший паб.. А может, мужчина был ярым католиком и направлял свои стопы в скромную церковь, сжатую с обеих сторон бульварами, и наполовину сокрытую от взглядов буйными деревьями. Вот только вряд ли кто-то поверил бы в чистоту его намерений, загляни он в этот момент в глаза мужчины - багровые, лихорадочно пылающие и даже отдающие каким-то лихим весельем.
Из помещения церкви раздавались умиротворяющие хоралы, и тем громче прозвучал грохот открываемых дверей - тяжелые, выполненные из отличного крепкого дуба, створки разлетелись в стороны, словно их распахнул ураган, а не субтильное с виду существо. Песнопение оборвалось на полуслове, жалобно тренькнул орган, а головы прихожан начали оборачиваться в сторону святотатца. Пока еще никто не понимал его действий, пока не прокатилась по рядам церкви паника, а потому дальнейшие действия Йена сопровождались молчанием. С треском оторвав одну из досок с двери - достаточно тонкую, чтобы никто не выскользнул в образовавшуюся щель и достаточно тяжелую, чтобы использовать ее как засов. Заблокировав таким образом дверь, вампир все так же медленно, неспеша направился по ковровой дорожке к скамьям, на которых замерли, скованные ужасом и непониманием люди.
- Путь праведника со всех сторон осаждается несправедливостью себялюбивых и жестоких людей. - Голос Маклина звучал обманчиво тихо, но куполообразная конструкция церкви, казалось отражала его от каждой стены и приумножала вдвое. - Благословен тот, кто во имя милосердия и доброй воли, ведет слабых через долину темноты, ибо он и есть тот, кто действительно хранит братьев своих и кто находит потерянных детей. - Йен все повышал тон, так, что некоторые из овец уже в испуге затыкали уши, воображая, что началось светопреставление, а бледный священник истово схватился за распятье. - И совершу я великое мщение и обрушу неистовый гнев на тех, кто пытается отравить и истребить моих братьев. - Наконец низкий голос вампира набрал такую мощь, что задрожали витражные стекла в окнах церкви. - И узнаешь ты, что имя мне – Господь, когда я обрушу мщение свое на тебя!
На этих словах вампир достиг наконец ровных рядов скамей, на которых сидели прихожане, и, рванув на себя первого же попавшегося под руку из них, свернул ему шею, после чего скинул с головы капюшон и оскалился насмерть перепуганным людям во все клыки.

