Пандемониум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пандемониум » Улицы Лондона » Особняк неизвестной личности


Особняк неизвестной личности

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

==========>Улицы Лондона
Вот сколько длился наш тур, столько я и не сомневался- привезут меня в какой-нибудь подвальчик и случится что-то стрёмное.
И да, действительно, я оказался в полуподвальном помещении (полу-поскольку здесь еще было маленькое окошко, прикрытое решеткой). И отпускать меня действительно никто не собирался. Слабость моя покидать меня не думала - отпусти она меня хоть на минуту, я бы тут же трансформировался и был таков. Но нет. Что-то с этими мерзкими червями было не так, раз уж в их присутствии я превратился в безвольную куклу, с которой они могли делать все, что им заблагорассудится. Нет, я не был совершенно бессилен, однако все мои физические способноости стали довольно посредственными, поэтому в данной ситуации их численное преимущество сделало свое дело.
Странное подозрение закралось в мою голову, когда я оказался прикованным к стене. Зачем я нужен был бы простым смертным? Да, разумеется, эти бабочки-однодневки имеют что-то против нас, вампиров, но явно не настолько, чтобы так фамильярно со мной расправится. Они опасаются даже оказываться в близи нас, что уж говоритьь о таком "тесном" контакте...
Черт бы тебя побрал, Хоакин Маклин... Неужто твоя непоседливая задница свалилась прямо на голову его величеству Инквизитору?! Чертовски, я бы даже сказал, п*здец как мило, правда? Узнай об этом Йен... О том, что сказал бы Йен я предпочитал вовсе не думать. Иногда мне казалось, что я не бесплатное приложение к лидеру реформации, а его увечие, сродни тех, которые вечно мешают. Например, как если бы у Йена иногда отнималась нога или дар речи.
О, если бы я мог отсюда выбраться и прихватить с собою тушку этой инквизиторской мерзости!
Пока что я предпочитал не думать о том, что даже первая половина моего "О если бы" в данной ситуации слегка...маловероятна. Пока. Это было, пока я просто полувисел, прикованный к стене.
Пока не пришла толпа ИХ и я до меня наконец не дошло, к чему весь этот цирк.
Люди - вообще создания, не внушающие особой симпатии. Но эти...Если бы я мог бояться, то я бы уже начал это делать. Их лица выдавали всю их озлобленную хищную натуру, прикрытую легким флёром благочестия.
- Ну здравствуй, - широко псевдорадушно улыбнулся тот, на которого я, собственно упал и которого для себя окрестил Номер Один. Так улыбался Йен всегда, когда замышлял что-то настолько гадкое против людей, что вся его сущность ликовала. - Как жизнь?
Мое молчание означало бы то, что я чувствую себя загнанной в угол мышью.
- Вашими молитвами, - мотнул головой я, вкладывая в свои слова последние ошмётки достоинства.
- Сегодня чрезвычайно счастливый день, - покачал головой Номер Два. - Не находишь?
- Я бы даже сказал, долгожданный, -  продолжил обмен любезностями я, уловив краем глаза, что Номер Три уже подобрался вплотную ко мне с подозрительным ножечком.
Нет, убивать они меня не будут. Если бы им нужно было именно это, то я бы не висел здесь сосиской, на которую облизываются четыре голодных кота. Ну а поскольку самое худшее - смерть, значит я не в самом худшем положении. Этим я себя и утешил, почувствовав на своем запястье движение ножом.

