Пандемониум

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Пандемониум » Улицы Лондона » Подвалы Инквизиции


Подвалы Инквизиции

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Где они находятся, и сколько еще таких помещений находится по всему Лондону - загадка, известная лишь тем немногим, кому посчастливилось входить в особо превилегированную касту Инквизиторов.
Собой же это место являет подвальное помещение, в котором мог бы удовлетворить свои фантазии даже самый изобретательный любитель пыток. Все, от банальных игл под ногти и "испанских сапожков" до крюков и "железной девы" имелось в арсенале Инквизиторов, что явно свидетельствовало о том, что церемониться с нелюдью они не привыкли. Так же, как потертость многих орудий пыток свидетельствовала о том, что применялись все эти "игрушки" далеко не единожды.
В центре же помещалось несколько грубых стульев - для "обвиняемых" и несколько мягких кожаных кресел - для "судий". Милейшая обстановка для беседы, одним словом.

0

2

Улицы Лондона ======>

До чего же омерзительно приходить в себя от резкой боли! Голова после удара (похоже, что рукоятью револьвера) соображала плохо, и Йену понадобилось некоторое время, чтобы понять, что боль ему причиняет овца в белом халате, которая суетилась у его ног. Обе штанины были разодраны, чтобы не перекрывать эскулапу доступ к ранам, ботинки и вовсе сняты - а значит, вместе с ними и ножи. Маклин ненавидел, когда кто-то ковырялся в его теле, предпочитал всем ранам давать заживать самостоятельно, и к Целителям обращался лишь в крайних случаях, а уж когда это делает овца.. Йен глухо зарычал, понимая, насколько жалко и беспомощно это сейчас выглядит, но врачеватель дернулся. Он не был Инквизитором - по его лбу стекали мерзкие частые капли пота - он до смерти боялся своего "пациента". Однако же, Маклин все еще не ощущал в себе прежней силы, а значит, тварь где-то поблизости.
И правда - стоило перевести взгляд от "доброго доктора" прямо, как Йен увидел и его самого - Инквизитора. По всему - по костюму, по манерам, по чертам лица - можно было узнать в нем человека с положением и достатком. Да и эскулап, обращаясь к нему, подобострастно проблеял "Лорд", а значит, вампир не ошибся. Вот значит, какие шишки подаются в Инквизиторы.. Мало становится лисьей охоты, хочется добычи посильнее? От этих мыслей вампир снова задергался, но безрезультатно - к стулу он был привязан накрепко, а сам едва ли был сильнее подростка. Зато скальпель в руках врача дернулся, принеся новую порцию боли. Суки, они даже и не подумали применить хоть какое-то обезбаливающее, прежде чем выковыривать из него свои дрянные пули!
Чтобы отвлечься от малоприятных ощущений, Йен принялся рассматривать врага. Светлые волосы, аккуратно уложенные на идеально гладкий пробор, светло-бежевый костюм по последней лондонской моде, рядом на кресле небрежно сложены цилиндр, перчатки и трость. Его можно было бы принять за обычного денди или политикана, если бы не его воздействие на вампира. И то, как он на него смотрел..
- Надеюсь, мистер Маклин, вы не сильно расстроитесь, что вами занимаюсь, а не.. - палец блондина ткнул вверх, - лично начальство? Знаете, на всех мразей, вроде вас, времени не напасешься, а наш босс человек занятой.. - С этими словами Инквизитор достал из жилетного кармана золотой портсигар и кивнул вампиру. - Закурите? Ей-богу, вам осталось жить так немного, что мне даже не жаль потратить на вас хорошую сигарету.
Сам вставать Лорд, конечно, не стал - кивнул, откуда-то из тени тут же бесшумно появился слуга, аккуратно извлек из портсигара сигарету и бесстрастно вставил ее в рот вампиру, щелкнув зажигалкой. Что же, это, конечно, не опиум и не морфий, но немного легче Йену стало. Думалось о разном. Например, о том, зачем лекарь возится с его ногами, если его все равно прикончат. О том, что будет с партией без него, а особенно - с малышем. О том, как далеко зашел в своем предательстве Томас, и как много знают Инквизиторы. О том, что даже в его смерти можно найти какой-то плюс - потеряв лидера, братья могут озвереть, а его имя станет чем-то вроде оброненного знамени, которое кто-то непременно подхватит.. Как оказалось, на все эти вопросы Йену полагались исчерпывающие ответы, хотя он и продолжал хранить молчание.