+5

4

Вот и он! Весь в черном, как и я. Едва ли я успела пристально рассмотреть со своего укрытия Маклина, однако же мне он показался опьяненным охотой и охваченным азартом. Так же, как и я? Пожалуй, больше. На миг я замешкала, сощурившись и глядя вслед его коренастой фигуре, подумала о том, чтоб не делать ничего, а лишь ждать его, утомленного битвой, у дверей церкви с, например, "Объятьями", или чем получше. Он точно не переживет этой охоты на dh'oine, а я убью опасного врага малой кровью, возможно, даже никак не указав на свою личность. Однако я в таком случае ничего не узнаю о его планах, а это меня не устраивает. Дверь церкви наконец захлопнулась за вампиром, и я приступила к выполнению своей задачи.
Произнеся слова молитвы, я развязала мешок и вытащила из него змею, которая в моих руках тотчас успокоилась и затихла. Для достижения моей цели требовался живой Дух, который я смогла бы подчинить своей воле, в молитвах к Богине несколькими часами ранее я просила дать мне этот Дух. Именно так: друид никогда не забирает у Природы, лишь берет то, что она позволяет ему взять. Я молилась с распахнутой дверью, ожидая ответа Богини, и к моим ногам приползла змея и мирно скрутилась калачом у моих ног. Это был отличный знак! Если бы Богиня не благословляла меня на это дело, оставила бы без ответа или дала мне Дух мирный и безвредный, например, мышь или зайца.
Я читала речитативом заклинания на Старшей Речи, чувствуя, как поднимается и закипает внутри меня Сила, как рвется она наружу. Змея в моей руке начала извиваться, впрочем, не пытаясь меня укусить. Еще ранее я присмотрела славное Древо, стоящее неподалеку от церкви, и теперь, произнося слова, которые должны были пробудить его, я направляла в его корни потоки Силы. Допусти я сейчас хотя бы одну ошибку, перестань хоть на миг контролировать дарованную Богиней Силу, и она выйдет из-под контроля, сочтя меня недостойной, и обратится против меня. Но, уверенная в своей цели, я не ошибалась. Моя свободная рука сама потянулась к кинжалу на бедре, выхватила его из ножен и полоснула змею вдоль ее тонкого тела, животное тотчас забилось в судорогах и даже попыталось вонзить в меня свои отравленные клыки. Я бросила умирающую тварь на землю и продолжила ритуал, переходя на едва ли не крик – мне тоже было больно, меня едва ли на части не разрывало от вихрей бушующей во мне Силы. Я начала наконец выпускать ее – в извивающуюся и истекающую кровью жертву, и в древо, которое начало едва заметно шевелиться, издавая треск. Черты древа и его форма искажались, приобретая некую подобу внешнего вида заклинателя, который его разбудил; змея же наконец затихла, хоть и не умерла до конца: ее дух сейчас, мучимый страданиями, был заключен с помощью моей силы в древе. Его корни вырывались из почвы, ветви скручиваясь, становясь похожими на руки. Еще мгновенье – Дикий Сильванус сделал шаг по направлению ко мне, своей хозяйке. Я тотчас направила его к церквушке, замечая, как с каждым движением Дух все больше обретает контроль над телом, которое он получил. Спрыгнув с крыши, я устремилась вперед – теперь мне нужно было проникнуть внутрь здания, в котором вампир уже наверняка пустил красного петуха. Мысленно приказывая Сильванусу, я прислонила его к мощной двери церкви, чтоб никто точно не мог выйти, и изогнула крутой дугой, заставив обнять ветвями и стволом здание. Как жаль, что времени поглядеть на изумленных проходящих мимо dh'oine у меня не было! Использовав Сильвануса в качестве лестницы, я быстро взбежала по нему вверх, к витражному окну в крыше, и, разбив разноцветную мозаику рукоятью кинжала, спрыгнула на дощатый пол церквушки. На меня тотчас налетел какой-то перепуганный dh'oine, от которого я ушла крутым финтом в сторону, полоснув кинжалом его незащищенный бок. Почти сразу заметила, как скользко вокруг – под моими ногами была кровь. Ор, стоящий здесь, едва не оглушил меня. Не обращая внимания на суматоху, я бросилась к двери, чтоб отдать еще один приказ Сильванусу и затворить вход в здание Силой, на ходу пытаясь разыскать глазами Маклина. Во время прыжка капюшон упал с моей головы, в моей голове быстро пронеслась мысль о том, что теперь точно никто из dh'oine не может уйти живым. Они видели мое лицо!

Отредактировано Тали (2010-06-23 13:52:16)

