Пандемониум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пандемониум » За пределами города » Лес в гетто


Лес в гетто

Сообщений 31 страница 60 из 64

31

Легко ему сказать - или как. Наверное, так же она тогда после университета говорила "слов не нахожу", но, демон, она тогда была слепой! Оправдание дырявое, конечно, но у него сейчас и такого не было...
Ощущать его руки на своих плечах было приятно - это расслабляло, кроме того, она даже почти переставала дрожать. Демон, почему она дрожит? И правда, самое время чтоб спросить у себя самое то же самое. Но не объяснять же ему, что нервничает она потому, что ей банально страшно? Так бывает - казалось бы, на входе, так сказать, сомнительный такой набор данных - ну да, спали они вместе, ну да, по душе ей это пришлось, как и ему, хоть садист он порядочный; но между ними пропасть, они - враги, хоть он об этом ничего не знает, а еще он - совершенно не та личность, на которую хочется положиться, и которой можно довериться... Должно быть противно, она должна сожалеть о своих проступках сейчас; Тали же было страшно. Она даже едва не сказала это вслух, разворачиваясь к нему и глядя наконец вампиру в глаза - беспокойно, внимательно так, право же, он должен видеть, что она не шутит.
По-хорошему так, сейчас опять нужно было начать играть - ухмыльнуться нагло ему в лицо, зубы поскалить, оттолкнуть от себя шутливо, подразнить его - это было бы ее обычным поведением, но даже опытным актерам иногда хочется снять маски, а Тали актрисой не была вовсе. И сейчас не играла - порывисто обняла вампира, не переставая смотреть в его глаза так, словно она что-то очень важное там потеряла. Демон, как она хотела себе на руку такой же браслет сейчас! И если бы это не противоречило настолько ее принципам...
Остроухая потянулась снова правой рукой к его лицу - забыла уже, наверное, чем это может быть чревато. Гладила его заросшую густой щетиной щеку теперь очень нежно, касаясь губ большим пальцем - как все-таки хорошо, что он ничуть не похож на Оберина! Будь он хоть на каплю похож на ее первого любовника, она непременно сравнивала бы их постоянно, и - чего уж там - чувствовала бы себя виноватой, что нашла хоть в чем-то ему замену. А из-за Маклина она, как бы странно это не прозвучало, не чувствовала никакой вины.
Отвечать на глупый вопрос остроухая не хотела - подалась навстречу ему, опустив глаза на его губы. Верно - ничуть не пухлые, а узкие, некрасивые, она помнит, как часто они изгибаются в презрительной усмешке - и произносят о ней всякую дрянь. Тали потерлась легко о них носом - она бы хотела, чтобы он сейчас произнес что-то скверное, оттолкнул ее. Потом снова подняла на него взгляд, уже гораздо более спокойный и даже смелый. Он опять хочет играть с ней? Пусть. Думать о глупостях, которые она наделает, Тали потом будет - если будет вовсе...

+1

32

Это было..  неожиданно. Конечно, Тали была далеко не близким другом Йена, чтобы он знал все ее повадки и привычки, и не тем существом, реакцию которого легко предсказать, но все же определенная система начинала просматриваться даже в алогичности эльфийки. Так, на его ласку (или подобие ласки) она обычно отвечала двумя вариантами поведения: либо скалила зубы и вообще всячески демонстрировала свое нахальство, либо же отшивала. В последнем случае тоже возможны были варианты - либо обиженно напирает на то, что это "недостойно, не подобает и вообще не должно больше повториться", либо зашипит недовольно, либо снова же нахально улыбнется.. А, Дьявол, с большим успехом, пожалуй, можно искать логику и систему в работе рулетки.
В любом случае, это было неожиданно - то, как серьезно смотрели на Маклина ее глаза, то, как искренне она к нему прильнула, и то, что где-то на дне ее глаз плескалась странная, непонятная ему тревога. Неужели все еще морочит себе голову тем, что "путается" с вампиром и как из-за этого на нее смотрит "общество"? А на вопрос так и не ответила, хотя взгляд и был довольно красноречивым.. Жаль, не настолько хорошо Йен ее знает, чтобы по взглядам читать мысли, по легким, воздушным прикосновениям, которые, неожиданно для самого себя, совершенно не хочется нарушать более напористыми, агрессивными действиями. Поэтому и руки, оказавшиеся теперь за спиной Тали, не наглели, лишь еще чуть крепче обняли талию эльфийки, а губы только захватили ненадолго палец остроухой, который к ним  прикасался.
Ну что за ересь? Это странное чувство тревоги будто передалось Йену, и он снова и снова пытался заглянуть эльфийке в глаза, чтобы убедиться - показалось или нет? И почему все, что он делает, когда такая женщина сама идет ему в руки, это неторопливо перемещает губы с ее носа на глаза, затем лоб, виски, скулы? Почему вдруг начало казаться, что этого вполне достаточно - просто покрывать ее лицо легкими поцелуями? И почему от этого так хочется сбежать?..

+1

33

Да, это было неожиданно - и для Тали тоже. Все было так просто, когда он считал ее законченной стервой, и как все усложнялось, когда он вел себя вот так... Бережно обнимал ее и покрывал лицо поцелуями так, словно она - сокровище, которое беречь нужно, ценить, и любить. Так ее обнимали. Так ее целовали прежде, и остроухая помнила, как больно было потом. Потом, когда ее первого любовника убила инквизиция, и какую пустоту она чувствовала внутри долгие годы.
Было странно прижиматься к нему тесней, утыкаться губами в колючий подбородок, и чувствовать, как эта пустота странным образом возвращается. Maledizione! Эльфийка даже думать не хотела о том, что, быть может, вампиру просто удалось затронуть те самые запрятанные струны ее души, которые уже двадцать лет как молчали. Не верила она в то, что кто-то сможет их затронуть, более того, остроухая искренне считала, что они и вовсе порваны давно, а восстановлению не подлежат...
Сейчас же было хорошо - очень. Немного больно, правда, но разве ж без этого бывает? Тали хотела увлечь его на мягкую траву(и ведь как удобно она была одета), заняться с ним любовью здесь, в лесу, на лоне природы - что для нее могло быть естественней? Не похотливым удовлетворением потребностей, а именно любовью - без игр, без гонок. Так же искренне, как она делала это когда-то. Но, очевидно, способность рассуждать она еще потеряла не окончательно - в голове помимо этих удивительно привлекательных и пьянящих образов возникал вопрос: что будет после? Как она будет прятать глаза, расправляя одежду после, как будет не желать идти вместе с ним домой - а ведь им по дороге... Как сможет она смотреть на свое отражение в зеркале, помня об этом?
От этих вопросов становилось дурно и кружилась голова, но оттолкнуть его у нее не было малейших сил, да и желания. Ответ на вопрос "что делать" пришел сам - коленки эльфийки подогнулись(кстати, сами), ну а дальше она действовала по наитию. Обмякла в его руках, продолжив утыкаться носом в колючую шею, закрыла глаза. Демон, знала бы она, что поступает, как кисейная барышня dh'oine, так уместно "лишаясь чувств", непременно стыдилась бы! А так... Облокотиться на него, расплывшись безвольной тряпицей, было так легко и просто, главное - не забывать дышать. И попытаться хоть как-то утихомирить норовящее выпрыгнуть из груди сердце.

+1

34

Маклину это все не нравилось. Нет, не поведение Тали, не эти легкие поцелуи и объятия, и даже не эта напряженная, повисшая над ними тишина - ему не нравилось то, что он чувствовал. Или, правильнее сказать - что он вообще что-то чувствовал. Ведь одно дело - славно провести время, получить взаимное удовольствие, разбежаться и повторить все то же самое в разных вариациях, и совсем другое - ощутить эти хорошо тебе знакомые, пока едва различимые, шевеления в районе сердца. Сердца, которое, кажется, оглушительно било в набат, сообщая хозяину, что что-то не в порядке.. Да какое там - что все очень не в порядке! Нет, это было совсем непохоже на то, что было с Адой - тогда Йена подкупила ее любовь, то, как она его обожествляла - на это просто невозможно было не поддаться. Сейчас же, с эльфийкой, все было совсем по-другому - слишком много ухабов пришлось пересчитать его отношению к ней, прежде чем сформироваться.. Сформироваться во что, собственно? Уважение, восхищение, страсть - это все было понятно и разумно, с этим можно было жить. Но как в этот набор затесалась нежность и зачем? Вампир не хотел снова проходить этот путь, по крайней мере, точно не сейчас - случай с Адой более чем наглядно доказывал, что революция и любимая женщина несовместимы, а выбор между ними в любом случае будет мучителен. А еще настойчиво всплывала в голове одна и та же мысль - он приносит женщинам одни несчастья. На основании чего были сделаны такие выводы, оставалось загадкой, но одно Йен знал точно - он не хочет, чтобы с Тали что-то случилось из-за него. Не только потому, что это в очередной раз покалечит ему психику, а просто.. просто потому что она должна жить, разве так сложно догадаться?
Из оцепенения, в которое Маклин впал от таких невеселых размышлений, его вывело более чем странное поведение эльфийки - она вдруг повисла на нем, обмякая в его руках, а глаза ее при дальнейшем рассмотрении оказались закрытыми. Побочные эффекты после колдовства? Йен подхватил потерявшую сознание Тали на руки и пошел обратно по направлению к ее дому. И даже самому себе он бы ни за что не признался, что малодушно рад тому, что этот щекотливый момент прервался таким тривиальным образом..