- Вам, наверное, интересно, зачем доктор Браун занимается вашими грязными ногами, мистер Маклин? - Заговорил Лорд таким тоном, словно находился где-то на светском рауте и говорил о результате последних скачек. - Вы нам временно нужны относительно целым и здоровым. А на регенерацию, уж простите, в моем присутствии, у вас никак сил не хватит. - Блондин криво улыбнулся и продолжил. - И пока вы не нарисовали себе радужные картины того, как из вас сделают святого мученика, погибшего от лап Инквизиции, поспешу вас разочаровать - этого не случится. Нет, вы все равно сдохнете, ничего другого такая падаль, как вы, не заслуживаете, но совсем не так красиво, как вам мечтается. - Кажется, Инквизитор получал истиное удовольствие от того, о чем говорил - наверное, так же он сам, Йен, говорил со своими врагами. Достойный соперник, как жаль, что в глаза ему удалось заглянуть лишь на пороге смерти.. - Корона, знаете ли, не поощряет наши действия, так что мы тоже в некотором роде вне закона. А вот теперь намерены поступить строге по букве этого самого закона. - Блондин наморщил свой красивый лоб, словно пытался что-то вспомнить, но уже в следующей момент его полноватые губы растянулись в неприятной улыбке. - Не прочитаю - увы - на память пункт Договора, но, помнится, за умерщвление знатных особ вам полагается смертная казнь, мистер Маклин. Так что вместо мученической смерти примете вы позорную смерть от рук "овец" перед толпой таких же "овец", которые будут плевать на вас, кидать в вас тухлые яйца и гнилые овощи, смеяться, когда ваша кровь потечет по плахе.. - Лорд картинно поморщился и продолжил невозмутимо курить. - Скажите, а вы правда расчитывали развалить все то, что строилось века, одним своим звериным натиском? Всерез верили в братскую сплоченность, что даже среди вас не найдется того, кого можно будет банально купить? Какой же из вас лидер, мистер Маклин! - Блондин зашелся в неприятном (для вампира) смехе, после чего продолжил разглагольствовать. - Вы посмешище, мистер Маклин, и умрете на потеху публике. - Цинично скривив губы, резюмировал Лорд и резко поднялся с кресла. - Доктор Браун, у нас, конечно, уже не Средневековье, но, думаю, нашего пациента все же спасет только кровопускание.
Йен еще не успел понять, что означают эти слова, и почему Лорд так спокойно оставляет его одного с этим слабым доктором, когда из тени вновь вынырнул слуга и занял место рядом с креслом, где до этого сидел блондин. Все ясно, он тоже принимает сыворотку, поэтому его и оставят сторожить будущего агнца. Но при чем тут кровопускание?..
Это объяснилось очень быстро - закончив с ранами на ногах и даже туго забинтовав их, эскулап ловко сделал надрезы на венах Йена. Все ясно - до наступления сумерек (а именно тогда, несомненно, состоится казнь) вампир будет представлять собой настолько плачевное зрелище, что даже кандалы и веревки на нем будут излишними.

=======> Тауэр

+3

3

<====Лес за пределами гетто

Эдмунд до утра пробыл в одном из многочисленных подвалов Инквизиции. Его раны были перебинтованы, и он неторопясь застёгивал белую рубашку. В комнату зашёл доктор, который промыл и перебинтовал его раны. Большой острый нос, хрупкие очки с круглыми стёклами, и хитрая ухмылка.
-Ну что, болят раны? Над тобой все Инквизиторы теперь посмеиваются, так что не советую показываться им на глаза. Наверное, это первый случай, когда Инквизитор забыл принять сыворотку.
Эдмунд кинул презрительный взгляд на доктора.
-Про тебя ещё говорили, что ты последний трус, раз носишь маску и боишься заглянуть жертве в лицо. Ну или в морду, какая разница.
Переодевшись, Эдмунд поспешил к выходу, не желая слушать провокации доктора. В Инквизиции есть богатые, знатные люди, а есть отбросы, которые по какой-то причине хотят убивать нелюдей - просто жажда убивать или личные мотивы, никого это не волнует.  Оказавшись у двери, Эдмунд всё же ответил доктору.
-Тем не менее, я, наверное, единственный, кто взглянул в жертве лицо и почувствовал боль от её когтей.
======> Дом Эдмунда