+3

2

С моей руки начала небольшими алыми капельками стекать кровь. Медленно - кровотечением это никак не назовешь. Но мне это совершенно не нравилось, просто даже потому, что это сделало мерзкое человечишко, назначившее себя судьёй и гордо именовавшееся инквизицией.
Странно было то, что не прозвучало ни вопросов, ни предложений. Ну не может же быть такого, что ребятки просто решили поразвлечься? Я молча беззастенчиво изучал их лица, ничуть не скрывая ни презрения, ни ненависти к ним.
- Оу, я совершенно забыл поинтересоваться...Впрочем, я не сильно надеюсь на успех сего предприятия, но все же, может быть ты хочешь что-то сказать нам прямо сейчас? - вот он, вопрос, которого я ожидал. Вопрос, который одновременно стал и ответом для меня. Ну разумеется, для чего я еще был бы нужен этим гребаным овцам? Им нужна информация. Ибо убийство меня ничего бы им не дало, численность нелюдей значительно не уменьшилась бы. Вряд ли они знают, что этим сильно разозлили бы лидера реформаторов, и уж тогда Йен бы не ждал никакой подмоги и не выдумывал всевозможных стратегий - он бы просто рвал глотки. Я даже мысленно улыбнулся этому. По крайней мере, если мне прийдется здесь сдохнуть, то обидчики об этом оочень пожалеют.  Впрочем, о "сдохнуть" сейчас совершенно не думалось. Пока что я был грёбаным оптимистом.
- Разумеется, хочу, - хмыкнул я и, голову даю на отсечение, ни одна из этих тварей уж точно не поверила в то, что я прямо сейчас так вот просто расстанусь с известной мне информацией. - У меня необычайно сладкая задница. Уверен, вы в жизни такой не целовали, - таинственным полушопотом поведал я. - Можете расцеловать её прямо здесь и сейчас. - да, возможно, это было нахально и дерзко. Да, возможно, и не стоило лезть на рожон. Вот только какой прок сдерживать злость, если исход заранее предопределён?
Все четыре Номера согласно закивали, переглядываясь между собою - и вряд ли эти кивки означали их согласие облобызать мое мягкое место. Скорее, это был внегласный сигнал к тому, чтобы приступить.
Если бы я заранее знал, к чему, то предпочёл бы впасть в забытие сию же секунду.
Для начала мою спину обмазали какой-то дрянью, потом  Номер Два закурил и я даже хотел было набраться наглости и намекнуть на то, чтобы он поделился со мною, как вдруг этот грёбаный садист поднёс свою зажигалку к моей спине. То, что намазали они её каким-то горючим веществом - стало для меня очень ценным открытием...
Знаете, отсеченная кисть, простреленная нога - это такая ерунда, на самом деле... Когда чувствуешь себя марафонцем на кругах Ада, или по меньшей мере, привязанным к экипажу сзади и волочащемся спиной по сплошному ковру игл, то вышеупомянутые увечия становятся пределом мечтаний, если бы их можно было выбрать ,как альтернативу.
Я с силой сжимал зубы, я до крови искусывал губы, я глухо рычал, низко опустив голову. Но я не посмел попросить прекратить это. Потому что это ничего не дало бы - это раз, и это было бы унизительно - это два. А как хотелось... Когда рядом стоят четверо, а ты мучаешься и знаешь, что они в силах прекратить твои мучения - природа берет свое, инстинкт самосохранения орёт на ухо "Да взмолись же ты о помощи в самом деле! Дай им, что они хотят, и все прекратится".
Я молчал. Выхода не было.
Я не знаю, сколько бесконечных минут это длилось - обычно время в таких случаях кажется вечностью. Авторитетно заявляю - так оно и есть. Но слишком долго это не могло продолжаться - они бы не дали мне просто сгореть. Я нужен был им живой. И это в очередной раз обнадеживало.
Впрочем, какие глупости...Мой оптимизм медленно стёк капельками пота по лицу. Когда они поймут,что я ничего им не скажу, они меня убьют.
"Так скажи" - гаденько буркнуло что-то внутри. Не назову это внутренним голосом - ни-за-что. Такая продажная дрянь не может быть моим внутреним голосом. Так- какая-то залетная мыслишка.
Сука номер Три сладострастно втянула ноздрями запах палёной кожи. Нюхай тварь, когда-нибудь и ты познакомишься с этим запахом поближе, когда твои признаки половой принадлежности будут тихонечко шкварчать над костром отмщения.
Как же больно... Кол вам в задницу, это не больно - это ЧУДОВИЩНО больно.
Квартет молчал, видимо, ожидая, пока я прийду в себя. Накусите-выкусите, траханые овцы:
- Жарко у вас тут, - процедил я, стараясь придать голосу непринужденность. Херово вышло, ибо сдерживать в себе вопль от боли было по ощущениям сродни ,как будто зажимаешь яйца в тиски. Не пробовал, как это, но уверен, что похоже.
- Ты все равно не увидишь вашу мифическую революцию, - наконец отбросив лишнюю лирику, заговорила Сука номер Четыре. - ДАЖЕ если бы она состоялась... Но разве не лучше умереть достойно, не корчась от боли? Ведь все еще только начинается.
Я нацепил на себя нахальную усмешку. Она то и дело сползала, её нагло пыталась вытеснить гримасса мучения и страдания, но я был упрям.
- Подумай об этом, - Сука номер Два докурила и (я даже не сомневался, что будет ИМЕННО ТАК, эти овцы порой так предсказуемы) потушила бычок о мой лоб. Сущая мелочь, я ее даже не почувствовал  - спина вопила так, что заглушила бы любые пытки.
- Представь, как унизительно будет подохнуть кастрированным истерзанным куском мяса с осиновым колом в заднице... - и кто сказал, что Инквизиция голубых кровей? Лексикон у них был еще тот.
Я охотно верил в их обещания. И от этого хотелось сдохнуть прямо сейчас.
Сучий Квартет, переговариваясь о каких-то совершенно отстраненных вещах, будто бы не было только что чьей-то адской боли, будто они только-только покинули зал казино, вышли из подвала.
Со мною остался охранник - угрюмый малый, сидящий в углу моей пыточной камеры, вооруженный до зубов и явно не желающий терять бдительность хоть на секунду.
Паскудно. В такой Ж*пе мне бывать еще не доводилось. И еще паскуднее то, что из такой ж*пы живыми, видимо, не возвращаются.