======> Дом у ивовой рощи

+1

35

--------> дом Кристиана Моро

Шегги радовался нежиданно долгой прогулке, как щенок: носился по кустам вдоль дороги, спугивая птиц и мелкое лесное зверье, иногда подскакивал к Морису и, припадая на передние лапы, звал мальчика поиграть. Некоторое время Морис дал собаке порезвиться, затем подозвал поближе.
- Шег, мы не развлекаться идем, а работать. Успокойся.
Пес пару раз тявкнул, вильнул хвостом и послушно затрусил по дороге рядом с юным хозяином.
Камень, о котором упоминал Кристиан, Морис увидел, еще не пройдя полумили. За большим валуном и впрямь начинлась тропинка. Немного постояв, вслушиваясь в тишину леса, Морис крадучись двинулся в сумрачную глубь. Пес неслышной тенью следовал за мальчиком.
Тропинка привела их к приземистому деревянному дому, словно вросшему в землю. На подходе к нему, Шегги вдруг тихо заскулил и прижал уши. Морис удивленно обернулся.
- Шег, ты что? Идем.
Но пес отказывался идти дальше. Настороженный поведением любимца, Морис присмотрелся к хижине. Ничего особенного в ней не было, дом как дом... Но в сердце мальчика закралось неясное предчувствие беды. "Может. Кристсиан не просто так вспомнил обротней? Вдруг они и правда есть?" При мысли об этом по спине пробежал холодок. Но Морис упрямо мотнул головой. Профессиональная гордость не позволяла бросить дело на середине.
- Жди меня здесь, Шег, - шепнул мальчик и тихо двинулся к хижине.
Подкравшись к приоткрытому окну, мальчик осторожно заглянул в него. В хижине царила полутьма. В глубине комнаты стояла массивная кровать, на котрой лежал кто-то большой. Громкий сочный храп слышно было издалека. Морис, стараясь двигаться бесшумно, залез в окно и прокрался к кровати. Возле нее стоял низкий дубовый стол, заваленный всяким хламом. Кольцо, за которым пришел сюда Морис, красовалось на толстом пальце свесившейся с кровати руки.
Закусив губу, Морис опустился на колени и очень медленно и осторожно потянул кольцо с пальца. Спящий громко всхрапнул и пошевелился. Мальчик замер, чувствуя, как бешено колотится сердце. Немного выждав, он снял кольцо, сжал его в кулаке и скользнул обратно к окну...
Шегги ждал его в кустах. Морис присел рядом с собакой, с трудом переводя дыхание. В это время из хижины донеслось яростное рычание. Мальчик обернулся... Дверь хижины распахнулась и оттуда выскочил здоровенный мужчина с густой бородой.
- Стой! - прорычал он, бросаясь за мальчиком... И на ходу превращаясь в громадного медведя.
Морис побледнел. Шегги, истерично взвизгнув, бросился прочь, Морис рванулся за ним, сжимая кольцо в дрожащей руке. Сзади слышалось хриплое дыхание, неумолимо приближавшееся с каждой секундой. Морис вильнул вбок, напролом через кусты. Преследователь, видимо не ждавший такого маневра, с разгону пролетел мимо. Пользуясь выигранными секундами, Морис свистом подозвал собаку, торопясь, оторвал от рубашки длинную полосу. Продел в кольцо и крепко завязал на шее любимца.
- Шегги, к Кристиану... К Кристиану, быстро!
Понятливый пес мгновенно исчез в кустах. А Морис выпрямился, поворачивясь навстречу чудовищу, уже ломившемуся сквозь чащу...

Отредактировано Морис О'Брайан (2011-01-21 23:30:58)

+1

36

Преследователь снова принял облик человека. Огромный, разьяренный, с горящими глазами, он навис над мальчиком, схватил за шиворот.
- Попался, щенок!
Морис, стиснув зубы, рванулся из огромной пятерни, но безрезультатно. Оборотень, приподняв его над землей, зашагал обратно к дому.
В хижине он швырнул мальчишку на пол и снова склонился над ним, обдавая жарким дыханием. Морис поморщился и отвернулся - от мужчины несло сырым мясом. Чужие руки быстро и бесцеремонно сорвали с него куртку, обшарили с ног до головы.
- Где оно? - прорычал оборотень. - Куда ты его дел?
Бледный от ужаса, мальчик, тем не менее, ответил дерзким взглядом исподлобья.
- Потерял... Когда убегал от тебя.
- Врешь! - тяжелая ладонь резко обожгла лицо, разбив нос и губы. Морис негромко вскрикнул. По подбородку потекла кровь. Однако мальчик упрямо стоял на своем.
- Не вру... Потерял...
- Врешь!- новая пощечина. Морис сжался, пытаясь отползти к стене. С ресниц сорвались несколько соленых капель. Оборотень отошел к столу, взял веревку. Подтащив Мориса к кровати, он привязал мальчишку к одной из ножек.
- Я проверю, говоришь ли ты правду, - прорычал он прямо Морису в лицо. - И если ты мне соврал...
Взгляд оборотня был весьма красноречив. Он громко фыркнул и вышел.
Оставшись один, Морис попытался устроиться поудобнее. Связанные руки немилосердно ломило. Болело разбитое лицо. Во рту было солоно от крови. Мальчик с тоской посмотрел на дверь. Можно было, конечно, сказать, для кого он украл кольцо... Но выдавать человека, который дал ему крышу над головой и верный кусок хлеба... Нет, Морис не мог так поступить. Несмотря на профессию, вроде бы не предполагавшую наличия совести.
Оборотень вернулся через час, еще злее, чем прежде.
- Ну, парень, говори, кому ты его отдал? В последний раз спрашиваю по-хорошему!
- Потерял.., - ответил Морис непослушными разбитыми губами, снова бледнея от ужаса...
Очнулся он, когда закат уже почти догорел. При малейшей попытке пошевелиться все тело пронизывала острая боль. Тихо застонав, Морис заставил себя приподняться. Оборотня не было в доме. Дверь и окно плотно заперты, но мальчик сейчас вряд ли смог бы убежать далеко. С трудом сев, Морис осторожно прислонился плечом к краю кровати, стараясь не задеть спину, помотал головой, отгоняя мутный туман, стоявший перед глазами. Кожу на спине стянуло засохшей  кровью - даже отец не порол его  так беспощадно... Морис посмотрел в окно, затянутое густыми сумерками. "Надеюсь, Шегги донес кольцо..."

Отредактировано Морис О'Брайан (2011-01-23 21:29:36)

0

37

------> Дом Кристиана Моро

Конь примчал его быстрее молнии к границе - дальше густая непроглядная тьма из вековых деревьев. Понятно, что дальше придется без копыт. Оставив лошадь, Кристиан двинулся вглубь леса по узкой тропинке. Он был одет в простую рубашку, штаны и походные сапоги, без плаща и вообще какой бы то ни было верхней одежды, хотя погода была отнюдь не летняя.  Некромант спешил, свои окрестности, в том числе и лес, он знал очень хорошо, поэтому ему не стоило труда быстро отыскать берлогу медведя.
Юркнув к дому, Кристиан прислушался, огляделся. В хижине горел огонь.
- Эй, у вас все дома? А?
Рычание было ответом.
- Кто это еще тут?...- прохрипел зверь, открывая дверь.
Кристиан отделился от стены, к которой до этого прилип словно тень. Его лучезарная улыбка могла заменить луну, отсутствующую сегодня на небе.
Оба обменялись взглядами. После недолгой паузы, медведь содрогнулся в кривой ухмылке.
- Да неужто ты!
- А кто ж еще?
Все еще улыбаясь, Кристиан склонил голову на бок, взгляд стал немного изучающим.
- А ты потолстел...
- Так ведь зима скоро, приятель. Давай, заходи, чего стоишь.
Граф немного ослабил улыбку, теперь на его физиономии красовалось веселее и толика любопытства. Сложив руки за спину, он вошел в дом вслед за хозяином.
- Господи Иисусе, Дэвид! Да тут же задохнуться можно.
Внутри было действительно жарко, будто с разбегу прыгаешь прямо в жерло вулкана.
- А че, я люблю тепло...я же говорю: к зиме готовлюсь, ну!
Кристиан издал короткий смешок.
- Ну так, с чем пожаловал дорогой гость? - оборотень уже достал две железные кружки, а потом и бутыль с чем-то мутным. Некромант тем временем оглядывал низенькое помещение, пытаясь разглядеть во тьме признаки присутствия Мориса.
- Ах...ты знаешь, я чисто случайно зашел. Дай, думаю, проведаю старого своего соседушку, может заодно подскажет он мне о деле одном. Видишь ли, поганца я одного ищу. Вора.  Вещь ценную украл прямо из-под носа! Не видал ли мерзавца? Он вот такого роста, рыжий и очень гордый.
Кристиан присел за стол напротив медведя. Тот с каким-то угрюмым видом кивнул в сторону.
- Видал. Я его седня весь день порол. Кольцо мое свистнул, пока я спал! И как умудрился? Черт...
Кристиан хотел было улыбнуться, но подумал, что будет не к месту, поэтому лишь сильнее нахмурился.
- Да что ты говоришь...и где же он?
- Я его к кровати привязал, дал пару тумаков, чтобы спалось крепче...
Они чокнулись и выпили. Самогон жег горло нестерпимо, пришлось зажмуриться и встряхнуть головой.
- Мм...неплохо...,- некромант наконец отожмурился и вновь взглянул на оборотня, - ну раз такое счастливое совпадение, то давай мне этого мальца. Моя очередь мстить.
Медведь хмыкнул сквозь бороду и потряс в воздухе толстым пальцем.
- Еще чего. Сейчас редко кому так везет, понимаешь? На людишек - то охоту запретили, а полакомиться хочется. Понимаешь?
Кристиан опять широко улыбнулся.
- Отчего же не понять, Дэвид. Отчего же непонять...
Он встал.
- Тогда хоть покажи эту наглую морду. А вдруг это не тот, кто мне нужен? А ну...
Протиснувшись в другую комнатушку, еще более маленькую и низкую, Кристиан увидел темный бесформенный мешок на полу возле кровати. Мешок по всей видимости являлся Морисом.
Наклонившись, оборотень отвязал руки мальчика от ножек, потом поднял странно обмякшее тело и кинул на кровать. Света здесь явно не хватало, но даже это не помешало разглядеть кровь и ссадины на безвольном лице мальчика.
- Он? -пробасил Дэвид-медведь.
- Он, - кивнул граф.