Отредактировано Эдмунд Кроссфайр (2010-08-03 14:45:47)

0

4

Улицы гетто ====>

Из провала на вампира пахнуло сыростью и землей. Клод спустился по шаткой лестнице и оказался в непроглядной темноте. Полагаясь больше на свою память, нежели на зрение вампира, Клод быстро пошел вперед по знакомому пути, из-под его ног с писком разбегались крысы, коих здесь было предостаточно… Постепенно ход расширился. Вампир знал, что дальше коридор заканчивался дверью, за которой неустанно дежурила стража
Когда земля под ногами сменилась каменными плитами, Клод на ходу протянул правую руку в сторону и дотронулся до земляной стены - совсем скоро он ощутил под своей рукой пустоту. Клод свернул в боковой ход. Здесь ему пришлось пригнуться, чтобы не задеть головой низкий потолок. Уже через пару минут вампир стоял перед массивной дверью, ведущей в, пожалуй, одну из самых страшных комнат в подвалах Инквизиции…
В пыточной тяжелой пеленой висел запах застарелой крови – слишком много ее пролилось в этих стенах, впиталось в грязный пол, въелось в орудия палачей. Сложно было сказать, сколько людей и вампиров закончили здесь свою жизнь. Прогнав неприятные мысли, Клод осторожно выскользнул из пыточной в коридор. Цель его находилась дальше…  Он был уверен, что Джулиан мертв, но чтобы проверить его нужно было добраться до так называемого морга. На деле этот морг представлял собой большую круглую комнату, куда прямиком от палачей относили тела. Когда тел накапливалось достаточно много, их сжигали.
Как Клод и рассчитывал, охраны здесь не было – слишком уж тяжелый дух исходил из морга. Дверь в эту комнату смерти никогда не запирали – мертвые не убегут. В ноздри вампира ударил отвратительный смрад, и Клод поспешил задержать дыхание. Прикрыв рукавом рубашки лицо, вампир осторожно переступал через трупы и всматривался в изуродованные лица. В одном из тел он опознал Джулиана  -  десятник Йена не пережил этой ночи в подвалах палачей.
«Йен… - мысленно позвал Клод. – Джулиан мертв. Мне жаль»
Пора было возвращаться. Судьба и так была благосклонна к нему слишком долго...
До пыточной оставалось несколько шагов, когда Клод ощутил неприятное, давящее чувство, которое могло быть вызвано только сывороткой. Инквизитор! Чертыхнувшись, Клод попробовал проскользнуть в дверь раньше, чем он наткнется на Инквизитора, где бы тот ни был. По иронии судьбы, палач оказался в пыточной… Раздался выстрел. Клод метнулся в сторону, но не успел.

+2

5

Щенку неоправданно везет. Сначала успешно ушел живым от вампиров (не молодняка! Старших, бывалых кровососов), затем избежал приведения приговора суда в исполнение из-за халатности молодых Инквизиторов, более того - умудрился выжить на враждебных улицах гетто, и набрался наглости заявиться сюда, в святая святых Инквизиции. Хотя палач стрелял рефлекторно, не ставя себе цели оставить младшего Нормана в живых, ему это удалось - у молодого вампира было пробито легкое, но для этих тварей такое ранение не являлось смертельным. Похаркается кровью и начнет регенерировать.
Инквизитор не без удовольствия рассматривал скорчившегося на полу кровососа - даже удивительная живучесть не избавляет этих тварей от боли. А впереди у него еще больше боли... В пыточной, кроме Инквизитора, были еще двое охотников, им-то он и велел усадить кровососа в кресло. Удобное такое железное креслице, с крепкими ремнями и шипами на подлокотниках. В обычном состянии можно удерживать ладони на весу, но вот когда бьют или прикладываются каленым железом к спине, поневоле вцепишься в подлокотники.