+4

3

Следующий час, может быть, даже два, я занял свою голову препаршивыми самоедническими мыслями. Может быть, так легче будет сдохнуть - если я сейчас все проанализирую и сделаю вывод, что так тому и быть?
Во-первых, разумеется, в этой ситуации я не мог даже сердится на этих траханых конём инквизиторов - они даже пальцем ноги не пошевелили для поимки меня - я сам охотно прыгнул им в руки. А все почему? Правильно - потому что мне нехер было делать, потому что вместо того, чтобы днями муштровать себя у старины Скотта, я изволил развлечься под носом у паршивых овец, при этом вполне осознавая, что где-то по городу ходят особо опасные из них. Значит, я сам виноват. Значит, я самоуверенный, легкомысленный лентяй. Значит, прав был Йен - я недостаточно готов, раз никогда и ничего не могу предвидеть заранее. А чтобы предвидеть опасность, оракулом быть вовсе необязательно, достаточно обладать предусмотрительностью и благоразумием. АХ черт, какие полезные качества, и зря я их, видимо ,игнорировал.
Выйди я отсюда живым (ну это так,... чисто гипотетически), мне впору было стать проповедником благочестия. Уж я бы рассказал, что учеба полезнее праздного сигания по крышам; что благоразумие и предусмотрительность лучше, нежели импульсивность и порывистость, и вообще, что старших слушать порой бывает очень полезно.
Во-вторых, Тиу. Зачем я так настойчиво пытался испоганить этот непорочный цветок? И благо, что до этого не дошло.Сейчас мне вдруг впервые подумалось о том, что, открой я перед ней эту новую науку, я бы взял на себя ответственность.
В-третьих, Йен... О, Сила. О нем было думать больнее всего. Лучше бы мне было не иметь с ним никакого родства вовсе. Смерть рядового вампира - событие хотя и печальное, однако уж точно не личная трагедия. К сожалению, здесь мне не удалось ни в чем себя обвинить - выбрать родителей я возможности не имел.
Кап-кап-кап... Кровь по капельке покидала мое тело. Сейчас для меня это малоощутимо. Но ведь к утру запас крови в моем организме заметно поуменьшится. Я слабел. КРовь-это жизнь. И эта жизнь сейчас была песочными часиками - после последней песчинки некому будет перевернуть часы вверх тормашками и жалкое существование прервётся.
Никогда мне еще не приходилось мечтать о том, чтобы меня как можно быстрее покинула кровь. Может быть, я все же не доживу до утра?
Никогда мне еще не приходилось с такой легкостью и непринужденностью думать о смерти. Может быть, она проявит милость и изволит явиться, и тогда...
- "ни боли больше не будет, ни скорби, ни вопля. Ибо прежнее прошло" -  Эти слова  пробормотал охранник и захлопнул толстый фолиант, на котором я с трудом разобрал название - "Библия". Чертовски мило - зачитывать мне эту ересь. Впрочем, сейчас эти слова были продолжением моих мыслей, посему я лишь устало улыбнулся.
- Надейся, - хмыкнул я и уронил голову.