+5

5

Думать было некогда - вокруг было столько перепуганных и блеющих от страха овец, которые едва ли не сами кидались на смертоносные жала вампира, что тому только и оставалось, что вспарывать их потроха, рвать глотки и отшвыривать от себя, наблюдая, как ломаются хрупкие тела об стены и скамьи. Дикий азарт и полыхающее в сердце и глазах Безумие заставляло делать почти все голыми руками, но все же время от времени из под полы пальто Йена выблескивала узкая полоска стали, чтобы со свистом вонзиться в горло очередной овцы. Думать было некогда, но одна мыслишка премерзко точила расчетливый рассудок Маклина - а не кинула ли его наемница? Нет, вряд ли это стадо овец сможет как-то навредить ему, но отсюда еще надо уйти, а главное - не попасть под руку так не вовремя появившегося Инквизитора... Йен не боялся их. Здраво оценивал их силу и опасность, но не боялся - просто понимал, что еще не время, что не будет никакого смысла в его "героической" смерти, лишь потеха для врага, что нужно собрать силу - большую Силу, которая накроет Лондон кровавой волной, сметая на своем пути любое сопротивление. Если Инквизиторы сильнее, нелюдям придется брать их количеством - именно на это были направлены все последния действия Маклина, который словно пчела от улью к улью носился между раздробленными кланами и группами, объединяя их. Сначала - вампиры, а там...
Нет, Тали не обманула - не заметить ее было сложно, впрочем, как узнать. Черная фигура, даже лицо которой было черным, со светящимися зелеными глазами - ее можно было бы принять за демона, если бы не предательские острые уши, насмешливо выглядывающие из-под затянутых в хвост в волос. На какое-то мгновение Йену показалось, что здание церкви дрогнуло, словно снаружи к нему прислонился огромный булыжник, с улицы раздался треск, но это все не имело значения. Короткий кивок Тали, и вампир продолжил свой путь вдоль рядов.
.. Стоящий перед ним перепуганный священник не был Инквизитором. Он ничего не мог противопоставить вампиру, так же как и те несколько десятков овец, что уже были растерзаны и чьи ошметки покрывали собой некогда благостное помещение церкви. И все же, кроме страха, его лицо пылало Верой, что выводило Маклина из себя. Именно Вера породила эту гниль, этих палачей - Инквизиторов. И неслучайно первым объектом для показательного погрома Йен выбрал именно церковь.
- Опомнитесь... - Синими и трясущимися от ужаса губами пролепетал старик, заглядывая в страшные глаза Маклина и чувствуя на себе его давление. - Ведь Храм Божий..
- Храм Божий? - С насмешкой переспросил Йен, неспешно приближаясь к священнику, и вдруг рявкнул. - А Бог здесь больше не живет!!
Было особо приятно разодрать горло этого святоши и, вгрызаясь в его плоть, поглощать его кровь. Почему-то думалось в этот момент о том, что таким образом на Земле станет хотя бы немного меньше Веры, столь ненавистной Йеном..
Покончив с пастором, вампир спустился вниз с кафедры, попутно раздавив, словно вошь, человека с пробитой ножом ногой, который пытался уползти в угол, спрятаться от всеобщей Казни - раздался тошнотворной хруст  и, дернувшись последний раз, овца затихла. Живых оставались буквально единицы, и ни один из них не мог оказать сопротивления. Йен забрался на алтарь, торжествующе осматривая место бойни, и отвлекся только для того, чтобы найти глазами эльфийку - очень хотелось посмотреть на нее в деле.

+4

6

Несколько d’hoine жались к двери, они снимали с нее доску, которой, очевидно, преградил им путь к побегу Маклин. Однако, даже стащив ее, не смогли сдвинуть дверь с места – едва ли даже десять таких, как они, могли бы сдвинуть с места Дикого Сильвануса.
Я нашла наконец Маклина – тот разбирался со священником, и вряд ли ему нужна была моя помощь. D’hoine, заметив мое приближение, застыли. Один из них бросился на меня, зарычав от злобы и желая разорвать меня на части, как были разорваны его знакомцы прежде. Я резко выбросила руку вперед, накрывая его заклинанием паралича, в два прыжка оказалась возле него, и быстро начертала пальцем на его лбу, оставляя на потной морщинистой коже борозды, как от ожогов, древний Знак. Надев на правую руку кастет, сильно ударила его в лицо, вкладывая в этот удар силу как физическую, так и магическую – d’hoine буквально отлетел к двери, упав на одного из своих собратьев; я услышала хруст его ломающегося позвоночника. Человек умер, а Знак тотчас начал действовать, покрывая его тело язвами гниения. Гниение это было заразным и тотчас перекинулось на все тела, находящиеся рядом. Друидическая магия предназначена и для «уборки» леса, я же не единожды использовала ее для иного рода уборки.
Через несколько мгновений все было кончено, я могла наконец отдать приказ Сильванусу. Носком сапога с силой пнув повисшее на какой-то доске почерневшее тело, я прильнула к двери, приложив к грубым доскам ладони и ухо. Сильванус дышал за ней – шумно и глубоко. Наслаждайся жизнью, брат! Пока она у тебя есть. Я осознавала, что после этого приключения злые d’hoine сожгут дуб, однако жертва эта была оправдана и одобрена Богиней. Я мысленно приказала древу отстраниться от храма человечьего бога и убивать всех d’hoine, которые будут пытаться в него войти, и припечатала дверь Силой, чувствуя легкое головокружение – признак усталости, который, впрочем, быстро улетучился.
В церкви было еще несколько живых d’hoine, нужно было с ними быстрей покончить и уходить. Маклин находился на возвышении, словно мнил себя божеством, и сиял, словно червонец. Хотел, чтоб я их добила? Ловко перепрыгивая через скамьи и изувеченные тела, я добралась до очередной жертвы. Они даже не сопротивлялись; с какой-то стороны это было мерзко. Зайдя за спину женщины, я мягко полоснула по ее горлу кинжалом, видя лишь, как на дощатый пол перед ней льется кровь. Я ненавидела пачкаться кровью.
- Маклин! Никто не должен пережить это! Они видели мое лицо! – крикнула я вампиру, приближаясь к очередной жертве. Сколько же вас? Даже если собрать всех детей Старшего Народа в лондонском гетто, столько не наберется. Еще несколько убитых с помощью кинжала и магии d’hoine, и я снова почувствовала слабость, колени мои едва не подогнулись. Огонь в моих глазах погас, кажется, я израсходовала слишком много Силы.