- Ну надо же - старый друг! - Небрежно растягивая слова, начал Инквизитор, когда Клод был надежно зафиксирован. - Заскучал по прежней работе или потерял близкого друга на нашей свалке? А мы тут, знаешь ли, с ног сбились, разыскивая тебя. Особенно твой отец - очень его расстраивает, что доверие к нему пошатнулось. Даже одна черная овца вполне может испортить превосходное белоснежное стадо...  - - На этом Инквизитору говорить, видимо, наскучило, потому что он небрежно взмахнул рукой, и по его команде один из охотников тут же размашисто ударил вампира по лицу. Палач неспешно подошел к жертве и брезгливо макнул пальцы в кровь, показвшуюся на его разбитых губах. - И это твой новый смысл жизни, щенок? Похоже, тебя плохо воспитали, мальчик, плохо вложили в твою голову доктрины Инквизииции. Иначе ты сам перерезал бы себе горло, избавив общество от такой мрази, которой являются нелюди. Но раз ты не захотел умереть по-хорошему - будет по-плохому. Ночь впереди долгая, сначала тебя ждет много боли, а потом - приятный, теплый рассвет. Ты еще помнишь, как больно бывает новообращенным на солнце, Норман? Теперь прочувствуешь это на своей шкуре. - Еще один взмах руки - и новый удар. Ночь действительно грозила затянуться...

+2

6

Клод с ненавистью смотрел на Инквизитора и замерших подле него охотников – слепо преданных псов, готовых разорвать вампира на части по приказу своего хозяина. Палач явно упивался своей властью, наслаждаясь каждым произнесенным словом, каждой отпущенной в адрес вампира насмешкой, и предвкушая интересное зрелище, которое вот-вот должно было разыграться…
По взмаху руки Инквизитора охотник нанес первый удар… Клод дернулся, невольно опираясь руками на подлокотники, и тут же его ладони обожгла сильная боль. Стиснув зубы от боли, Клод молчал. Он не желал доставлять удовольствие палачам. Будь у него такая возможность, разорвал бы горло каждому, кто находился в этой комнате... Инквизитор снова взмахнул рукой, и тут же последовал еще один удар.
Пересиливая боль, Клод оскалился, и охотник, не дождавшись приказа Инквизитора, ударил его, А потом еще раз, и еще… Пес палачей определенно получал от этого не меньшее удовольствие, чем его хозяева.
- Хватит, - наконец, произнес Инквизитор, и охотник, повинуясь приказу, послушно отвел уже занесенную для очередного удара руку.
Палач приблизился к вампиру, с удовлетворением отмечая взглядом разодранную в лохмотья кожу на руках своей жертвы. С непередаваемым выражением брезгливости Инквизитор схватил вампира за волосы, заставляя его смотреть на себя. Некоторое время служитель рассматривал залитое кровью лицо бывшего сотоварища, а потом с силой ударил вампира головой о спинку пыточного кресла, так что у Клода потемнело в глазах.
- На крест его… - донеслось до вампира. – Вскройте ему вены. Пусть Оливер увидит, во что превратился его сын.