+3

4

Утро встретило меня премерзким лучом солнца в лицо. Нет, что вы,вампиры не превращаются в прах при попадании солнечных лучей на их нежную кожу...Но определенные неудобства это все же создает, в особенности когда положительно не чувствуешь спины, шея затекла, а крови в организме стало меньше. Добавьте к этому вполне естественную жажду вампира - и солнце станет незаменимым помощником в этих пытках.
Спал (или был без сознания) я весьма хреново. Я то и дело приходил в себя, потому что помимо спины ныло всё тело и расслабляться на присядках с поднятыми руками - то еще удовольствие.
Невовремя я очнулся. Лучше бы пребывал в счастливом неведении, что сюда уже прутся Все Четыре Суки, которые тащат за собой еще троих - никак молодняк на учения привели!
Улыбайся, шеф любит идиотов, это раздражает твоих врагов - услужливо шепнул мозг и я решил, что идея это весьма занятная. УЛыбаться получалось еще хуже, чем обычно. Ни радости, ни блаженства моя улыбка не выражала - это была явная тень вчерашних событий и паскудной ночи.
- Видите ли, - говорила сука Номер Четыре, (а может быть, вчера это был номер три - как-то плевать...) продолжая, видимо, начатую за пределами моей тюрьмы лекцию. - Боль для многих из нас - ничто. Мы -существа чрезвычайно выносливые. И болью мало чего можно добиться.
Да уж, ты, ссс*ка, по-любому бл*дь прав... Только ж какой демонской задницы ты тогда вчера меня поджарил?
- Однако, - вот вот, я знал, что здесь како-то под*еб точно будет. - Боль является маленьким приятным бонусом, так сказать, для нас, и - мощным ослабляющим волю фактором для них, - точно, таки это была не Сука номер Четыре, вчера я ей присвоил второй номер, поскольку он снова затушил о мой лоб свою сраную треклятую сигарету. Это становится доброй традицией.
Ко мне приблизился на этот раз точно Четвертый Номер, с тем же ножом, и снова сделал надрез на запястьи, поскольку вчерашний с горем напополам слегка затянулся и кровь из него уже не капала. На этот раз надрез был глубже и точнее - кровь потекла гораздо быстрее, что заставило мои ноздри начать непроизвольно раздуваться. До меня, кажется, начало доходить, что они задумали. Надрез на втором запястье уверил меня в  моей правоте. И это тоже было препаскудно. Впрочем, все, что здесь происходило, было скверно - как же иначе?
Далее я предпочту не описывать, какие именно ощущения вызвали во мне действия инквизиторских скотов, ибо слова для этого подобрать чрезвычайно сложно, а если бы и можно было бы подобрать, то ничего, кроме позыва к рвоте они бы не вызывали.
Твари изволили заняться искусством прямо на моей спине, как если бы она была холстом, а их ножи - мягкими податливыми кистями.
Я даже пытался угадать, что же они там рисуют - так, чтобы ПОПЫТАТЬСЯ занять свой мозг чем-то кроме вопящих в нем сигналов о боли. Вот Йен, например, на запотевших зеркалах после мыльных процедур рисует человечков с колами в простите мне мой французский ж*пах, догадываюсь, что это символизирует милую его сердцу казнь этих паскуд-инквизиторов...
Потом я пытался уйти в себя и не вернутся. Кстати говоря, успешно. Не знаю, на какое время прекратились мои мучения, как скоро мои палачи заметили, что голова моя поникла. Для меня время забытия, разумеется, продлилось какую-то жалкую секунду. Под нос мне услужливо впендюрили нюхательную соль и я пришел в себя. Спасибо, дорогие, вы чрезвычайно любезны. Вам учтётся.
Я наивно полагал, что они сейчас приступят к какому-нибудь другому виду пыток... Но нет - далась им моя спина!! Мне кажется, они играли на ней в крестики-нолики...
Прошло не менее получаса, прежде чем одна из Сук снова предложила побеседовать.
- Кол вам в задницу, - уже менее дружелюбно, чем в прошлый раз, ответствовал я и тутже поспешил мысленно пожалеть о том, что когда-то сто лет назад родился в этом суетном мире...
Мне на ногу ласково положили (я выражаюсь иносказательно, надеюсЬ, это понятно?) какую-то ОЧЕНЬ тяжелую штуку. Похоже было на металлический ящик, запаянный со всех сторон. Что утрамбовали внутрь, чтобы он возымел такой вес - навсегда останется загадкой. Но захрустела моя ступня весьма недвусмысленно. Я даже опасался подумать о том, на что она будет похожа после того, как ящичек уберут.
Не больно-то вы изобретательны, господа, - где-то внутри себя съехидничал я, неубедительно так и нифига не язвительно.
Надеюсь, также не стоит  пояснять, НАСКОЛЬКО больно мне было. Да и назовешь ли вообще болью это ощущение? Какого хрена еще не придумали такого слова, которым это можно было бы охарактеризовать?
Палачи удалились и сей факт меня даже не обрадовал. Это значит я опять пробуду здесь н-ное количество часов с этой фиговиной на моей ноге, которую я уже даже не чувствовал (мне начинало тошнить от одной только мысли, во что ТАМ превратились кости - жалкие осколочки - не больше), а потом они снова вернутся и, возможно, в следующий раз я не досчитаюсь, скажем, уха. Хотя нет, это слишком просто. Наверное, мне что-нибудь выжгут. Глаза, например.
Какое сс*ка счастье, что природа не наделила меня способностью испытывать страх... Сейчас я, как никогда раньше понимал, что это оказалось спасительным фактором. В ином случае я бы просто съехал с катушек.
Хотя, наверное, уж лучше бы съехал...