0

38

В соседней комнате послышались голоса. Рычащий бас оборотня и... голос Кристиана! Морис неловко дернулся и сдавленно застонал. Нестерпимо-острая боль рванула спину и затекшие плечи. По спине снова поползли тонкие теплые струйки. Мальчик в беспамятстве осел на пол...
В себя он пришел от той же боли. Похоже, за это время его успели отвязать... Приоткрыв глаза, Морис с трудом понял, что лежит на кровати, а рядом стоят хозяин дома и Кристиан. Стоят, спокойно рассматривая его...
"Они что, знакомы? Какого черта?.."
Морис с полминуты молча смотрел на своего покровителя, потом снова закрыл глаза и отвернулся. В душе, сквозь боль, поднималась жгучая обида. Намокли ресницы, в горле стоял колючий комок.  Зря, значит, он так рисковал, зря молчал под плетью... Кристиан с самого начала его обманывал... Небось, еще выяснится, что они оба были в заговоре... Нашли себе игрушку...
"Что ж... Чего ты хотел? Богач решил развлечься, а ты, дурачок, поверил..."
Негромко шмыгнув расквашенным носом, Морис попытался перевернуться на живот. Это удалось только с третьего раза. Боль стала немного слабее, но голова кружилась по-прежнему. Обида сменилась усталым равнодушием.
"Пусть делают, что хотят..."

0

39

Малыш открыл глаза. Ну, все могло быть гораздо хуже. Например, Кристиан пришел бы на час позже и увидел бы Мориса не побитым, а разрезанным на три части (на завтрак, обед и ужин).  Если честно, граф не хотел этого. Что-то в нем противилось такой мысли. Может, потому что вид сытого оборотня, этого огромного совершенно тупого животного, его не особо вдохновлял. Или просто совесть проснулась.
Кристиан спокойно глядел в глаза мальчишке. Тот первым отвел взгляд и попытался пошевелиться. Он даже смог перевернуться. Только зачем? Видимо, ран на спине было больше всего.
- Ты что, мясо отбиваешь перед тем как жаришь? - не сильно заинтересовано спросил Кристиан. Он уже не улыбался.
- Он меня просто разозлил.
- И чем ты его?
Оборотень снял с крючка кожаный ремень.
- Как банально...
Дэвид лишь пожал плечами и вышел из комнатки.
- Давай, иди сюда, приятель, выпьем еще по одной!
Кристиан повертел в руках орудие пытки. Крови на ремне не было -  почистил, заботится, ишь ты, о своем хозяйстве. Граф медленно перевел взгляд на лежащего. Постояв секунды три, он вернулся к столу.
- За что?
- За мир во всем мире! - хороший ведь тост.
Оборотень расхохотался, чокнувшись, они снова выпили. На этот раз жидкость пошла лучше.  Кристиан взял с тарелочки ломтика нарезанного яблока.
Выпив, медведь рыгнул, вытер губы бородой, весело посмотрел на собутыльника.
- А знаешь, что я  с ним сделаю? Я его на зиму засушу!
Граф ухмыльнулся.
- Большим ножом вырежу ему...ему...вы..ре..жу..-  и упал головой в стол.
- Ну наконец-то!
Сколько можно было ждать? Зелье ведь должно было подействовать сразу! Кристиан недовольно понюхал содержимое бутылки. Да, видимо, эффект ослабел из-за этой поганой водки. Он вошел в комнату. Морис был одет в те же лохмотья, но уже изрядно подпорченные. Теперь это действительно были лохмотья. Не долго думая, граф свернул одеяло с кровати вокруг мальчишки и взял получившийся сверток на руки. Оборотень тем временем с грохотом рухнул на пол.
Если зверь очнется - вот неприятная будет ситуация! Из оружия у Кристиана только нож за поясом. Но как-то не очень хочется соревноваться в физической силе с лесным медведем. Вывод - надо быстрее драпать.
На улице не видно было ни черта, без луны все вокруг казалось пепельно-черным, однако, граф хорошо знал тропу, мог идти по ней и с закрытыми глазами. И все же с ношей бежать было проблематичнее. Наконец они добрались до Жан-Клода. Некромант посадил сначала Мориса, потом забрался в седло сам, перехватил мальчишку одной рукой поперек груди, другой взял поводья. Конь умчался в сторону замка.

0

40

Они не спешили уйти, стояли, отпуская грубые шутки... Морис слушал все с тем же равнодушием.
Потом они все-таки вернулись в другую комнату. И, кажется, решили выпить... А потом что-то тяжело упало на пол.
Спустя минуту, Кристиан снова появился возле него. Завернул в покрывало, взял на руки и куда-то понес. Боль нещадно жгла свежие раны. Морис кусал распухшие губы, стараясь не стонать. Он не видел, куда его несут и окончательно перестал понимать, что происходит. "Зачем он? Ведь сам же меня туда отправил, к этому монстру..."
Кажется, Кристиан посадил его на лошадь... Так и есть. Мальчик услышал, как скрипнуло седло под тяжестью мужчины. Лошадь рванулась с места галопом.
Каждый скачок отзывался нестерпимой болью. Остатки гордости заставили Мориса сжать зубы. В какой-то миг лошадь чуть споткнулась на бегу. Не сдержавшись, Морис все-таки застонал. Покрывало на спине набухло липкой горячей кровью. Снова сильно закружилась голова, по телу медленно разливалась странная пугающая слабость. Морис опять  застонал, тихо и коротко - и потерял сознание...

-----------> дом Кристиана Моро

Отредактировано Морис О'Брайан (2011-01-25 00:15:58)

0

41

Клуб "Пандора" =====>
Четыре часа. Четыре долбанных часа. Дрэйк стер с лица капли дождя и поправил сползший капюшон. Толку от этого было мало. Паскудный дождь моросил нудно и размеренно все четыре часа, что они просидели в засаде. Бруно зябко поежился, но поймав косой взгляд герцога, постарался убедить его своим бодрым видом, что тому показалось. Они и еще шесть человек оцепили большую территорию, где в прошлый раз упустили оборотня-льва. Несколько недель разведки и наблюдения доказали одну простую истину. Косматый кошак был идиотом. Он почти регулярно приходил к одному и тому же дереву, точил когти, метил территорию и валялся в пыли. По прогнозу разведки очередной свой променад он должен совершить сегодня, вот только с конкретным временем была проблема. Он появлялся то утром, то среди дня, то глубокой ночью, то есть особым постоянством не отличался. А небо тем временем темнело. Калеб размял затекшие от сидения на дереве мышцы и сплюнул на землю. Бруно едва подавил желание последовать его примеру.
А если он не придет? – негромко предположил оруженосец. Он буквально сжался под взглядом инквизитора, хотя сам был значительно выше его и крупнее. Калеб пробурчал под нос несколько нецензурных слов. Если кошак не придет это будет еще один провал, а герцогу не особо хотелось возвращаться с пустыми руками. Придется искать какую-нибудь шавку в местном баре, чтобы оправдать потраченный в пустую день. Дрэйк не стал озвучивать свои опасения. Он изобразил равнодушие и пожал плечами:
Если не появится, отшлепаю разведчиков по рукам линейкой.
Бруно передернул плечами. Последнего налажавшего охотника Калеб подвесил за ноги на дерево в этом самом лесу и оставил висеть скулящим кулем. Бедняга вернулся в город спустя несколько дней оборванный, голодный, запуганный. После этого команда зареклась портачить, а сердить главного стало вообще сродни самоубийству. Оруженосец смахнул с лысины капли дождя. Он придет! Он придет! Нет, правда, он придет! Калеб понятия не имел, что его оруженосец едва ли не молится. А знал бы сей прискорбный факт, точно надавал бы линейкой по пяткам. Как это ни парадоксально, но господин инквизитор не верил в бога и едва переносил монахов с их проповедями и молитвами. Даже обычную для его занятия хламиду с капюшоном он презирал. Вот и теперь сидел на толстой ветке векового дуба в одном из своих многочисленных охотничьих костюмов, закутавшись в просторный плащ с капюшоном. В отличие от балахона инквизиторов плотный плащ с шелковой нитью не только не промокал, но также надежно скрывал лицо от чужих глаз. А крест... А что крест? Ненужная в его деле побрякушка, которую герцог, однако, таскал с собой и никогда не забывал одеть на шею или закрепить на поясе. Трехдюймовое серебряное распятие принадлежало Эдварду Дрэйку. Старый герцог передал его сыну, когда тот стал полноправным инквизитором. Калеб порой разглядывал простой без изысков крест и перебирал звенья длинной цепочки. Те немногие, кто видел его в эти моменты, полагали, что герцог молится. Наивные. Только Бруно и еще несколько охотников из свиты герцога знали, что каждое звено – это один пойманный нелюдь, а герцог лишь вспоминает тех кого поймал и обрек на смерть. Хорошо тренирует память и… совесть, если она есть. Цепочка за несколько лет стала длинной и, свисая с шеи, крест то и дело гремел о пряжку ремня герцога. Поэтому Калеб стал чаще цеплять его за ремень, а цепочку оборачивать вокруг бедер. Цепочка при этом, как то неожиданно выгодно подчеркивала поджарую задницу герцога. Когда он сделал так в первый раз и появился в обществе, из косых взглядов можно было сварить компот не на одну бочку, но уже спустя неделю городские денди таскали подобные цепи в качестве модного аксессуара. Калеб покосился на едва бликующий в сумерках метал и отстегнул распятие от ремня. Он сжал цепочку в кулаке, оставив крест свободно свисать, и шумно выдохнул сквозь зубы. Оруженосец удивленно посмотрел на герцога, но не увидел в его почти черных глазах никакого выражения.
Он придет! – уверенно произнес Бруно. Они продолжили всматриваться в мокрую листву леса в надежде увидеть светлый мех африканского кошака. Дождь продолжил муторно колотить охотников по макушкам.