Отредактировано Тали (2010-06-23 14:43:37)

+4

7

Йен и правда в какой-то мере ощущал себя божеством. Кровавым божеством во всех смыслах - кровью был залит он весь, от волос до ботинок - впитывающее в себя экстаз массового жертвоприношения. Да, эти мысли были совершенно мимолетны, как и всякий эгоизм, что так редко позволял себе Йен. Не ему было сделаны эти жертвы, отнюдь не ему - но великому делу Восстания. Резня в церкви - это не поодиночные обескровленные трупы овец, такое точно не останется незамеченным, так же, как не останется сомнений в личностях тех, кто устроил этот теракт. Надо выкурить этих тварей, Инквизиторов, из своих нор, заставить суетиться, заставить показаться наконец, чтобы начать получать о них информацию. А кто владеет информацией - тот вооружен..
Маклин презрительно сплюнул на окровавленный пол и спрыгнул вниз, подымая голову на эльфийку. Он был доволен ею на все сто - все те магические фокусы, что она вытворяла, были выше его понимания, но не оценить их по достоинству он не мог. Так же как и то, с какой жестокостью она расправлялась с овцами, не делая различий между мужчинами и женщинами, стариками и детьми. Очередная овца рухнула на пол от удара ее  клинка, а вампир поспешил к остальным, стараясь не приближаться к куче гниющего мусора около двери. Первоначальный азарт уже прошел, а потому оставшихся овец он убивал скучно и без фантазии - сворачивая шеи и засаживая короткие ножи под ребра. Никто - значит, никто. В планах Йена тоже не было оставлять кого-либо вживых - не из-за боязни засветиться, а просто потому что это было бессмысленно.
Последняя овца испустила дух, Йен достал несколько ножей из ближайших тел, равнодушно вытер их об свою одежду и приладил на место. С потерей остальных придется смириться - не обыскивать же дохлятину.
Брезгливо раскидывая сапогами трупы овец у дверей, которые напоминали сейчас собой груды перегноя, Маклин попытался толкнуть дверь вперед и потерпел поражение - лишь снова услышал тот же то ли треск, то ли стон снаружи. Заподозриив подвох, вампир ощерился и недобро покосился на эльфийку, но та лишь шепнула несколько слов, и дверь поддалась.
За ней изумленному взгляду Маклина предстало дерево. Нет, в самом дереве не было ничего необычного - но это было живое. Оно медлительно топало по направлению от церкви, раскорячив свои ветки-руки, словно играло в прятки с завязанными глазами. Но удивляться было некогда - с обоих бульваров к палачам бежали констебли. Сторожевые псы среди овец - они тоже были слабы и хрупки, но у них было огнестрельное оружие, а разве можно предугадать, когда удача отвернется от тебя и пуля нанесет смертельное даже для вампира ранение?
Увернувшись от нескольких выстрелов, которые были сделаны слишком издалека, а потому не представляли опасности для быстрого вампира, Йен обернулся на Талицию и поморщился - к той полисмены бежали со спины. Сама же эльфийка выглядела странно вялой, словно потухшей - такими же потухшими были и ее глаза. Крикнуть "Тали, сзади!"? Слишком долго - за это время констебль уже вполне сможет прострелить ей голову. Метнуть нож прямо сейчас? Пес держался слишком грамотно - за спиной эльфийки, что делало возможным промахнуться на считанные милиметры и попасть вместо его головы в голову Тали. Описание принятия решения может занимать долгие минуты, происходит же это за доли секунды. Крикнув "Остроухая!", Йен заставил эльфийку повернуть голову - совсем немного, но достаточно для того, чтобы обзор стал более удобным, а нож, который метнул вампир, застрял между глаз неудачливого констебля.
В тот же момент спину между лопаток обожгло огнем, а внутри что-то взорвалось, сбивая дыхание. Мелькнула мысль "Легкое. ОПЯТЬ!" и разъяренный вампир, в несколько прыжков оказавшись возле констебля, всадил ему шип с браслета в глаз.
Схаркнув на землю кровь, Йен хмуро обернулся на эльфийку - к ней бежал последний констебль, целясь, но на этот раз она действительно полностью перекрывала возможность метнуть нож.