+3

5

Вернулись господа как раз вовремя. Для них, разумеется. Для меня напротив - некстати. Я уже собирался мирно подохнуть и сим избавить себя от дальнейших мучений. Крови во мне стало, наверное, вполовину меньше, потому что на полу под руками были две недурственные алые лужицы.
Но нет, угадали, сволочи траханые кентаврами...Явились.
Убрали ящик с ноги. Спасибо, не стоило. Я уже привык.
Достали бутылку...АХ черт! Я узнал собственное вино!  О том, каким образом оно оказалось у инквизиторов, я даже думать не начинал - занятие бесполезное, вариантов масса, ибо мои вина не являются каким-то таинством, секреты которого не продаются и не выдаются под страхом смерти.
Секунда-другая, и перед моим носом бокал со "Сволочью". Я отлично помнил вкус этого божественного питья! Слаже его ничего нет! Даже кровь дественницы не так сладка! Глаза мои будто пелена застелила - теперь не существовало ничего вокруг - только я, моя жажда и бокал отменного вина.
О, я авторитетно заявляю - боль ничто, даже если вам отрежут все, что только может быть отрезанным, ничто по сравнению с жаждой, когда в вашем организме крови с каждой минутой все меньше и меньше, когда сил нет никаких в принципе, когда боль становится привычным состоянием за какие-то жалкие сутки, и главное - когда прямо перед носом (и ты способен слышать этот щекочущий обоняние аромат!) такая вожделенная субстанция!
- Всего лишь имя и место, -лаконично напомнил Сука Номер Какой-то там...
О, я продал бы душу дьяволу, если бы тот существовал, за глоток крови.
Ребята знали своё дело. Ребята знали, чем меня купить.
Это было так просто, так коротко - всего лишь имя - Йен, и адресс генштаба... И всё.
Мои глаза налились остатками крови, я облизывал языком сухие шершавые губы. И молчал.
Мне так, черт подери, стыдно, что я пытался уговорить себя пойти на их условия. Я ЗАСТАВЛЯЛ себя открыть рот и заговорить...
Но, видимо, преданность единственному родному существу была сильнее инстинктов. Она была вытатуирована на сердце, ею был пронизан мой мозг от "А" до "Я".
Если и было что-то сильнее Жажды (о желании жить речи не шло - на нем я давно поставил жирный крест) - то это только верность Йену.
- Да... - я цедил сквозь зубы каждое слово, ведь оно давалось мне с таким трудом! Готов поклясться, все семь пар ушей оттопырились от внимания! - Да... Да пошёл ты....
В довершении всего мне осталось лишь эффектно подохнуть. Но я в очередной раз ушел в отключку.