+2

7

Улицы гетто ===> Генштаб партии Реформации ===>

Самое мерзкое, что только можно придумать - это ожидание. Изматывающее бездействие, секундные стрелки, вообразившие себя часовыми, и даже сам воздух, кажется, становится вязким, словно кисель, ничуть не двигаясь и создавая иллюзию полной остановки времени. Двадцать вампиров томилось сейчас у неприметного здания, где находился один из тайных ходов в Подвалы Инквизиции. Двадцать пар глаз нетерпеливо смотрели на своего командира, и в каждой был написан один и тот же вопрос: почему мы медлим? На самом деле вопрос был не один, к нему примешивались еще и другие, менее конкретные: кто этот парень и откуда он знает про секретный путь в Подвалы? То есть то, о чем могут знать только Инквизиторы. Озвучить вслух этот вопрос осмелился только Фрэнк, но Йен только огрызнулся неразборчиво, и молодому вампиру пришлось отстать. Кроме самого Маклина о прошлом Клода знал только Йохан, но это было равносильно тому, что поведать секрет кирпичной стене.
Йен был не до конца честен с Норманом - даже если парень сообщит ему о смерти Джулиана, вампиры все равно пойдут штурмом на Подвалы. Нет смысла ждать, заразу надо искоренять, как только находишь источники ее распространения. Но, разумеется, делать это, пока Клод находился внутри, было неразумно. Поэтому и ждали. Продолжили ждать и после того, как Маклин услышал зов молодого вампира - это были даже не слова, скорее расплывчатые образы, едва заметно вкрадывающиеся в сознание Йена. Свалка из тел, в одном из которых Маклин смог узнать австрийца, хотя и не без труда - и лицо, и тело были изуродованы пытками и истязаниями. Покойся с миром, брат, твой характер был далек от идеала, но все же ты был верным псом Революции...
Однако, время шло, но ничего не менялось. Клод не появлялся, и Йен все больше убеждался в том, что идея действительно была самоубийственной. Почему он позволил? Почему не настоял на своем? Теперь, если с мальчишкой что-то случится, виноват в этом будет он, Маклин. И едва ли можно расчитывать на то, что Инквизиторы подарят бывшему коллеге легкую смерть...
На долгие раздумья перед принятием решения не было времени. Йен резким движением затушил сигарету (которую за последний час?) и нетерпеливо махнул рукой в сторону входа - похоже, весь план в очередной раз сводился к банальному "заходим и убиваем всех". О том, что убивать Инквизиторов - совсем не то же самое, что резать беззащитных овец, никто не думал - все знали на что шли. И даже если половина останется навсегда в этим проклятых подземельях, они отдадут свои жизни не зря.
- Фрэнк, ты поведешь одну десятку на нижний уровень. Вторая идет со мной. Йохан - ты тоже. - Говорить последнее было необязательно - в бою шотландец всегда был второй тенью Маклина, оказываясь в нужный момент третьей рукой и еще одной парой глаз. Но сегодня даже это не давало гарантии на успешное возвращение назад.
Пожалуй, будь у Йена более богатое воображение, оно рисовало бы ему Подвалы Инквизиции более живописно - скелеты, сиротливо приютившиеся у стены, кости, хрустящие под ногами, лужи крови, из которых, словно кошки молоко, лакают крысы, и зловещие шорохи и скрипы на каждом углу. Но реальность была такой же прозаичной, как и фантазия Маклина - сырые коридоры, разобраться в хитросплетении которых, пожалуй, мог только тот, кто бывал тут уже не раз. И уж точно не в качестве гостя. Йен же даже не мог с уверенностью сказать, здесь ли он побывал, когда его повязали Инквизиторы. Впрочем, это не имело значения - долг платежом красен.
Первый бой завязался  еще у массивной двери, у которой дежурила стража - все они были оснащены сывороткой, что вампиры успели прочувствовать на своей шкуре заранее. И все же эффект неожиданности сыграл свою роль, и скоро охрана уже была повержена, а бойцы смогли продвинуться дальше. Фрэнк быстро нашел лестницу, ведущую вниз - один Дьявол знает, что находится там, можно только пожелать блондину удачи - а Йен повел свою десятку дальше.
Стоит отдать палачам должное - они появились тихо, незаметно, атакуя вампиров сразу со всех сторон. Кто-то из братьев тут же вскрикнул, хватаясь за простреленное плечо, но это же дало остальным сигнал к тому, что начинается бой.
Или все же бойня? Хаотичное мельтешение рук, ног, клинков и револьверов. Именно стрелков спешили обезвредить первыми - они были слишком опасны, особенно в условиях, когда вампиры не могли быстро регенерировать и каждое ранение приносило слишком сильную боль. Кто-то из братьев упал и уже не подымется никогда - сколько еще таких жертв будет сегодня? Сколько из двадцати смогут вернуться домой? Эти мысли наполняли Йена яростью и заставляли бросаться в бой снова и снова, не обращая внимания на боль и ранения. Кровь заливала глаз, стекая из рассеченной брови - палаш одного из палачей чиркнул его по лицу, оставляя отметину от лба до подбородка. Взмах сабли другого лишил Маклина двух пальцев на правой руке, заставляя его шипеть от боли и вспоминать науку наставника. Левая рука упрямилась - клинок казался ей слишком тяжелым, и кисть отказывалась двигаться достаточно быстро и ловко...
Нет, не бой, и даже не бойня - мясорубка. Беспорядочная свалка, в которой невиданной удачей можно считать то, что тебе под руку не попался кто-то из своих. Так же как и то, что ты, в принципе, умудрился выжить. Йен тяжело дышал, привалившись спиной к стене - он чувствовал себя как обычно, не считая дикой усталости и боли, а значит, действительно мертвы все. В лестничном проеме показалась голова Фрэнка - его лицо и волосы были измазаны кровью, из плеча толчками сочилась кровь.
- Что у вас? - Выдохнул Маклин, убирая клинок в ножны и оглядываясь вокруг. Четверо. Четверо братьев никогда больше не возьмут в руки оружие и не почувствуют вкуса крови. Мало? Или все же чудовищно много?
- Трое. И Ганс в ужасном состоянии - он потерял контроль и вцепился в глотку одной из этих тварей... Это чистейший яд, руден, но, думаю, он выкарабкается.
Йен хмуро кивнул:
- Выносите их всех, не стоит оставлять их в этой дыре. А я поищу Клода.
После недолгих блужданий по залам и коридорам Маклин оказался в помещении, назначение которого не составляло загадки - пыточная. Взгляд Йена недолго задерживался на многообразии инструментов, потому что на одной из стен он увидел нечто, что демонстрировало безграничность фантазии Инквизиторов - огромный деревянный крест в человеческий рост. Крест, на котором висел распятый Клод - еще живой, но в весьма плачевном состоянии. Йен тихо выругался сквозь зубы и поспешил снять парня, перерезав веревки и аккуратно опустив его на пол. Молодой вампир был в сознании, и Маклин, присев рядом с ним на корточки, тряхнул кистью, выпуская "коготь" и прокалывая свое запястье.
- Пей. - Сухо буркнул он, протягивая руку Клоду. - Нам еще тащить мертвых, еще одна ноша нам не нужна. - Йен говорил нарочито грубо, чтобы не выдать своих настоящих чувств. Ему было больно. Больно за тех, кто сложил головы в этой бойне, больно за мальчишку, который оказался втянут во все эти игры против своей воли. Маклин угрюмо вытер кровь, вновь норовящую залить глаз, и отогнал лишние эмоции. - Сначала вытащим тебя отсюда, потом уже примемся за воспитательные меры, парень.