Отредактировано Калеб (2011-11-23 18:22:02)

+2

42

Трактир Маленькая Ирландия=====>
Крупный черный гепард вынюхивал знакомый запах. Гиена семенила следом, но старалась не попадать под лапы более крупного хищника. Гетто Диего всегда посещал в своем зверином облике. Как врач он примелькался в определенных кругах, а соглядатаи и шпионы инквизиции могли опознать в нем доктора Варгаса, которому по статусу не положено было ошиваться в таких местах. Того же он требовал и от Одиленна. Но воришка не особо чтил запреты друга и норовил прогуляться по местным забегаловкам и пощипать карманы себе подобных.
Гепард перепрыгнул с большого валуна на поваленное дерево и, прошествовав вверх до торчащих в воздухе корней замер, втягивая воздух. Они обыскали всю территорию вокруг оружейной мастерской на границе. Зула как в воду канул. Он и раньше сбегал, но трансформация при этом происходила по желанию и зверь всегда возвращался через пару тройку часов. В этот раз все было серьезней. Зула сорвался, трансформировался в нестабильном состоянии и теперь мог натворить страшных дел. В прошлый раз он задрал целую семью фермеров в деревушке под Лондоном и едва не попался охотникам, и кто знает, что он натворит в этот раз.
Гиена пофыркивала под деревом и вдруг резко взвизгнула. Гепард рыкнул и, спрыгнув с дерева, подошел к другу. На мокрой листве сидела огромная жаба. Диего уставился в серо-зеленые глаза Оди и громко фыркнул, обдав морду гиены облачком пара. Это единственное, что он мог сделать. Хотя на деле хотел крыть помощника самыми изощренными выражениями своей родины. Вдруг подул ветер и принес обрывки знакомого запаха. Гиена оживилась и с едва слышным скулежом воззрилась на гепарда. Не глядя на помощника, Диего неслышно двинулся в сторону оврага. Он почуял Зулу.

Отредактировано Бродяга (2011-11-23 18:26:04)

+2

43

Из темноты послышалось уханье филина. Сигнал! Кто-то приближается. Наконец-то! Калеб пощупал голень сапога. Ножи на месте. Обрез в креплении на бедре. Фляжка в грудном кармане куртки. Больше ничего серьезного Калеб на охоту не брал. Любимый клинок в схватке с оборотнями и вампирами был бесполезен. Кто из них будет фехтовать как джентльмен, спасая свою сверхъестественную жизнь, когда есть когти и зубы? Охотник выпрямился, наскоро размял мышцы и снова присел на корточки, зависнув в стойке бегуна на самом краю толстой ветки. Бруно спешно ощупал свой арсенал и тоже замер.
Еще сигнал! Со стороны оврага шла их цель. Калеб напряг зрение. В сумерках крупный лев со шкурой песочного цвета и лохматой гривой выглядел еще больше своих реальных размеров и расплывался одним светлым пятном. Таких крупных оборотней Калеб еще не встречал. Попадались всякие, и волки, и шакалы, и дикие кошки, даже тигр разок забредал, но вот африканский лев был новинкой.
Кошак медленно шел к поваленному дереву, немилосердно косолапя всеми четырьмя. Что-то в нем было не так, но Калеб не мог понять, что именно. Он разглядывал эту гору мышц и мокрую спутанную гриву в листьях и прочем лесном мусоре. Мощные лапы оставляли на траве и размякшей земле глубокие следы. Он тряс головой и размеренно урчал. Морда была в чем-то темном, несмотря на темноту Калеб понял, что это кровь. Киска успела кем-то отобедать и не удосужилась отмыть харю. Лев дотопал до дерева и стал точить когти, да так, что щепки полетели. Бруно схватил Калеба за колено, пытаясь привлечь его внимание, и жестом поинтересовался можно ли подать знак. Цель была на месте в самом центре оцепленной территории, можно было нападать, но Калеб закусил губу. Что-то было не так. Нет, все шло по плану, как нельзя лучше и выше всяких похвал, но инквизитор чувствовал, что время еще не пришло. Щебет соловья заставил герцога поморщиться. Подчиненные ждали, нет, требовали его сигнала. Инквизитор медлил. Секунды тянулись и собирались в минуты, которые тянулись еще медленнее. Калеб скрежетал зубами, но не мог заставить себя подать сигнал к нападению. Его интуиция редко проявляла себя такой упертой сволочью. Обычно он знал по какой причине у него то или иное предчувствие, но сейчас эта падла молчала, никак не аргументируя свое поведение. Калеб знал, что нельзя нападать, но ПОЧЕМУ нельзя, понять не мог. Оставалось только ждать.

+2

44

Гепард замер. Его хвост так ощутимо хлестнул по морде гиены, что та прильнула к земле. Рядом был кто-то чужой. Диего втянул носом незнакомый запах и одним бесшумным прыжком перенес свое довольно крупное тело в гущу ближайших кустов, где распластался на мокрой траве. Он удовлетворенно фыркнул, когда радом завозился Оди. Парнишка не безнадежен. Может удастся воспитать из него достойного солдата. Во влажной темноте они заметили движение. Оно было настолько стремительным, что Диего испытал некоторое облегчение. Чужой не был человеком, или зверь, или оборотень, что в каком-то смысле радовало. Запах был явно кошачьим и при том женским. Гепард выбрался из укрытия и легкой трусцой направился следом за неизвестной хвостатой леди. Их маршруты пока совпадали. Он пересек небольшую рощицу молодых деревьев на склоне оврага и вдруг замер. Кашель! Человеческий кашель! Немного сиплый, как при астме, что вполне понятно. Воздух был холодный и влажный. Все условия для легкого приступа болезни. Несколько минут Диего стоял не шевелясь. Капли дождя размеренно падали на сырую траву и листья, производя сплошной, как тягучая патока шорох, к которому быстро привыкаешь и уже не замечаешь. Любой посторонний шум звучал среди монотонности дождя как гром для чувствительных ушей оборотня. Оди просто оглушительно хрипел за спиной, восстанавливая дыхание. Вдалеке едва слышно ухала сова. В нескольких десятках метров справа на дне оврага журчал ручей. Диего уже был готов поверить, что ему показалось, что это лишь игра его собственного воображения, шутка памяти врача, наслушавшегося кашлей всех разновидностей, но Варгас не мог не удостовериться. Поэтому стал старательно принюхиваться. Запах человека уникален. Любой уважающий себя зверь всегда его учует даже на приличном расстоянии. В лесу пахло лесом, дождем и кошками, и опять же, это все. Ни запаха пота, мускуса, одеколона или оружейного масла, ничего характерного для живого человека, да и мертвого тоже. Диего выдохнул облачко пара. Оно было гуще, чем несколько минут назад, что означало существенное понижение температуры. Теплолюбивый Зула должен был уже захотеть домой к теплому очагу мастерской. Гепард оглянулся на Оди. Тот страдальчески косил глаза в сторону дома. Несильный удар хвоста заставил гиену заострить внимание на поисках собрата- оборотня. Диего решительно двинулся дальше в глубь леса. Может людей здесь и нет, но был один неуравновешенный лев и одна неопознанная кошка.

+2

45

Кошак вдруг утробно заурчал, почти оглушительно в тишине мокрого леса и, оставив в покое истерзанный труп дерева, повернулся к тропе, по которой пришел. В этот момент Калеб снова услышал филина. Еще сигнал?! Что за черт!
Из темноты леса выскочила довольно крупная лесная кошка светло-коричневой масти. Ее можно было бы принять за львицу только спьяну и не особо заморачиваясь на размере и окрасе, но лохматому похоже было плевать. Он обнюхался с подружкой и игриво прихватил ее зубами за загривок. В ответ она легко стукнула по его морде лапой. Ломается, хвостатая! Калеб покачал головой и едва сдержался, чтобы не выругаться в голос. Он и его люди четыре с лишним часа ждали свиданки двух кошаков и теперь наблюдали их тяжеловесную прелюдию, как чертовы извращенцы.
Инквизитор, негромко фыркнув, сложил руки у рта. Клич степного ястреба рассек холодный воздух и, отражаясь от каждой капли дождя, возвестил шестерых охотников о начале веселья, и Калеб, ткнув оруженосца в плечо, спрыгнул на землю.
Сапоги шумно чавкнули в размякшей земле. Звери как по команде повернулись и ощерились на человека. Инквизитор сделал несколько шагов в их сторону, на ходу доставая обрез. Со стороны казалось, что он не торопится, но в одно неуловимое мгновение ствол выскользнул из крепления и взмыл в воздух. Дождь бил по стволу пушки довольно сильно. Щас ливанет! Кошка зашипела, как вскипевший чайник и, выставив вперед "изящную" лапку с нехилыми коготками, вдруг прыгнула на человека. Обрез в руке Калеба плюнул в нее свинцом, и темная туша отлетела к поваленному дереву бесформенным мешком. Взявшийся из ниоткуда Стивен накинул на нее стальную сеть с грузами, затянул веревки и остался сторожить с дробовиком наперевес. Лев заметался, но, заметив несколько фигур выходящих из темноты, затравлено ощерился на Калеба.
Все правильно, мужик! – весело заметил инквизитор, подходя к зверю на непростительно близкое расстояние и привычно укладывая обрез на плечо, – Я тот самый засранец, что сорвал твою свиданку и ты имеешь полное право навалять мне. Но только мне, понял!