+4

6

Какого хрена?
Я открыл глаза.  На этот раз я был в отключке куда дольше, поскольку в окошке не видно было света.
- Сколько сейчас времени? - поинтересовался я у охранника, пытаясь сделать для себя вывод, придут ли сегодня палачи, или у меня опять-таки есть время до утра, чтобы сдохнуть.
- Без пяти семь, - буркнул охранник, бросив на меня настороженный взгляд.
Я тогда еще подумал, что есть в этом всем что-то странное. Не понимал, в чем именно. Нет, таки во всем. В том, как темно за окном для семь часов вечера, в том, как я себя ощущал, в том, как охранник сам нервно глянул на часы, будто бы время для него было существенной деталью...
Твою мать! Я чувствовал силу! Сложно  описатЬ ,как именно - я ведь не маг, и видимого проявления сверхъестественного как такового в нас, вампирах, нет. Но я это чувстввал каждой клеточкой своего изможденного тела. Стало быть, я могу трансформироваться! Я попробовал сжать себя в маленький комочек-  и это начало получаться, но я тут же вернул себе прежнюю форму - нельзя, чтобы охранник этг заметил, ведь он вооружен до зубов, а я не знаю, хватит ли мне прыткости и сил сейчас успеть выпорхнуть в окно.
Ну же, дорогой, давай! Достань свой вчерашний фолиант ереси и уткни в него свой взгляд. Мне нужно всего лишь пять-десять секунд. Давай же, тебе же скучно просто так на меня смотреть...
Идея родилась тут же. Разумеется, он не будет столь внимателен, если я уйду в отключку. Я театральным жестом уронил голову, приоткрыв один глаз так, чтобы этого не было заметно из угла моего надсмотрщика.
И верно, достал сначала фолиант, а потом полез в сумку еще за чем-то. Мне это было малоинтересно. Я ухватился за последнюю надежду, как за соломинку. ТАК быстро я еще никогда не превращался в мышь. Я даже не успел ничего почувстввать - ни как сжимаются, словно лист бумаги в комок, мои мышцы, как ненужная масса словно высвобождается в никуда...
О Дьявол, где бы найти еще достаточно сил... Хотя бы чтобы выпорхнуть в окно.
Видимо, в такие моменты сила находит какие-то альтернативные источники, наполняя измученное тело энергией и ловкостью. Я во мгновение ока оказался в окошке протискивающимся сквозь решетку, краем глаза заметив, что глаза охранника, опустощающего некую странную колбу, округляются.
О, как я вовремя протиснулся наружу! Еще секунда - и не представляю себе, что со мною было бы! Внезапно вернувшаяся сила также внезапно меня покинула!  И  это было стрёмно. Не так стрёмно, конечно же, как если бы я все еще оставался там, внутри, прикованный к стене...Но всё же теперь еще оставалось под вопросом - смогу ли я дошкребсти ХОТЬ КУДА-НИБУДЬ прежде, чем меня снова схватят и вернут на место.
ЖАлкая попытка...
Но я отказывался верить, что провалил сообственный побег. Я вгрызался в землю, я цеплялся ногтями за нее и полз. Как для обессиленного объекта пыток, полз я вполне шустро. Видимо, Сила оценила мои стремления и  вернулась, хотя я уже и не верил, что это случится. Я не замедлил трансформироваться и взлетел. Эти процессы отзывались в теле уже привычной болью, но что мне было до них, когда вдруг появился шанс, о котором я уже и думать не смел?
Я взмыл в небо, как можно выше, насколько мне позволяли остатки силы.
Я летел не оглядываясь минут пять, пока не почувствовал, что еще несколько метров и я рухну камнем вниз.
ПРишлось приземлиться и вернутся в тело, которое мне было жизненно необходимо дотащить до Гетто.
Куда дальше? Домой?
Нет нет нет, Йен не должен этого видеть, Йен не должен этого знать. На его веку хватало прочих мерзостей, добавлять свою долю в его котёл неприятных сюрпризов - совершенно немилосердно.
Выбор был, увы, невелик. Как я ни пытался убедить себя, что есть другие варианты и к этому, оставленному на самый крайний случай, можно не прибегать...Но нет - он был единственным. Тиу - единственная, кто сделает все с кротким молчанием и усердием истинного целителя, от кого потом не доползут слухи о моем нынешнем состоянии до Йена... Прости, малышка, вряд ли ты с садистским удовольствием будешь любоваться моей изуродованной спиной, которую даже я сам предпочел бы не видеть, раздробленной стопой, перерезанными венами, лбом со следами затушенных об него сигарет и глазами, красными от Жажды.
=======>Старый особняк Тиу