+4

8

Маклину было по сути все равно, выживет кто-то или нет, а вот мне - очень важно. Милостивая Богиня! У меня нет телохранителей и я не сильна, как этот бугай, стоит кому-то узнать меня, и за мной придут. И смерть моя будет мучительной. Потому прежде чем открыть дверь, я снова укрыла лицо в тени капюшона.
На улице нас встретил Дикий Сильванус, он был медлителен, однако же я успела заметить тела dh'oine-стражей, растоптанные и разломанные им. Он не мог уберечь нас ото всех, однако запугивал врага и вселял панику в прохожих. Едва ли на уличная суматоха была меньше той, которую я застала, едва оказавшись в здании церквушки, и, о Богиня, я уже видела людей, которые несли факелы! Вот она, гибель верного друга!..
Крик "Остроухая!" заставил меня оглянуться, тотчас возле моего лица просвистел метательный нож и вонзился в врага. Вампир прикрыл мою спину! Удивительно, неужели я теперь должна ему услугу? Славно, что он не назвал меня по имени - ведь по нему тоже так легко меня найти.
Внезапно он странно дернулся, и лицо его исказилось болью. Изо всех сторон в нас палили – неужели слепые и тупые d’hoine умудрились таки в него попасть? Maledizione! Надеюсь, это не сильно затруднит ему движение, ведь я теперь не брошу его подыхать тут одного. А, может, без его помощи и не выберусь… Я бросилась к вампиру, мысленно молясь Богине, чтоб она даровала нам укрытие от вражеских пуль и стрел; он тем временем уже убивал поранившего его констебля. На его спине между лопаток была довольно четко видна дырка – какая скверная рана! Пробито легкое – любопытно, неужели это совсем не затрудняет ему прыжки и бег?
Пора бежать! Оглянувшись, я увидела, что ко мне бежит еще один dh'oine в мундире. Вытащив метательный нож из-за голени, я, почти не целясь, метнула его в лицо стражу; он тотчас рухнул с торчащей в переносице рукоятью. Нож этот был особенным, а потому я потратила бесценные несколько секунд времени, чтоб забрать его с тела. Мои виски тотчас стиснула невероятная боль, а колени подкосились – Сильвануса подожгли! Я все еще сохраняла над ним контроль, а потому чувствовала все, что чувствовал он. Зарычав, я выплеснула в него остатки Силы, чтоб он дольше продержался и отвлек на себя внимание констеблей, и отпустила его. Сильванус тотчас повалился на землю и стал снова изменяться – змеиная сущность наконец-то давала о себе знать.
- Осторожно! – прошипела я вампиру, когда мы стали наконец убегать в сторону гетто, избегая попадания под содрогающиеся и бьющие о землю ветви Сильвануса. Больше древо мне не подчинялось.

====> Трактир «Под расшнурованным корсетом»

+4


Вы здесь » Пандемониум » Улицы Лондона » Церковь Святого Патрика