+2

46

Диего не особо торопился, можно сказать прогулочным шагом двигался в сторону вероятного местонахождения Зулы. Что-то ему подсказывало, что неизвестная кошка не спроста так торопилась. Он на секунду представил Зулу с букетом цветов в зубах и совершенно не по-кошачьи захихикал, чем несказанно удивил Одилена. Они продолжали идти по едва заметной тропе, время от времени толкаясь и кусаясь. Поиски свихнувшегося друга превратились в не пойми что. Диего конечно по прежнему хотел найти Зулу, убедиться, что он цел и невредим и ничего серьезного не натворил, но в то же время не особо хотел случайно помешать другу и его даме. Все нуждаются в женском обществе, даже такие больные на всю голову социопаты, как Зула. Диего снова фыркнул и, сделав вид, что не замечает удивленного взгляда Оди пошел дальше. Он понимал Зулу как никто другой. Мужчины нуждались в женщинах больше, чем женщины в мужчинах. Тут уж ничего не попишешь. И дело не в физиологии и инстинктах, это другое более примитивное чувство, глубоко похороненное под броней цивилизации за последние несколько тысяч лет. Диего задумчиво повел носом, но ничего подозрительного не учуял. Только запах мокрой травы приятно щекотал нос. Так обычно пахло от Лилиан, когда она в конце дня, помыв голову сушила волосы у камина. Гепард едва заметно улыбнулся, насколько позволяла подобные эмоции его кошачья морда. Может плюнуть на принципы и опасения? В конце концов она единственная женщина в этой холодной неуютной стране, которой он более или менее доверял. Черт знает в который раз за время знакомства с рыжеволосой красоткой Варгас прислушался к себе. Его мать, тонкая и сентиментальная женщина, всегда говорила, что он почувствует серьезную угрозу своему сердцу, но он не чувствовал, упорно не чувствовал ничего, хотя бы немного похожего на то, что с таким упоением описывала она. Не о том думаешь, солдат! Диего решительно стряхнул с себя гипотетическую розовую пыльцу и вернулся в суровую реальность. Дождь набирал обороты и грозил перерасти в серьезный ливень.
Прогремел выстрел. Совсем рядом, в паре десятков метров. Гепард стремительно ринулся вперед. Запах Зулы и той второй кошки стал сильнее, но никакого человеческого запаха он не ощущал. Откуда тогда выстрел? Или это эхо? Последний прыжок на большую в человеческий рост кочку и… Диего едва удержался от прыжка и завис на возвышении, замерев как статуя. В окружении семи охотников стоял Зула. Варгас видел его лохматый затылок и спину, видел как нелепо лев пригнулся к земле, словно непомерный груз давил на его мощные плечи. Но это был не груз. Напротив льва, совсем близко к смертоносному зверю стоял человек в черном плаще. Как же близко! Диего невольно приоткрыл пасть. Он себе не позволял подходить к Зуле в зверином облике на такое расстояние. Боялся, если честно, что этот психопат сорвется и загрызет своего лучшего друга. Он прислушался к разговорам. Присмотрелся и заметил еще одного охотника и кошку в сетке у его ног. Вроде жива, но это не на долго. Крови она потеряла уже изрядно. Про себя Диего решил, что не будет даже пытаться спасти подружку льва. Бесполезно это, и опасно. Человек в черном зашевелился и Диего инстинктивно пригнулся. Но охотник всего лишь положил на плечо ствол обреза. Профессиональный взгляд Варгаса оценил оружие – грамотно сделанная вещица без каких-либо изысков, в меру легкая и удобная в ближнем бою. А еще из него недавно стреляли. Характерный дымок еще вился из дула. Стало быть этот "засранец" здесь главный. Странный блеск среди складок плаща охотника привлек внимание гепарда. Присмотревшись он заметил на бедрах человека цепь и небрежно свисающий с ремня крест. Инквизитор! Стальные глаза впились в тень капюшона в надежде рассмотреть лицо, но это оказалось невозможным даже с его развитым сумеречным зрением. Только подбородок, гладко выбритый подбородок и суровый рот. Но и эти немногочисленные черты Диего постарался запомнить. Одно не давало ему покоя. Почему Зула и вторая кошка все еще в своем зверином облике, если инквизитор стоит так близко. Он прикинул расстояние от места своей дислокации до крестоносца и раскрыл пасть еще шире. Почему он сам все еще гепард? Сила никуда не уходила, как следовало бы в данной ситуации, а это значит сыворотку никто не использовал. Тут возникает закономерный вопрос… Какого черта?!

+2

47

Предложение было явно во вкусе льва. Он ощерился во всю свою зубастую пасть и кинулся на Калеба. Стрелять инквизитор не стал, но от души вмазал обрезом кошаку по уху. Не смертельно, но наверняка болезненно. Лев оглушительно вякнул, однако траектории броска не сменил и опрокинул инквизитора на мокрую траву. Бруно, хороший парень Бруно, чертовски вовремя метнул в зверя нож. Клинок свистнул в воздухе, и рукоятка как некий сюрреалистический зуб застряла в пасти льва, не позволяя оборотню покусать прижатого к земле человека. Зверь взревел от боли. Из его пасти хлынула кровь аккурат на лицо и обтянутую курткой грудь Калеба. Он мысленно чертыхнулся – Новый костюм, мать вашу! – и, уперев ноги в ребра животного, резко оттолкнул тушу от себя. Силенок у человека было не достаточно, чтобы отбросить его на значительное расстояние, поэтому зверь лишь завалился на бок, но от Калеба не отцепился. Зато преимущество теперь было на стороне герцога. Он навалился на мощную грудину зверя, выдернул клинок из пасти льва, вызвав очередной сдавленный ВЯК, и спешно пристроил меж челюстей собственный обрез. Зверь забился, пытаясь сбросить человека с себя, и нанес несколько сильных ударов. Когти немилосердно рвали плащ и куртку на лоскуты, когда мокрую траву брызнула кровь, вмешались остальные охотники. Лу со своей неизменной цепью исполнил любимый номер, и через мгновение шея льва была намертво охвачена этим специфичным ошейником. С помощью Роби и Майка, Лу оттащил зверя, и Калеб встал, наконец, на ноги. Он с отвращением отбросил плащ за спину. Толку от этой тряпки было теперь не много, сплошь рванье, но хоть капюшон цел остался.
Ты в порядке? – осторожно произнес Бруно. Он смотрел на герцога с непонятным выражением на лице. То ли беспокойство, то ли недоверие. Да и обращение ТЫ говорило о том, что оруженосец несколько не в форме. Калеб проследил за его взглядом и уставился на кровоточащие руки и ребра. Коготки у кошака оказались несколько острее, чем думал Калеб. Конечно, он ведь так старательно их наточил.
Более чем, – сухо отозвался Дрэйк. Раны были не глубокие, но грозили серьезной потерей крови. Прислушавшись к своим ощущениям, Калеб заключил, что до потери сознания еще далеко и обернулся ко льву.

+2

48

Варгас едва сдержался и не кинулся спасать человека. Он уткнул мокрый нос в лапы, чтобы охотники случайно не услышали, как он шипит. Да и с чего бы ему спасать этого самонадеянного "засранца", он ведь инквизитор? Диего распахнутыми настежь глазами наблюдал за неравной схваткой Зулы и крестоносца. Лев слишком силен даже для среднестатистического оборотня, а для простого человека просто смертелен, но инквизитор похоже обладал всеми качествами самоубийцы. Остальные повинуясь видимо его приказу не вмешивались. Господи, они что позволят льву задрать их босса? Нет, один из них не выдержал и метнул кинжал. Диего покачал головой, но вдруг обнаружил, что поторопился оплакивать несчастного камикадзе. Инквизитор оказался на удивление ловким. Он без особого труда повалил Зулу на траву и умело забил в его пасть обрез. Умно, но у льва помимо зубов были еще и когти. То во что Зула превратил одеяние инквизитора, можно было только с натяжкой назвать плащом. Диего так надеялся, что капюшон спадет и откроет лицо смельчака, но тщетно. Он что, гвоздями его к черепу прибил? Ноздри гепарда затрепетали. Кровь! Инквизитор видимо серьезно пострадал. Диего присмотрелся и увидел, что руки торс человека покрыты серьезными ранами. Порезы кровоточили и сильно, однако, инквизитор не агонизировал и не вопил от боли, как следовало бы. Он спокойно дождался пока подручные оттащат от него оборотня. Он даже встал. Легко, словно не со зверем сражался, а с красоткой кувыркался. Прислушавшись Диего лишь сильнее зарылся мордой в лапы. Более чем в порядке!? Более чем!? Гепарду хотелось возопить – Дорогой Дон, вы должны кровью в сторонке истекать в бессознательном состоянии! Какого черта, вы стоите тут свежее огурца? Кто это такой? Неужели на инквизиторов работает кто-то из бессмертных? Или это маг? Гепард прислушался к собственному радару силы, но никого сверхъестественного, кроме Зулы и едва живой кошки не почувствовал. Как такое может быть? И почему, черт возьми, он до сих пор не чует характерного человеческого запаха? Пахло только кровью и дождем, ну и кошками тоже.