+3

7

========>Особняк на окраине гетто
Возможно, возвращаться сюда было в высшей степени глупостью. Возможно, меня здесь ожидало бы очередное дерьмо. Возможно ,я еще вчера пообещал себе, что больше ни в какое дерьмо не вляпаюсь.
Но ведь возможно и то, что здесь я смогу откопать какие-нибудь весьма ценные сведения? Ведь не так много информации у нас непосредственно о самой инквизиции, да и не каждому предоставиился такой "уникальный шанс" с ней близко познакомиться. Если бы встреча эта была приятной, я бы даже гордился ею, но поскольку сулила она мне в перспективе кастрацию и кол в заднице, то я бы предпочёл о ней забыть.
Но черти, неугомонные, непоседливые черти, таки несли меня сюда, хотя что-то внутри мне и подсказывало, что глядеть на место собственных пыток - последнее удовольствие...
Увы, желание сделать в этой жизни хоть что-то полезное перевесило все здравые доводы. Опять-таки, узнай об этом Йен - сидеть мне до скончания революции в кандалах. Но Йен, милый мой братец, был несведущ в моих "проказах", а значит и спокоен за меня.
На этот раз я был предельно аккуратен (к тому же, мне везде мерещилась грёбанная Скоттова трость...), я двигался бесшумно и незаметно, я сам собой гордился, подкравшись к дому и не издав ни одного звука (о да, я вслушивался, оценивая свое мастерство).
Я притаился в кустах на заднем дворе дома и напряг все свои органы восприятия, пытаясь уловить звуки, исходящие из дома. Но меня встретила подозрительная тишина. Я подкрался ближе. Результат был тем же.
Тогда я в считанные секунды вскарабкался на дерево, поскольку  одна из его прочных ветвей была в аккурат напротив окна второго этажа. Но и там меня ожидало разочарование - я разглядел комнату. Она была пуста. И не было никаких сомнений в том, что и весь дом также пуст.
С одной стороны, мне слабо верилось, что из-за меня, первого попавшегося рядового, так сказать, вампира, сбежавшего из их пыточной камеры, Сука Номер Какая-то Из Них сменила место жительства. (О том, что это вобще мог быть их штаб я и подавно не думал - все было бы слишком просто и открыто). Но с другой - я ведь конкретно дал понять, что я не просто нейтральное незаинтересованное лицо, а ярый верный реформатор - не будь я им, к чему мне было скрывать "Имя и место", так настырно вопрошаемое инквизитором. Поэтому я, сбежав, вполне мог привести сюда, в этот дом, наших для дальнейших разборок.
По сути, я был не только самонадеянным глупцом, когда сегодня сунулся сюда, но и просто полным балбесом... ДЕйствительно, если бы здесь было что-то важное, то никто бы не стал дожидаться того, чтобы мы, вампиры, это "важное" накрыли. И ведь таки было. А может бытЬ, Инквизиторские мрази просто на всякий случай замели следы?
Нет, у них не бывает ничего "просто".И теперь мне оставалось только сожалеть о том, что я не вернулся сюда сразу же, как только набрался сил.
Правильнее, конечно, было бы СРАЗУ же оповестить Йена, он бы быстро скоординировал бы группу, организовал бы все точно, стратегически верно - и возможно, это мероприятие имело бы определенный успех. Но нет... Даже если бы это принесло бы ОГРОМНУЮ пользу партии, не уверен, что моё тогдашнее состояние не причинило бы вреда рассудку Йена. Нервы у братишки не к чёрту.
Я не успел довести свои умозаключения до конца, как что-то с премерзким звуком стукнуло меня по спине...