+2

8

Сознание Клода плавало где-то на грани полного забытья и Жажды. Кровь вытекала из располосованных вен, лишая вампира возможности регенерировать и все больше ввергая его во власть Жажды. Кажется, за дверьми все громче раздавался грохот и звон металла, к которому примешивались крики… Усилием воли стряхнув оцепенение, вампир поднял голову. Дверь пыточной распахнулась, и на пороге показался Маклин с залитым кровью лицом. Сняв Клода с креста, тот протянул ему руку с проколотой веной…
- Пей.
Вампира не пришлось долго уговаривать: Жажда взяла свое и, Клод, не колеблясь,
сделал несколько глотков. Клоду стоило немалых сил заставить себя оторваться от запястья Маклина. До полного утоления Жажды было еще далеко, но теперь он хотя бы мог держаться на ногах.
- Теперь мы в расчете? – глухо спросил Клод, и прежде чем Йен успел ответить, направился прочь из пыточной.
Клод на мгновение задержался в дверях. На залитом кровью полу повсюду лежали люди: Инквизиторы, охотники, стражи… - все они сейчас ничем не отличались от истерзанных ими же трупов в комнате смерти. Клод с отстраненным безразличием переводил взгляд от тела к телу, задерживая его чуть дольше, если убитый был ему знаком… Что ж, палачи получили вполне заслуженное возмездие от нелюдей, но уже завтра лорд Чарльз, призывая вершить «дело Господне», спустит с поводка новую свору, и те бросятся потрошить улицы гетто, убивая каждого на своем пути. С каменных плит смоется кровь, убитые служители будут названы мучениками, а пыточные снова заполнятся нелюдями… Все вернется на круги своя. И едва ли эта, по большому счету бессмысленная, бойня что-то сможет изменить.
Клод еще раз окинул взглядом коридор и, переступая через трупы, скрылся в тайном ходе.

===> Старый дом на окраине гетто

+2


Вы здесь » Пандемониум » Улицы Лондона » Подвалы Инквизиции