Отредактировано Бродяга (2011-11-23 00:52:51)

+2

49

Зверь хрипел от нехватки воздуха, но все еще довольно сильно бился. Парни с трудом удерживали концы цепи, особенно тяжело приходилось Роби. Тощий паренек силой не отличался. Иногда Калебу казалось, что даже миниатюрная Абигейл сильнее этого охотника. Очередной рывок льва вырвал конец цепи из рук парня. Зверь мгновенно оценил ситуацию и рванул на Калеба, таща на буксире Майка и Лу. Ребята старались, действительно старались, но оборотень по видимому был слишком зол и пер вперед с тупым упрямством. Калеб стоял. Отягощенный багажом кошак сильно потерял в скорости, поэтому инквизитор неторопливо достал метательные клинки из-за голени сапога и, распределив три тонких лезвия между пальцев правой руки, решительно кивнул волочащимся за львом охотникам. Когда они отпустили свой конец цепи, лев рванул вперед с такой скоростью, что Калеб едва успел замахнуться. Зверь снова опрокинул его в грязь, но инквизитор был готов и с силой воткнул кулак с тремя торчащими ножами в основание шеи льва. Кошак оценил. Он захрипел, обливая все вокруг своей кровью, и обмяк, навалившись на человека.
А вот теперь я не в порядке, – резюмировал Калеб едва слышно. Вытащил руку из-под туши и постучал по земле, призывая подчиненных на помощь, – Мне дышать не чем. Прихватив цепь, Лу и Майк оттащили неподвижного льва в сторону, а Бруно и еще двое помогли герцогу встать. Пока он восстанавливал дыхание, охотники косились на потоки крови стекающие на мокрую траву, но молчали.
Это было обязательно, так рисковать?! Он мог задрать тебя насмерть! – набросился он на Калеба, но инквизитор оттолкнул руку оруженосца в сторону и предостерегающе поднял руку. Что он мог сказать? Что не хотел рисковать остальными? Что злился на себя за тот провал? Что винил себя в гибели Яна и Килама? Черт! Калеб фыркнул не хуже гривастого кошака и заржал как породистый конь. Его изодранная в клочья рука довольно сильно хлопнула оруженосца по плечу.
Расслабься Бруно! Вот если бы не твой нож… Мне бы точно не выжить. Ты умница! С меня виски, – он нахмурился, что-то вспоминая, – Ирландский, верно?
Он еще раз хлопнул помощника по плечу и многозначительно прищурился. Давай же Бруно! Остывай быстрей! Сейчас не время для истерик. Калеб повернулся к зверю. Тот уже приходил в себя. Мутные глаза вполне осмыслено смотрели на охотников. Кажется, пыл кошака несколько поостыл.
Успокился? – поинтересовался Калеб. Он старался не замечать красных кругов перед глазами. Через минут двадцать игнорировать их уже будет сложнее, а пока главное, что бы остальные не заметили, что он сильно ослабел, – Может поговорим? Или ты все еще хочешь подраться?

+2

50

Побежденный и униженный Зула выглядел жалко, даже в сравнении с истекающим кровью инквизитором, но сдаваться похоже не собирался. Каким-то чудом он вырвал конец своего импровизированного поводка и стал наступать на своего главного обидчика, нещадно волоча пару охотников по грязи. Инквизитор не торопился усмирять оборотня. Он так неспешно доставал лезвия, так любовно пристраивал их в своей руке превращая кулак в серьезное оружие, что Диего невольно вздохнул. Сам он со всем своим фатализмом несколько не дотягивал. Очередная схватка привела к ожидаемому результату. Сделай Диего ставку исходя из анализа последних секунд, выиграл бы большие деньги. Зула был ранен, не серьезно, но теперь побег мог быть затруднен. Клинки остались торчать в ране, что могло затруднить движения льва. От созерцания окончательно поверженного льва, Диего отвлек возмущенный голос одного из охотников, того самого, что так удачно метнул кинжал. Похоже он всерьез беспокоился за своего начальника, босса, главного… интересно как они зовут инквизитора возглавляющего их группу? Спустя несколько мгновений Диего уже знал, что охотника зовут Бруно, а его босс – хороший руководитель. В нескольких словах он умудрился успокоить подчиненных, похвалить охотника и даже дал понять, что они для него больше чем просто подчиненные. Главнокомандующие редко знают любимый напиток рядовых. Диего нахмурился насколько позволяла кошачья морда. Благодаря обостренному зрению он смог заметить то, что не замечали охотники. Инквизитор слабел с каждой минутой. Движения стали медленнее и давались ему с трудом, но он все же продолжал уверенно стоять на ногах и держал свойственную аристократам гордую осанку. Отличный солдат! – вдруг пронеслось в голове Варгаса – Лучший из всех кого я видел! Диего даже расстроился, ему было жаль убивать такого бойца, но он знал, что придется это сделать. Рано или поздно.

+2

51

Дрэйк рассматривал зверя, пытаясь понять дошли его слова до него или нет. По идее должны. Ведь он и человек тоже. Роби и Лу довольно грязно пошутили по поводу поломанного кайфа с кошкозадой. Шутка получилась довольно плоской и мерзкой, даже привычного к подобным высказываниям Калеба передернуло. Лев обнажил зубы и зарычал. Стало быть понял. Интересно! Охотники продолжали гадко хихикать.
Заткнулись, оба! – гаркнул Калеб на подручных. Те как по команде стихли и сделали серьезные лица. Только Дрэйк не оценил сие редкое явление. Все его внимание сосредоточилось на звере. Он всмотрелся в его глаза. Паника, злоба, отчаяние… Целый букет эмоций, человеческих эмоций. Шальная мысль промелькнула в голове герцога и взорвалась как фейерверк заполняя черепную коробку. Он не без труда встал на одно колено перед львом и склонился к нему. Охотники испуганно всколыхнулись, но уверенно вскинутая рука главного остановила их. Теперь желтые глаза льва были на одном уровне с глазами герцога. Мохнатая морда была так близко, что Калеб ощутил запах крови из приоткрытой пасти.
Кого ты сегодня убил? – вдруг спросил он, – Еще одну семью? Там были дети? Как тогда, помнишь? Там были не только дряхлые старики и спившиеся взрослые. Две девочки трех и пяти лет. Белокурые. Помнишь их? – Зверь утробно заурчал. Калеба передернуло от очередной порции смрада, – Помнишь, значит. Наверное помнишь, как они кричали, когда ты раздирал их части. Тебе это нравится, да? Страх в детском голосе…
Калеб мог только предполагать, что там творилось. Когда он и его охотники прибыли на место, там было сплошное месиво из крови, мяса и костей. Он сотню раз проклял свой мозг, услужливо обрисовавший вероятный ход событий. Сначала умерли родители. Они сидели на террасе и пили домашнее вино. Потом старики, которые грелись у очага на кухне. Бабка кажется что-то вязала. Потом дети… они спали в маленькой комнатке отделенной от кухни лишь занавеской. Калеб помнил светлую косичку с вплетенной голубой лентой и бантом на одном конце и фрагментом черепа на другом. Лучше бы не помнил…
Герцога вдруг затошнило. Или воспоминания оказались слишком реалистичными, или сказывалась потеря крови. В любом случае, лекарство у него было при себе. Он, не думая о маячившей на расстоянии вытянутой руки смертоносной харе, достал несколько помятый в драке портсигар и закурил. Тошнить не перестало, но стало заметно легче. Пара десятков затяжек и станет совсем хорошо. Он выпустил несколько колечек дыма. Лев смотрел на него вполне осмысленно и, кажется, с удовольствием вдыхал едкий дым сигарет. Калеб повинуясь какому-то дремучему инстинкту протянул портсигар усатой морде и совсем буднично предложил:
- Угощайся.