+2

8

Первой мыслью было - Инквизиторы. Настигли сссуки. Выследили. Дождались.
Но когда мой мозг наконец идентифицировал удар со вчерашними, я чуть не взвыл от досады!
- Скотт! - если возможно выть шопотом, то я сделал именно это, причем с досадой стиснув зубы.
- Я уже, стыдно признаться, восемьсот семьдесят шесть лет, семь месяцев и одиннадцать дней Скотт, - бодро отчеканил старик. (с трудом поворачивается язык так его называть, но таки возраст его меня к этому обязывает) - Ошибка номер раз, - невозмутимо продолжил он, будто сейчас вовсе не нарушил мои планы (или не мог бы их нарушить). - Даже если ты не слышишь вокруг никаких шорохов, это еще не повод давать послабление своим глазам. Они должна обозревать все в радиусе 360 градусов. Это понятно?
Я обиженно засопел. Как позорно попался! Ведь выходит так, что он всю дорогу за мною следовал, а я, беспечнейшее создание, ладно бы не услышал - Скотт умеет передвигаться абсолютно бесшумно, - дык и не увидел! А шли мы не всегда чигирями, мне доводилось и на чистые переулочки выскакивать. Я был вынужден признать его правоту, хотя ой как не хотелось.
Трость вампира снова приземлилась на мою спину.
- Ты заснул, дружище? - напомнил о своем вопросе Скотт.
- Понял, - недовольно буркнул я, уже понимая, что это еще не конец списка.
- Хорошо. Мы еще как-нибудь закрепим этот урок, - кивнул учитель. - Ошибка номер два, - трость стукнула меня, видимо, авансом.- Если ты пытаешься кого-то выследить, то САМЫЙ тупой способ - это тот, которым воспользовался ты. Только слепой мог не увидеть черное пятно в окне. Поэтому, либо маскируйся, либо не приближайся так близко к объекту наблюдения,- Скотт наконец спрыгнул с дерева, я же остался вверху, надеясь, что таким образом он сегодня не будет больше применять ко мне физические наказания. Но нет - подлый старик подпрыгнул, дернул меня за ногу, и очень скоро я таки оказался с ним на одном уровне. Еще больше сердитый и насупленый.
- Ошибка номер три, - драконьи яйца, сколько их еще?! - Ты практически безоружен. А пришел сюда, как мне кажется, не с самыми мирными целями. А даже если бы и с мирными, время сейчас неспокойное, поэтому ты ВСЕГДА должен быть вооружен если не до зубов, то хотя бы до пояса.
Когда Скотт перечислял мне еще пятнадцать моих ошибок,  я лишь уныло кивал в ответ, грешным делом думая, что жил мой наставник слишком долго и что ему уже явно пора почивать с предками. И начать лучше прямо сейчас.
  Наконец произенся такую долгожданную фразу, что у него на сегодня всё, Скотт как-то черезчур уж хитро заулыбался мне, и при следующих его словах я уже понял, почему мне эта улыбка сразу не понравилась:
- НУ а теперь, дружок, рассказывай, что это за дом и почему он тебя так заинтересовал.
=======>Старый особняк на окраине гетто

+2


Вы здесь » Пандемониум » Улицы Лондона » Особняк неизвестной личности