+2

52

Варгас брезгливо фыркнул. "Кошкозадая". Надо же такое придумать. Он с некоторым удовлетворением услышал, как предводитель резко осадил шутников. Но то, что он сделал потом заставило гепарда зажмуриться. Диего уже понял, что эти охотники парни рисковые, а их главный какой-то сумасброд или самоубийца. Он впервые видел такого крестоносца, не хлещущего сыворотку по причине и без, лезущего вперед свиты в самое пекло, беседующего с затравленным львом в пару раз крупнее себя. Варгас открыл сначала один глаз потом второй. Он ожидал увидеть что угодно, но только не живого инквизитора как ни в чем не бывало склонившегося к Зуле. Он говорил и гепард прекрасно слышал каждое слово, произнесенное глубоким стальным голосом. Эти слова били как хлыст. Диего знал о семье фермеров, но понятия не имел о детях. Господи! Неужели Зула убил детей?
Диего сверлил инквизитора внимательным взглядом. Не похоже, что он придумывает. Тот между тем замолчал и достал сигареты. Пламя на миг осветило его лицо и Варгас рассмотрел глаза. Сумасшедшие! Крестоносец не врал! Судя по выражению этих черных углей он видел результат деятельности Зулы и по достоинству оценил его кровожадность.
Сзади засопел Оди. Диего едва слышно зарычал. Он совсем забыл про помощника. Пришлось ощутимо дать по голове гиены лапой, чтобы тот не вздумал подниматься на сопку. Оди сообразил и послушно притих.
Диего отвлекся всего секунду, но вернувшись к наблюдению за Зулой и инквизитором, обнаружил, что крестоносец вежливо предлагает льву портсигар. Ну конечно! Обычное дело! Встретив чокнутого льва среди леса ты треплешься об общих мертвых знакомых и предлагаешь закурить. Так все делают! Это ведь элементарная вежливость. Гепард потряс головой. Он вдруг подумал, что скорее всего это он сошел с ума и галлюцинирует. Однако положение не изменилось и после этого. Человек в изодранном в клочья плаще продолжал ненавязчиво протягивать льву сигареты.
Зула косился на врага. Он не чувствовал от человека страха, не чувствовал напряжения. Человек словно забыл, что только что они дрались насмерть. В замутненном ненавистью мозгу вдруг просветлело. Запах сигарет щекотал нос. Знакомый запах. До боли, можно сказать. Что-то напомнило Зуле, что он не должен злиться, не должен быть здесь, не должен быть львом. Он скосил глаза на портсигар и вдруг трансформировался. Он сидел на размокшей земле в одних матросских бриджах и недоверчиво смотрел на протянутую ему блестящую штуку с этими ароматными палочками внутри. Что будет если он возьмет одну? Человеку вроде нравилось. Он даже кольца из дыма пускал. Красиво! Зула протянул руку и взял одну. Осторожно, стараясь не сломать. Хрустит.

+2

53

Как объяснить то, что испытал Дрэйк, когда воздух вокруг льва задрожал и вместо кошака-переростка перед ним оказался чернокожий здоровяк? Он и раньше видел трансформацию, но не так близко. Это завораживало и пугало одновременно. Магия всегда оказывала такой эффект на инквизитора. Однажды, по чистой случайности в руки герцога попала эльфийка-маг. Не особо сильная. Он и его команда никогда не специализировались на магах чтобы судить о его силе, но по словам других инквизиторов пара фаерболов не самое страшное оружие в арсенале перворожденных. Промасленная кираса Стивена мгновенно вспыхнула, но он успел потушится в ближайшей луже. Да и сыворотки кто-то успел глотнуть. Остроухая сразу растеряла весь свой гонор. Однако Калеб долго помнил то ощущение, которое испытал при виде летящего энергетического шара. Благоговение…
Калеб криво улыбнулся, когда оборотень протянул руку к портсигару. Все верно! Он еще по выражению глаз льва понял, что дым ему нравится. Герцог, да вы растете над собой! Скоро по выражению мелкой морды болонки Ее Величества, будешь понимать хочет шавка тебя укусить или ногу твою трахнуть! Этот внутренний монолог не помешал ему достать зажигалку и дать оборотню прикурить. Он вдруг оценил весь абсурд сложившейся ситуации и покачал головой. Таких фортелей он еще не отчебучивал. Украдкой скользнув взглядом по лицам охотников, Калеб спешно затянулся, чтобы скрыть улыбку. Ребята похоже испытали что-то сродни культурному шоку.
Он говорить хоть умеет? – не выдержал Бруно. Он смотрел на чернокожего и нервно барабанил пальцами по прикладу своего ружья. Когда Дрэйк только любезничал со львом, он просто нервничал, но теперь при виде этой туземной хари в опасной близости от окровавленного герцога оруженосец чувствовал приближение истерики.
Скажет, если есть что сказать, – уверенно произнес Калеб. – Тебе ведь есть что сказать, друг любезный?
Он всматривался в глаза чернокожего, которые стали теперь просто карими и немного мутными. Важно было не то что он скажет, ведь по сути можно и соврать. Важно, что при этом отобразит его лицо.

+2

54

Зула самозабвенно курил и выглядел таким счастливым, что Диего мысленно себя обругал самыми последними словами. Ему и в голову не приходило, что психованного льва можно усмирить таким способом. А ведь и сам порой покуривал, когда нервы шалили. Инквизитор и один из охотников заговорили. О, да! Говорить Зула умеет. Порой так разговорится, что заткнуть нет возможности. Варгас поерзал от нетерпения. Лишь бы открыв рот Зула не ляпнул чего лишнего. Кто знает, что творится в его больной голове. План действий у Диего созрел уже давно, но было просто необходимо, чтобы охотники окружившие оборотня расслабились и отвлеклись, а пока они стоят наставив на него все свое оружие Диего сильно рискует жизнью льва. Он знал только, что нападать следует на самого инквизитора. С сывороткой или без, раненный или нет, он точно был самым опасным среди них.
Зула между тем открыл рот.
Я могу говорить. Я хочу говорить, – надсадным и сухим голосом произнес он. Как все иностранцы не очень уверенно владеющие языком он говорил простыми короткими предложениями, максимально информативными и сухими, – Вы сказали, я убил. Вы сказали, я помню. Но я мало… Я ничего не помню. Все в тумане. Он ска… Мне говорили, что это болезнь из-за этого. – Зула склонил голову перед инквизитором, демонстрируя шрамы на черепе – Я не помню кто я. Я не помню откуда я. Я только знаю, что я оборотень. И мне жаль… Мне правда жаль, если я сделал что-то… плохое.
Диего довольно обнажил клыки. Коротко и емко. Он и сам бы лучше не сказал. Главное теперь, чтобы Зула не забылся и не назвал имен и мест. Интересно он хоть понимает своим травмированным мозгом, что попал в руки к очень плохим ребятам?

+2

55

Акцент у оборотня был заметный, но это не мешало с легкостью понимать его. Он почти не врал. Почему ПОЧТИ? Фразы звучали как продуманная речь неопытного актера. Словно он  говорил просто чтобы от него отстали. Герцог в своей хулиганской юности сам порой вещал подобным тоном, чтобы взрослые купились на то, что он действительно раскаивается  в содеянном. Как правило, это срабатывало до следующей его выходки. Калеб мог с уверенностью сказать, что оборотень старался не сболтнуть чего лишнего, а значит было что сбалтывать. С застывшей на лице умильной улыбкой герцог смотрел в глаза оборотня. В душе он хохотал как обкуренный юнец. Кошак еще не понял, что инквизиции плевать помнит он, что натворил или нет, жалеет он о содеянном или нет. Он нелюдь, по словам лорда Чарлза, вообще не достойное жизни существо. Это уже приговор в глазах любого уважающего себя инквизитора. Герцог вдруг понял, что не очень-то рад быть таким инквизитором, но вспомнилось обещание данное отцу. Но не об этом сейчас речь. Дрэйк сфокусировал свой взгляд на скуластом лице чернокожего и распахнул свою говорливую пасть:
У тебя амнезия, верно? Скорее всего частичная. Ты помнишь, но не достаточно, чтобы верить в эти воспоминания. Наверно решил, что резня в деревне тебе приснилась. Ведь кошмары обычное дело в наше неспокойное время. Вот только это был не сон. И твое неверие не снимает с тебя ответственности. Ты убил шестерых! – Калеб холодно смотрел в глаза оборотня. Ему бы было жаль этого больного головой кошака, если бы он не был так занят попытками не упасть в обморок, – А еще у тебя есть покровитель. Или друг, не знаю уж кто он тебе. Но ты так старательно его покрываешь, что мне до чертиков интересна эта таинственная личность. А это значит только одно, – я тебя не убью здесь и сейчас, хотя очень хочется. Очень уж ты мне кровь попортил. И это печально, поскольку тебя ждут долгие часы познавательных бесед с нашими специалистами. Под беседами я имею в виду пытки, а под специалистами палачей, если ты не понял.
Калеб выпрямился и затоптав сигарету в мокрой траве стал доставать следующую.
Бруно, возьми двоих и разберись с девчонкой. Лу и остальные тащите этого чудилу в подвалы к спецам Вогана. Будьте внимательны. Он все еще опасен.
Едва озвучив приказ, Калеб потерял интерес к происходящему. Новая сигарета в зубах возможно была лишней, но ему нужно было занять руки. Просто чтобы они тряслись. Слабость накатила сильной волной, и герцогу стоило неимоверных усилий стоять на ногах более или менее твердо. Бруно, проходя мимо, бросил на него обеспокоенный взгляд и молча протянул оброненный в драке обрез. Верный оруженосец, заботливый как родная маман, заработал уже не одну бутылку ирландского пойла. Калеб закурил сигарету. Язычок пламени от зажигалки неприятно резанул глаза яркой вспышкой. Герцог затянулся, но вдруг неприятный холодок вкрадчиво проскакал по хребту. Калеб поднял глаза перед собой и встретился взглядом с парой горящих холодным серым огнем глаз. Твою ж мать!
Еще один! – крикнул он, вскидывая обрез.

+2

56

Инквизитор говорил холодным, практически стальным голосом. От него буквально сквозило уверенностью в собственной правоте и равнодушием к окружающему миру. Диего вдруг с полной уверенностью осознал, что перед ним стопроцентный аристократ. Однако, кое-что не вписывалось в привычный образ тщеславного самодовольного ублюдка, пардон, отпрыска уважаемой семьи. Инквизитор был со слишком маленькой группой, всего семь человек, сам участвовал в травле, как рядовой охотник, и, самое главное, не использовал сыворотку. Почему, черт побери, он не использовал сыворотку? Диего покачал головой. Крестоносец был еще и проницательным. Пока он описывал перспективы приятного времяпровождения в подвалах инквизиции, Варгас пытался понять, каким образом за какие-то считанные минуты этот человек смог узнать столько о Зуле и, черт возьми, о нем самом. Любопытство, жгучее, почти женское завладело гепардом. Он хотел узнать этого человека, понять его, разгадать. Но как говорится, любопытство кошку сгубило. Он оставил эту затею едва услышал сухие приказы крестоносца. Гепард подобрался и сгруппировался. Он внимательно следил за каждым движением инквизитора. Когда тот закурил, огонек зажигалки вновь осветил вымазанное кровью лицо. Диего сверлил это лицо взглядом. Ему совсем не хотелось убивать крестоносца, но он должен спасти Зулу, а совместить это вместе невозможно. Варгас вдруг обнаружил, что человек смотрит прямо ему в глаза. Один бог знает в который раз за последние минуты, Диего задал вопрос КАК? На раздумья не было времени. Тело сработало быстрее чем мозг, и в один миг гепард покинул свое укрытие и одним прыжком преодолел немалое расстояние от поросшей травой кочки до инквизитора. Тот все таки успел крикнуть и даже вскинул обрез. Оглушительный выстрел на миг дезориентировал гепарда, но не изменил траектории его прыжка. Плечо охватило огнем. Неужели человек умудрился попасть в него? Ничего не соображая от боли и злости гепард опрокинул человека, но не смог прижать его к земле. Они покатились в грязь бесформенным рычащим клубком.

+2

57

Ну хоть выстрелить успел, лопух! Все произошло слишком быстро. Этот черный кошак, то ли пантера, то ли гепард, был не таким уж и тяжелым, особенно в сравнении со львом, но все же очень сильным и ловким. Он как ураган сбил Калеба с ног. Какой же вы слабак, господин герцог! Было что-то сюрреалистическое в том как он сцепился с этим черным кошаком и катался, как уличный пес, в грязи и траве. Черт возьми, мне тридцать три! – пронеслось в голове у Калеба, – Мне тридцать три, а ума не прибавилось ни на йоту. Зверь не пытался укусить его, что радовало. Похоже он не хотел ни убивать его, ни обращать. Когти то и дело попадали на все еще кровоточащие следы львиной деятельности. Наверное это должно быть безумно больно. Калеб уже в который раз поблагодарил далекого предка за этот подарок. У отца в роду уже бывали такие нечувствительные личности. Все что он ощущал – это тяжесть звериного тела, его горячее дыхание и биение его сердца. Каким-то чудом герцогу удалось скинуть с себя эту черную фурию. Он не стал вскакивать на ноги, а лишь перекатился в сторону и привстал на одном колене. Кошак сделал практически то же самое. Они замерли, пригнувшись к земле, и стали сверлить друг друга напряженными взглядами. Крики охотников возвестили о проблемах со львом. Калеб криво усмехнулся. Похоже этот, все же гепард, был прикрытием льва, возможно тем самым покровителем. Тактика чуток хромала, но в данной ситуации кошак действовал единственно верным способом. Выждать, напасть, скрыться. Знакомая формула партизанской войны. Теперь нужно сделать так, чтобы "скрыться" у него не получилось. Краем глаза Дрэйк видел, что оборотень снова перекинулся во льва и теперь успешно раскидывал по сторонам его людей и избавлялся от цепей. Бруно единственный трезво соображающий в этой толпе недоумков пытался поймать льва на мушку. Судя по количеству взвякиваний он умудрился попасть в мечущегося зверя не один раз. В голову стреляй, черт тебя дери! Калеб скосил глаза на лежащий аккурат между ним и гепардом обрез и не дожидаясь пока до оборотня дойдет метнулся вперед. Успел! Зверь затормозил обдав герцога комьями земли и травы, но слишком поздно. Обрез уставился в широкий лоб кошака. Калеб нажал на курок, но выстрела не последовало. Ну конечно! Обрез был двузарядным, и Бруно, видимо, подобрав его не удосужился, перезарядить.
Черт!

Отредактировано Калеб (2011-11-23 03:49:33)

+2

58

Старательно, как любимый хозяйский диван, Диего драл окровавленные плечи инквизитора. Тот даже не пискнул. В какой-то миг Варгас даже усомнился в собственной дееспособности, но кровь не обманывала. Она хлынула из прежних ран еще сильнее. Может крестоносец принял что-то, какую-нибудь особую вытяжку из трав, притупив собственные чувства, или накурился чего-нибудь восточного. Но нет, подобные вещи обычно притормаживают не только чувства, но и рефлексы, а этот соображал и двигался достаточно живо. Он с такой силой отбросил Диего в сторону, что тот вынужден был перекатиться в раскисшей земле, что бы хоть как то погасить скорость. Он застыл, вцепившись когтями в траву, и уставился в черные глаза крестоносца. Он знал, что Зула почти освободился. Они обговаривали подобные ситуации сотни раз, проигрывали разные сценарии, продумывали пути отхода. Теперь все, что от них требовалось, это бежать и желательно в противоположные стороны. Выстрелы и сопровождающие их вопли льва несколько расстроили Варгаса, но он отмел опасения. Оборотень способен выжить и с оторванной лапой, а несколько пуль не такая уж и проблема, лишь бы они не помешали ему сбежать. Крестоносец между тем с повышенным вниманием косился на свое оружие по иронии судьбы лежащее между ними. Гепард бросился к игрушке, но не успел. Спустя какую-то секунду этот человечишка, изодранный в клочья и ослабленный потерей крови человечишка, уже приставил грязное дуло к его голове. Неужели это все? Вот так закончится жизнь Диего Варгаса? Я ведь даже не любил ни разу! – совершенно не к месту подумал Диего. Щелчок затвора заставил его зажмуриться, но ничего не произошло. Обрез не был заряжен. Инквизитор чертыхнулся, и Диего захохотал. Конечно будь он человеком это прозвучало бы как хохот, но в зверином своем обличии Диего смеялся довольно специфично, это походило на сухой и хриплый кашель. Гепард стал медленно наступать на человека. Теперь он мог без препятствий загрызть человека, хотя что-то в его кошачьей душе противилось этому.

+2

59

Он что, ржет? Нет, кошак и правда ржет? Калеб забыл, что надо бы отматерить Бруно от души, швырнуть бесполезную пушку в кошака и всадить в него оставшиеся лезвия. Все его внимание было сосредоточенно на ухмыляющейся усатой морде. Гепард и правда смеялся, по своему конечно, но все же это был определенно смех, даже хохот. Положение сторон резко поменялось, и он это понимал. Дрэйк уже не впервые замечал, что в зверином обличии большая часть оборотней сохраняла свою человечность. Так и в этом кошаке было что-то, что Калеб не мог сформулировать в определенное слово, но подсознательно относился к этому что-то с благодарностью. Возможно, будь у него больше времени на анализ того, что он увидел в этой кошачьей морде он бы понял, что это сомнение и сожаление. Удивился бы тому, что оборотень не очень то хочет его убивать. Но времени не было.
Калеб инстинктивно отпрянул когда гепард стал наступать, медленно и как говорится со вкусом. Он откинулся на спину и зверь навис над ним черной тенью. Облачко пара вырвалось из пасти обдало лицо герцога теплом. Ну хоть у этого из пасти не разит, – как-то безразлично подумал он. Гепард оскалил белые, острые как лезвия зубы. По сценарию инквизитору вроде полагалось закрыть глаза и воззвать к господу, но Калеб как-то не подумал об этом. Он собрался с мыслями и с силами и от души ударил собственным лбом по мокрому носу гепарда. В глазах потемнело, но Калеб не расстроился и в довершение огрел кошака обрезом. Вроде попал, но не видел по чему попал. Вроде по уху.

Отредактировано Калеб (2011-11-23 04:36:31)

+2

60

По идее, вид поверженного инквизитора должен был доставлять немалое удовольствие, но Диего чувствовал себя неуютно. Он наступал на человека и с каждым шагом его одолевали сомнения. Смущало полное отсутствие каких-либо эмоций на лице инквизитора. Грязный и окровавленный крестоносец подавлял своим непокорным и каким-то даже величественным видом. А еще он так смотрел, словно знал что-то, что-то чего Диего сам о себе не знал или боялся узнать. Это пугало. Диего оскалился, не сводя глаз с лица инквизитора. Просто перегрызи ему глотку и вали! Гепард буквально уговаривал себя пойти на убийство. С инквизиторами у него обычно разговор был коротким, но не в этот раз. Он замер над человеком не решаясь сделать этот последний решающий шаг. Крестоносец сделал его сам. Его лицо с горящими черными глазами оказалось вдруг так близко, что Диего даже не успел среагировать. Удар пришелся прямо по носу. Именно эта часть морды гепарда была особо чувствительна, как и у всех кошек. От боли Диего так громко взвякнул, что даже стыдно стало. Из разбитого носа хлынула кровь, а тут еще по уху дали прикладом. Больно-то как! Он отпрыгнул в сторону тряся головой. От этого стало еще хуже, теперь все стало ярко красным и кружилось. Зула как раз сбил последнего из охотников с ног и вопрошающе уставился на собрата. Похоже в критической ситуации его больной мозг просветлел. Диего коротко рыкнул и оборотни кинулись в разные стороны. Гепард перепрыгнул через кочку, на которой не так давно так уютно устроился и неаккуратно наступил прямо на гиену. Оди взвизгнул, но во время сообразил, и кинулся следом за другом, ничуть не уступая ему в скорости. Теперь главное уйти от возможной погони. Что-то подсказывало Варгасу, что этот крестоносец добычу так просто не упустит.

+2


Вы здесь » Пандемониум » За пределами города » Лес в гетто